The concept of the military criminal policy of the Russian Federation

Загрузка...





Скачать 297.49 Kb.
НазваниеThe concept of the military criminal policy of the Russian Federation
страница1/2
Дата публикации11.02.2015
Размер297.49 Kb.
ТипДокументы
top-bal.ru > Военное дело > Документы
  1   2




Понятие военно-уголовной политики Российской Федерации
Ермолович Я. Н., преподаватель кафедры уголовного права Военного университета, кандидат юридических наук, constnt@rambler.ru

The concept of the military criminal policy of the Russian Federation

Mr Ermolovich, lecturer of criminal law department of Military University, Master of Jurisprudence, constnt@rambler.ru
Аннотация: В статье исследуется генезис понятия «военно-уголовная политика», особенности его трансформации применительно к военнослужащим, соотношение с понятием «военная безопасность»

Abstract: This article explores the genesis of the concept of "military-criminal policy, features of its transformation in relation to service members, the relation with the concept of" military security»
Ключевые слова: военно-уголовная, политика, понятие, наука, военная безопасность

Keywords: military criminal policy, the concept “science”, military security
Уголовная политика как научная категория используется уже более 200 лет, а в России первые работы по уголовной политике появились в конце XIX в.1, однако до сих пор не существует единого взгляда на определение уголовной политики. В современной научной литературе существует даже классификация взглядов на определение уголовной политики. В частности выделяются следующие взгляды на понятие уголовной политики: 1) совокупность мер уголовно-правового воздействия на преступность; 2) осуществление мероприятий по социальной профилактики преступности, воздействующих на ее детерминанты и применение уголовно-правовых мер; 3) широкий спектр мер как уголовно-правовых, так и социальных2.

Не вдаваясь в подробный анализ существующих взглядов на понятие уголовной политики, поскольку эти вопросы уже получили широкое освещение в научной литературе3, следует отметить, что автор придерживается следующего определения уголовной политики, которое предлагает в своей монографии Лопашенко Н. А.

Т. е. уголовная политика — это часть внутренней политики государства, основополагающая составляющая государственной политики противодействия преступности, направление деятельности государства в сфере охраны наиболее важных для личности, общества и государства благ, законных интересов и общественных отношений от преступных посягательств, заключающееся в выработке принципов определения круга преступных деяний и законодательных признаков последних и формулировании идей и принципиальных положений, форм и методов уголовно-правового воздействия на преступность в целях ее снижения и уменьшения ее негативного влияния на социальные процессы4.

В настоящей статье речь пойдет о составной части уголовной политики — военно-уголовной политике, т. е. деятельности по противодействию преступности в Вооруженных Силах РФ, других войсках, воинских формированиях и органах, в которых предусмотрена военная служба.

Понятие военно-уголовной политики до настоящего времени в научный оборот не вводилось и в научных трудах не использовалось, также отсутствуют комплексные монографические работы, посвященные этой проблеме. Однако в ряде исследований рассматривались отдельные аспекты проблемы военно-уголовной политики в основном в рамках военной криминологии. Так, в 1972 г. Масловым В. П. была защищена докторская диссертация на тему «Проблемы борьбы с воинскими преступлениями в Вооруженных Силах СССР»5. В диссертации исследовались вопросы состояния преступности в войсках, ее причины и меры борьбы с ней, динамика и структура, тенденции преступности в войсках, общие и специальные меры предупреждения воинских преступлений и т. д.

В 1978 г. Луневым В. В. защищена докторская диссертация на тему: «Криминологические проблемы предупреждения преступного поведения военнослужащих»6. В 1991 г. была защищена кандидатская диссертация на тему: «Теоретические основы криминализации воинских общественно опасных деяний»7. В работе были рассмотрены вопросы криминализации воинских общественно опасных деяний, принципы и основания криминализации воинских общественно опасных деяний, разграничение воинских и общеуголовных деяний в процессе криминализации и т. д.

В 1997 г. Иншаковым С. М. была защищена докторская диссертация на тему: «Системное воздействие на преступность в Вооруженных Силах России»8. В работе рассматривалась криминологическая характеристика преступности в войсках, причины преступности в Вооруженных Силах; теоретические основы системного воздействия на преступность, виды систем воздействия на преступность в войсках и т. д.

