Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage

Загрузка...





НазваниеScientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage
страница6/35
Дата публикации20.09.2013
Размер4.73 Mb.
ТипДокументы
top-bal.ru > Культура > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35
Глава 1. Две модели модернизации

западных государств. Типологическое, то есть качественное сходство с Австро-Венгрией еще значительнее»13).

В свою очередь Ален Безансон не считал СССР колониальной империей, приводя достаточно убедительную аргументацию, с которой мы во многом согласны: «СССР не есть империя. Чтобы иметь империю, нужно иметь привилегированный народ, главным образом военные методы завоевания и ясно поставленные цели. Всеми этими характеристиками обладали Римская, Испанская, Британская и Французская империи. Русский народ не имеет привилегий. У него есть „преимущества" как у наиболее надежного союзника коммунизма, и партийные лидеры в основном рекрутируются из его рядов – даже в национальных республиках. Но эти преимущества не являются правами» 14).

В обоих случаях рассматривается колониальный вариант империи, и здесь действительно можно привести аргументы в пользу противоположных позиций. С нашей точки зрения, то обстоятельство, что Россия/СССР имеет определенные черты, сближающие ее с колониальными империями, не позволяет ее именно так и классифицировать. Мы вполне солидарны с точкой зрения В. Ф. Галецкого, согласно которой «русский, турецкий, австрийский и венгерский этносы были имперообразующими, но они, как представляется, все же были в первую очередь инструментом, а не целью имперского строительства, (курсив наш. – С. Г.) Особенно это касается русского и турецкого этносов» 15).

Представляется, что проблема определения природы России как имперской (или неимперской) заключается в следующем. Империи колониальные значительно отличаются от империй идеократических. Понятие идеократической им-

13) Федотов Г. П. Судьба империй // Судьба и грехи России: Избранные статьи по философии русской истории и культуры: В 2 т. Т. 2. СПб.: София, 1991. C.316.

14) Цит. по: Поляков Л. В. Путь России в современность: Модернизация как деархаизация. M.: ИФРАН, 1998. С. 133.

15) Население и глобализация / H. M. Римашевская, В. Ф. Галецкий, A.A. Овсянников и др. M.: Наука, 2002. С.50-51.

II. Имперская и либеральная модели модернизации 45

nepuu имеет более глубокое содержательное наполнение, поскольку целью ее существования является метафизическая сверхзадача, заключающаяся в осуществлении на земле божественного проекта. «Цели и ценности средневековой империи носят иррациональный характер. Они трансцендентны человеку» 16). В этой сверхзадаче коренятся и истоки стремления к достижению мирового господства во имя торжества трансцендентного Должного.

Именно установление всемирного, безграничного торжества Должного является доминирующей целью теократической империи, а практические, рациональные цели носят скорее дополнительный и вспомогательный характер. Идеократическая империя по своему определению всемирна17), поэтому локализующие империю географические границы временны и неустойчивы. Так, американский историк А. Рибер полагает, что «имперские государства основаны на завоеваниях, их границы не являются естественными и культурными, а представляют собой военные „фронтиры"» 18).

Доктрина всемирного господства Должного, приходящая в мир через институт имперской Власти, как правило, артикулируется достаточно ясно всегда, но идеологическая оболочка

16) Яковенко И. Г. От империи к национальному государству (Попытка концептуализации процесса) // Полис. 1996. №6. С. 120.

17) «Империя – земное отражение небесной духовной субстанции, а поскольку Святая Русь безгранична, то и Российская империя не может иметь конечных границ. Установить религиозной империи вечные границы – значит усомниться в божественном, вселенском характере породившей ее Истины. Средневековый человек переживает империю как отражение Бога в земной топологии. И православие (коммунизм), и православная (коммунистическая) империя могут быть не вселенскими, не всемирными лишь временно, пока Создатель или История не закончили срок испытания людей. Но настанет день, и Учение, а значит и Империя, охватят собой весь мир. На этом стоит традиционное религиозное сознание». См.: Яковенко И. Г. От империи к национальному государству (Попытка концептуализации процесса) // Полис. 1996. №6. С. 119.

18) Цит. по: Большакова О. В. Российская империя: Система управления (Современная зарубежная историография): Аналитический обзор / РАН ИНИОН. Центр социал. науч.-информ. исслед. Отд. отеч. и зарубеж. истории; отв. ред. Шевырин В. M. M., 2003. С. 35.