В 2000 г. вышла работа Мацкевича И. М. на тему: «Преступность военнослужащих (криминологические и социально-правовые проблемы)»9. В работе рассматривались криминологическая и социально-правовая характеристика преступности военнослужащих, динамика, структура преступности военнослужащих, обстоятельства, способствующие преступности военнослужащих, предупреждение преступности военнослужащих и т. д.

Следует отметить, что в работах советского периода все авторы исходили из тезиса о том, что преступность является временным, исторически переходящим и классовым явлением, преступность можно искоренить, следовательно, с преступностью следует бороться вплоть до ее полного искоренения10. Этот постулат обусловил направление многих исследований в области военной криминологии. В советское время ряд работ был посвящен борьбе с различными видами преступлений, совершаемых в Вооруженных Силах. Другим актуальным направлением исследований считалось исследование причин и мер предупреждения отдельных видов преступлений, совершаемых военнослужащими. Среди причин, с учетом того, что предполагалось полное искоренение преступности, главное место отводилось пережиткам прошлого в сознании граждан (зависть, карьеризм, угодничество, барство, подхалимство, стремление нечестным путем достигнуть высокого служебного положения, боязнь потерять «хорошее место» и т. д.)11.

На современном этапе развития военной криминологии как научного направления большинство ученых отказалось от рассмотрения понятия преступности как исторически переходящего классового явления, преступность признается системой (совокупностью) преступлений, совершенных за определенный период времени в стране (или в Вооруженных Силах). Преступность определяется многими разноплановыми факторами, следовательно, искоренить ее полностью, скорее всего, не представляется возможным, но на преступность можно воздействовать. Одним из ведущих российских ученых в области военной криминологии Иншаковым С. М. была разработана теория системного воздействия на преступность в Вооруженных Силах.

Система воздействия на преступность — феномен, целостность и единство которого основаны на взаимодействии ряда элементов. К важнейшим из них относятся объект, субъект, цели и меры воздействия. Целостная совокупность субъектов и мер (либо одного субъекта, оперирующего системой мер) образует систему, воздействующую на преступность12. Также автор выделяет по результатам воздействия оптимальную, удовлетворительную и неудовлетворительную организации системы воздействия на преступность в Вооруженных Силах. Соответственно тип системы воздействия определяет результат в виде либо в разрушения криминального феномена, либо снижение преступности в Вооруженных Силах до приемлемого состояния, либо не способность обеспечить в войсках правопорядок.

Перечисленными выше научными трудами не исчерпываются все работы в области военной криминологии, ни в коем случае не умаляя научную ценность других научных трудов в области военной криминологии и военно-уголовного права, автором были указаны лишь наиболее значимые труды, отвечающие задачам настоящего исследования. Автор насчитал не менее 30 диссертаций по проблемам военной криминологии, кроме того проблемы противодействия преступности рассматривались в ряде работ по военно-уголовному праву13.

Исходя из анализа содержания и результатов научных работ в области военной криминологии и военно-уголовного права, можно сделать вывод о том, что большинством авторов как в советский период, так и на современном этапе предлагался ряд мер воздействия на преступность (борьбы с преступностью), носящий в основном организационный, либо социальный характер (например, изменение государственной политики распределения национальных богатств страны, оптимизация демографической политики государства, развитие идеологии патриотизма, возрождение и укрепление отечественной социальной системы воспитания и обучения подрастающего поколения, социальная защита военнослужащих, адекватное стимулирование служебной добросовестности и инициативы военнослужащих, улучшение подготовки командных кадров и др.). Таким образом, можно сделать вывод, что доктриной военной криминологии является разработка системы воздействия на преступность в Вооруженных Силах, других войсках, воинских формированиях и органах на основе организационных, социальных и экономических мер.

Представляется, что предмет и содержание военно-уголовной политики является более широким. Под политикой в самом общем смысле понимается сфера деятельности, связанная с отношениями между социальными группами, сутью которой является определение форм, задач, содержания деятельности государства14. В современной научной литературе выделяется узкое, среднее и широкое толкования уголовной политики. В широком смысле под уголовной политикой понимают: 1) государственную политику борьбы с преступностью; 2) особый вид социальной деятельности, направленный на активное противодействие преступности; 3) научную теорию и синтез политических, социологических и правовых знаний15. В среднем смысле под уголовной политикой понимается система, состоящая из различных отраслей, как то уголовно-правовая политика, уголовно-процессуальная политика, уголовно-исполнительная политика, криминологическая политика и другие виды подсистем16. И в узком смысле под уголовной политикой понимается только часть политики государства в области противодействия преступности, которая осуществляется средствами и методами уголовного права17

Некоторые авторы разделяют понятия «уголовная политика» и «государственная политика противодействия преступности»18. Последняя категория определяется как более широкая по объему, поскольку туда входят помимо правовых мер, еще и социальные и экономические и иные меры противодействия преступности. Такое разграничение представляется необоснованным, по содержанию эти категории частично пересекаются, а у некоторых авторов и полностью совпадают, с лексической стороны различие двух категорий не очевидно. Учитывая, что в настоящее время нет единых взглядов на понятие и содержание уголовной политики, использование указанных категорий остается на усмотрение конкретного автора.

Говоря о военно-уголовной политике, с учетом вышеизложенного, следует прийти к выводу о том, что военно-уголовная политика является обособленной составной частью уголовной политики. Эта обособленность выражается в наличии своего отдельного предмета — военной безопасности государства, а также специфической сферы деятельности — Вооруженные Силы, другие войска, воинские формирования и органы Российской Федерации, в которых предусмотрена военная служба (далее для краткости — Вооруженные Силы).

Под военной безопасностью государства понимается состояние боевой готовности военной организации государства (Вооруженных Сил), гарантирующее вооруженную защиту конституционному строю, независимости, суверенитету и территориальной целостности Российской Федерации от внешних и внутренних военных угроз19.

Военная безопасность государства может выступать в качестве объекта преступления против военной службы наряду с установленным порядком прохождения военной службы. Выступая в качестве объекта преступного посягательства, военная безопасность государства институционализированна в отдельном разделе и главе Уголовного кодекса Российской Федерации — преступления против военной службы. Кроме того на военную безопасность посягают также и другие преступления, не входящие в главу 33 Уголовного кодекса Российской Федерации, а также иные общественно опасные деяния, которые не были криминализованы, но необходимость такой криминализации существует. Достаточность уголовно-правовых средств охраны военной безопасности государства, предусмотренных статьями не входящими в гл. 33 Уголовного кодекса Российской Федерации, является научной проблемой и требует детальных исследований. Охрана военной безопасности государства уголовно-правовыми и иными средствами от преступных посягательств составляет суть военно-уголовной политики.

Следует также отметить наличие отдельного правового регулирования всей сферы отношений, связанных с военной безопасностью государства, т. е. наличие специфической отрасти права — военного права, предметом регулирования которого являются военно-правовые отношения, возникающие в процессе военной деятельности государства. Невозможно рассматривать проблемы уголовной ответственности за преступления против военной службы в отрыве от военного права, поскольку большинство составов преступлений против военной службы носят бланкетный характер и устанавливают уголовную ответственность за нарушение специальных правил, порядка прохождения военной службы. Массив нормативных правовых актов, регулирующих порядок прохождения военной службы, применение Вооруженных Сил, статус военнослужащих и обусловленную этим уголовную ответственность военнослужащих также говорит об обособленности и специфике военно-уголовной политики. При этом военно-уголовная политика неразрывно связана и является составным элементом уголовной политики государства, поскольку на территории Российской Федерации действует единый Уголовный кодекс Российской Федерации, который применяется в отношении всех военнослужащих, а также единая судебная система и единое законодательство, действующее в Вооруженных Силах.

Институциональная и организационная обособленность сферы военно-уголовной политики выражена в наличии и существовании так называемой военной организации государства, в состав которой входят Вооруженные Силы, другие войска, воинские формирования и органы, в которых предусмотрена военная служба (всего в настоящее время насчитывается 9 федеральных органов государственной власти, в которых предусмотрена военная служба, из них один орган — специальные воинские формирования, могут создаваться только в военное время).