46

Глава 1. Две модели модернизации

в зависимости от эпохи меняется, воплощаясь в различных конструкциях. В Древнем мире и античности мы видим лишь исторические «черновики» идеократической империи, пика своего развития она достигла уже после завершения периода античности. Именно тогда средневековые христианство и ислам дали референтные (высшие) образцы имперской государственности и имперской идеологии. С нашей точки зрения, применительно к России можно говорить как об империи идеократической, империи великой мессианской идеи и в меньшей мере как об империи колониальной.

И. Г. Яковенко полагает, что российское государство «...имеет выражено имперский характер. Московское царство (восстановившееся после распада государства в Смуту) было традиционной империей. Россия 1721-1917 годов являла собой эталон империи. В последнее десятилетие тезис об имперском характере Советского Союза стал общим местом»19). Точку зрения о имперском характере России/СССР разделяет и ряд западных историков. В качестве иллюстрации этой достаточно распространенной позиции можно привести высказывание американского историка Д. Роули, полагающего, что «и деспотизм, и империя продолжили свое существование в несколько иных формах (до 1991 года включительно. – С.Г.)»20).

Зададимся в этой связи вполне закономерным вопросом: какие же факторы способствуют имперскому строительству и, главное, устойчивому воспроизводству империи? Это целый комплекс факторов, играющих как основную, так и вспомогательную в отношении этого процесса роль. Не следует полагать, что серия успешных завоевательных войн, а так-

19) Яковенко И. Г. Российское государство: Дополнительность социального и культурного анализа // Россия: Трансформирующееся общество / Под ред. В.А.Ядова. M.: Канон-пресс-Ц, 2001. С. 171.

20) Цит. по: Большакова О. В. Российская империя: Система управления (Современная зарубежная историография): Аналитический обзор / РАН ИНИОН. Центр социал. науч.-информ. исслед. Отд. отеч. и зарубеж. истории; отв. ред. Шевырин В. M. M., 2003. C.31.

II. Имперская и либеральная модели модернизации 47

же использование имперских титулов и риторики21) являются достаточными условиями для создания и сколь-либо длительного существования империи. Декларация империи на уровне риторики, с одной стороны, и массовое распространение, укоренение имперского сознания, с другой – явления различные, далеко не всегда сопутствующие друг другу.

Именно наличие устойчивого и постоянно воспроизводимого имперского сознания делает возможным как успешное строительство империи, так и ее перманентное возрождение. Мы не приуменьшаем в этом смысле значение геополитических факторов, без удачного совпадения которых мечты о создании или возрождении империи так и остаются мечтами, удачное сочетание геополитических факторов столь же необходимая часть этого условного двучлена имперского строительства.

Из истории известно, что в средневековой Европе не удалось выстроить сколь-либо полноценные теократические империи, хотя попытки имперского строительства предпринимались на протяжении всего этого периода. Европейская история пестрит калейдоскопической сменой имперских наименований, так, например, французские крестоносцы захватили власть в Восточной Римской империи (Византии), получившей у историков конца XVIII века название «Латинская империя». Известный французский историк Ф. Бродель описывает первую и вторую Генуэзскую империи, состоявших из собственно Генуи и ее торговых факторий 22). Существовали Датская империя23) империя Каролингов, и наконец,
21) Так, например, принявший титул императора Фридрих Барбаросса называл выбравших его князей «соучастниками славы императора и империи». См.: Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада: Пер. с фр. / Общ. ред. Ю. Л. Бессмертного; Послесл. А. Я. Гуревича. M.: Прогресс, Прогресс-Академия, 1992. С. 250.

22) Броделъ Ф. Средиземное море и средиземноморский мир в эпоху Филиппа II: В 3 ч. Ч. 1: Роль среды / Пер. с фр. M.A. Юсима. M.: Языки славянской культуры, 2002. С. 446-448.

23) См., напр.: Кеншсбергер Г.Г. Средневековая Европа, 400-1500 годы / Пер. с англ. А. А. Столярова, Предисл. Д. Э. Харитоновича. M.: Весь Мир, 2001. С. 113.

48

Глава 1. Две модели модернизации

наиболее известная, Священная Римская империя. Европа на протяжении всего Средневековья стремилась к возрождению Римской империи; один из идеологов создания единой Европы, французский политик Р. Шуман, заметил, что «начиная от Каролингов и кончая Карлом V идея создать Германскую империю по образцу Римской империи придавала их непомерным усилиям что-то мистическое»24).

Однако ни у Каролингов, ни у Оттонов имперское строительство не увенчалось воссозданием ее более или менее правдоподобного, аутентичного и, главное, устойчивого образца. Так, даже наиболее известная средневековая империя на западе Европы – Священная Римская империя германской нации являла собой территориальное образование с неустойчивыми границами, а император не имел своего постоянного домена25). В результате этих героических усилий, предпринимаемых в течение всего европейского Средневековья, развернутого теократического проекта в Европе осуществить не удалось.

Это обстоятельство не исключает рецидивов имперских тенденций уже в Европе Нового и Новейшего времени, проявившихся, в том числе, в попытках практического осуществления имперского проекта. В Европе XIX века можно вспомнить имперское строительство Наполеона Бонапарта, в Европе XX века – предполагавшийся тысячелетним гитлеровский Третий рейх. Сами попытки практического имперского строительства оказались достаточно скоротечными, а созданные образования имперского типа – неустойчивыми. Мы полагаем, что имперское строительство в Европе является скорее побочной линией, неким историческим аппендиксом. Мы вполне солидарны с положением, согласно которому генеральной линией, доминантой исторического развития в европейской истории выступал процесс формирования

24) Шуман Р. За Европу / Пер. с фр. В. Божовича. M.: Московская школа политических исследований, 2002. С. 39.

25) См., напр.: Егер О. Средние века: Всемирная история в четырех томах. Т.III. M.: ACT, 2000. С.79-120.

II. Имперская и либеральная модели модернизации 49

национальных государств26), в то время как все ответвления от этой линии показали свою историческую неэффективность: «Европа – это единственный культурный мир, который развивался не имперским путем. To, что мы называем Азией, – зона имперского развития... »27).

Имперское строительство в Европе носило лишь компенсаторный, дополнительный характер, имперский принцип государственного устройства оказался не в состоянии эффективно конкурировать с линией, направленной на создание национальных государств. Но эта конкуренция в целом оказалась полезна, поскольку сама идея национального государства, вырастающая из средневековых национальных монархий, смогла получить свое практическое воплощение в исторической полемике с универсалистко-имперским теократическим проектом.

Вследствие общей направленности европейского исторического процесса к формированию национального государства имперское сознание в европейских странах не смогло укорениться «всерьез и надолго», что не позволило проводить в рамках Европы эффективную политику имперского строительства. Даже в Испании при Габсбургах, более других приблизившихся к осуществлению имперского проекта, имперское сознание не стало преобладающим в общественном сознании: уже Филиппа II гранды называли не императором, а королем.

Австрийские Габсбурги стремились к укоренению на своей территории имперской традиции и культивации духа империи, и Австро-Венгерская империя просуществовала в течение нескольких столетий. Ее устойчивости и воспроизводимости во времени в немалой степени способствовала

26) См., напр.: Xpox M. От национальных движений к полностью сформировавшейся нации: процесс строительства наций в Европе // Нации и национализм / Б. Андерсон, О. Бауэр, M. Xpox и др; Пер. с нем. M. С. Панина. M.: Праксис, 2002. С. 121-145.

27) Померанц Г. Великие нации живут мировыми задачами // Западники и националисты: возможен ли диалог?: Материалы дискуссии. M.: ОГИ, 2003. С. 127.

5 Зак. 200

50 Глава 1. Две модели модернизации

и необходимость военного сдерживания Оттоманской империи, поскольку отдельные народы, населяющие Австро-Венгрию, по одиночке это сделать были не в состоянии. Но после ослабления и последующего угасания Оттоманской империи последовал относительно безболезненный распад Австро-Венгерии империи, и австрийский народ не сохранил сколь-либо значимых имперских комплексов. Имперский рецидив в австрийской истории все-таки имел место, когда во время включения Австрии в 1938 году в состав гитлеровского Третьего рейха был незначительный всплеск имперских настроений, не оказавший в силу своей временной ограниченности серьезных последствий для национального сознания.

Колониальные империи были еще менее способны к формированию исторически устойчивых имперских комплексов. Так, в Англии, наследнице огромной колониальной империи, ностальгия по колониально-имперскому величию сохраняется не столько в массовом, сколько в субкультурном сознании аристократических слоев. Еще в меньшей степени имперское наследие воздействует на современных голландцев, бельгийцев, португальцев, построивших, как, впрочем, и англичане, национальное государство и гражданское общество: «Нация... отличается от Империи тем, что Империя объединяет людей через „службу себе" (через „государево дело"), а Нация – через взаимозависимость „каждого с каждым", через взаимосвязь всех автономных, „приватных дел"»28).