В соответствии с законодательством Советского Союза в состав Вооруженных Сил СССР, помимо Советской Армии и Военно-Морского Флота, входили пограничные и внутренние войска20. Соответственно в смысле уголовного права существовали военнослужащие, которые проходили военную службу в Вооруженных Силах СССР и лица, приравненные к военнослужащим, т. е. проходящие службу, похожую на военную, например, в органах государственной безопасности. Особо подчеркивалось, что эти лица приравниваются к военнослужащим, только в смысле уголовной ответственности21. Смысл такой градации заключался в том, что по своей сути преступления против военной службы посягают на военную безопасность государства, формализованную, в соответствии с тогдашними представлениями, в порядке прохождения военной службы, а военная служба предусмотрена только в Вооруженных Силах, поэтому служащие других органов государственной власти, хотя их служба и похожа на военную, не могут признаваться военнослужащими, а значит своим преступным поведением, совершая воинское преступление, не могу причинить вред военной безопасности государства. В настоящее время военная служба предусмотрена в различных органах государственной власти, причем к обеспечению военной безопасности государства имеют непосредственное отношение только Вооруженные Силы, которые не включают в свой состав внутренние и пограничные войска. При этом остальные органы государственной власти, в которых предусмотрена военная служба или имеют лишь опосредованное отношение к военной безопасности государства, или же являются вообще правоохранительными органами, например Федеральная служба охраны. Могут ли посягательства таких военнослужащих на установленный для них порядок прохождения военной службы, учитывая цели и задачи этих органов, причинять вред военной безопасности государства? Установленный ст. 331 Уголовного кодекса Российской Федерации объект преступления против военной службы — порядок прохождения военной службы, таким образом противоречит принятым в теории военно-уголовного права взглядам о том, что объектом преступления против военной службы является военная безопасность государства и требует дальнейших научных исследований.

Исходя из определения понятия «политика», можно сделать вывод о том, что военно-уголовная политика представляет собой деятельность органов государственной власти по воздействию на преступность в Вооруженных Силах.

В тоже время Н. И. Загородников давал более широкое определение уголовной политики, отмечая, что «уголовная политика — это отношения между классами, нациями, социальными группами, обществом и личностью, имеющие своим содержанием участие граждан в деятельности государства в сфере борьбы с преступностью; это определение содержания, форм и задач деятельности государства и его органов, а также общественных организаций, направленной на защиту завоеваний трудящихся, интересов государства, личности и ее прав, созданного народом правопорядка от преступных посягательств»22. Нам представляется, что такое определение не совсем точно отражает суть, содержание и назначение политики, поскольку исходя из общепринятого определения политики это именно деятельность, а не отношения. Под деятельностью понимается целесообразное изменение окружающего мира в интересах людей, включающее в себя цель, средства, результат и сам процесс23. А под отношениями в социальном смысле понимаются только связи между различными социальными группами, возникающие в процессе различных видов деятельности24. Далее указывается на определение содержания, форм и задач деятельности государства и его органов. Это по нашему мнению скорее относится к содержанию уголовной политики, чем к толкованию самого понятия. Также Н. И. Загородников указывал на то, что уголовную политику могут осуществлять общественные организации. В настоящее время эта часть определения, в связи с изменившейся общественно-политической обстановкой в стране утратила свою актуальность. Уголовная политика является исключительным приоритетом государства, а тем более военно-уголовная политика осуществляется исключительно органами государственной власти. Лопашенко Н. А. указывает, что уголовная политика — это направление деятельности государства25, что в принципе не противоречит предлагаемому нами определению. Ревин В. П. понимает под уголовной политикой особый вид социальной деятельности26, что также не противоречит предлагаемому определению.

Беляев Н. А. отмечает, что уголовная политика определяет направление деятельности соответствующих органов и организаций в трех сферах применения наказания. Это деятельность по: 1) быстрому и полному раскрытию преступлений, изобличению виновных и обеспечению правильного применения закона; 2) правильной квалификации совершенного преступления и назначению справедливого и целесообразного наказания; 3) исполнению назначенного судом наказания и закреплению положительных результатов воздействия наказания27. Однако в данном определении указана только правоприменительная сторона уголовной политики и не дается оценка правотворческой стороне уголовной политики, представляется необходимым дополнить это определение.