Таким образом, внутренние тенденции западноевропейской истории в значительной мере определялись взаимодействием доминантной линии формирования национальных государств, дополняемых компонентой имперских тенденций. Внешнее воздействие на западноевропейское развитие оказывало длительное противостояние с «настоящей», т. е.

28) Кара-Мурза A.A. Между «Империей» и «Смутой» // Между «Империей» и «Смутой»: Избранная социально-философская публицистика. M.: ИФРАН, 1996.C.88.

II. Имперская и либеральная модели модернизации 51

теократической империей. Сначала это была Восточная Римская империя (Византия), затем Арабский Халифат, в последующем Оттоманская империя и последовательно Московия (начиная с завоевания Иваном Грозным Казанского и Астраханского ханств), Российская империя, СССР. Обращаясь к вопросу об истоках и смысле русского коммунизма, H. А. Бердяев вполне справедливо отмечал, что «большевизм есть третье явление русской великодержавности, русского империализма, – первым явлением было московское царство, вторым явлением петровская империя»29).

В теократических империях имперские тенденции носят доминантный характер, а процессы формирования национального государства не завершаются, не доходят до зрелых форм национального строительства. Все остальные слагаемые культурно-цивилизационной системы выстраиваются противоположным образом, то есть все то, что в Европе является доминантным и системообразующим, в империях периферийно и маргинально и, соответственно, наоборот.

В ходе исторического процесса на протяжении веков базовые характеристики крупных культурно-цивилизационных общностей формируются по принципу самоопределения по отношению к своей противоположности. В качестве примера подобного подхода можно привести точку зрения Б. С. Ерасова: «Ислам и индуизм, существовавшие на протяжении веков бок о бок нередко в рамках одного общества, совершенствовали свою символику и вероучение в постоянном взаимодействии и отталкивании друг от друга»30).

Европа не стала бы Европой, не будь по соседству теократической империи и не вызывай она постоянного страха у европейцев, возникающего по разным поводам, но всегда как страх части против целого, малого против большего31)! Poc-
29) Бердяев H. А. Истоки и смысл русского коммунизма. Репринтное воспроизведение издания YMCA-PRESS, 1955 г. M.: Наука, 1990. C.99.

30) Ерасов Б. С. Цивилизации: Универсалии и самобытность / Б. С. Ерасов; Отв. ред. H. H. Зарубина. M.: Наука, 2002. С. 132.

31) В качестве характерного примера возможно привести слова Г. Гейне, выразившего витавший в европейском воздухе страх в отношении «стрем-

5)

52

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

Похожие:

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage icon«European Applied Sciences»
Журнал издается на русском, английском и немецком языках. Пример выходных данных статьи – Ivan, Nikolaev. Economic Development of...

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconМетодическое пособие по проведению деловых игр «case study»
Дмитриев М. Н. Кошечкин С. А. Методическое пособие по проведению деловых игр «case study»

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconLemony snicket the austere academy

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconPreface of scientific editor 38 Часть 1 вопросы теории
Воспроизводственный механизм экологически обусловленной трансформации экономики 196

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconLethal Heritage" Перевод: А. Жеребцов. Издательство "
Чарльзу Джеймсу, благодаря которому я познал неведомые дали великой и необъятной Вселенной и изведал счастье творчества наивысшую...

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconФредрик Джеймисон Постмодернизм или логика культуры позднего капитализма
Из книги Postmodernism or The Cultural Logic of Late Capitalism. Durham, Duke University Press pp. 1-54

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconНазвание ооп впо
Деловые игры, метод «Case-study», методики групповой работы (мозговой штурм, проектно-организационные технологии обучения работы...

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconРейтинг налоговой нагрузки стран мира
Затем я рассмотрел динамику еще одного макроэкономического показателя – рейтинга экономической свободы, формируемого Американским...

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconThe concept of the military criminal policy of the Russian Federation
Ермолович Я. Н., преподаватель кафедры уголовного права Военного университета, кандидат юридических наук

Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage iconУрок английского языка в 7-м классе по теме "Is Russian an International Language?"
Развивающий аспект: развитие способностей учащихся к осуществлению продуктивных речевых действий, к осознанному чтению



Школьные материалы
Загрузка...


При копировании материала укажите ссылку © 2017
контакты
Загрузка...
top-bal.ru

Поиск