Как уже было указано выше, к содержанию деятельности относятся ее цели. К целям уголовной политики большинство авторов относят: 1) охрану прав и свобод человека и гражданина, общества и государства от преступных посягательств28; 2) противодействие преступности (борьба с преступностью), и как результат снижение или стабилизация преступности (удержание ее на социально приемлемом уровне)29.

Применительно к военно-уголовной политике следует отметить, что ее основной целью является обеспечение военной безопасности, т. е. такое состояние Вооруженных Сил, которое гарантирует вооруженную защиту конституционному строю, независимости, суверенитету и территориальной целостности Российской Федерации от внешних и внутренних военных угроз. Состояние безопасности поддерживается также и путем установления и поддержания определенного порядка прохождения военной службы (воинского правопорядка). Угрозой военной безопасности является, в том числе и преступность военнослужащих, совершающих как преступления против военной службы, так и иные преступления. Следует также отметить, что вред военной безопасности может причиняться и преступными посягательствами, совершаемыми внешними субъектами, т. е. не являющимися военнослужащими (шпионаж, диверсия, уклонение от призыва на военную службу, нападение на военнослужащих Российской Федерации, или на Вооруженные Силы целом или на их часть), однако проблема посягательств на военную безопасность Российской Федерации внешними субъектами преступлений является в настоящее время достаточно мало разработанной.

Обеспечение военной безопасности осуществляется в интересах всех и каждого гражданина, российского общества в целом как историко-культурной общности, в интересах сохранения национальной идентичности российского народа. При этом охрана прав и свобод граждан является вторичной целью для военно-уголовной политики, дополнительным объектом охраны, но никак не менее важным. Это подтверждается существованием самой теории объекта преступного посягательства и классификацией преступлений в зависимости от объекта преступного посягательства. В противном случае, например, применение насилия в отношении начальника необходимо было бы квалифицировать по статьям Уголовного кодекса о преступлениях против жизни и здоровья. По сути, военная безопасность является формой выражения государственного интереса, заключающегося в самосохранении государства, как независимой социальной, экономической и политической системы и общества, как определенной культурной общности.

Отсюда напрашивается вывод о том, что раз обеспечение безопасности государства и общества важнее, чем интересы отдельного гражданина и осуществляются в интересах всех граждан, то можно пожертвовать жизнями отдельных граждан в целях сохранения других граждан и выживания всего общества и государства. При отражении нападения на Российскую Федерацию, в ходе войны (боевых действий) предполагается возможность определенных санитарных потерь. Когда командир отдает боевой приказ, он осознает, что выполнение этого приказа подчиненными может привести их гибели или причинению вреда здоровью. При этом законодательством устанавливается законность такого приказа и обязанность его выполнить под страхом, в том числе и уголовного наказания. Таким же образом и применение оружия по противнику может привести к его гибели или причинению вреда здоровью. Однако такие действия с точки зрения уголовного закона не являются преступными, они вменяются в обязанность военнослужащих и признаются социально полезными. Фактически право военнослужащих на жизнь ограничено в целях обеспечения безопасности общества и государства, они обязаны рисковать жизнью ради достижения общеполезной цели.

Все вышесказанное относится к тому, что если буквально следовать тезису о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, то военная служба вообще является нарушением прав человека (права на жизнь, например), а в случае нападения на Российскую Федерацию Вооруженные Силы необходимо распустить, дабы не ставить под угрозу жизнь и здоровье граждан Российской Федерации и военнослужащих противника. Такая постановка вопроса является абсурдом, не соответствует объективной действительности и историческому опыту, реализация такого тезиса представляет собой угрозу Российской Федерации и каждому ее гражданину, учитывая, что государство и его граждане неразрывно связанны между собой.

Военная безопасность может также обеспечиваться путем снижения количества преступлений, совершаемых военнослужащими, а также предупреждения совершения этих преступлений, т. е. путем воздействия на преступность различными методами. Автор исходит из положения о том, что преступность в принципе искоренить нельзя, например, неосторожные и бытовые преступления будут существовать всегда при любых мерах воздействия. Но можно минимизировать количество совершенных преступлений, стабилизировать их на определенном уровне, не угрожающем состоянию боеготовности Вооруженных Сил и военной безопасности Российской Федерации. Целью военно-уголовной политики, таким образом, является воздействие на преступность в Вооруженных Силах так, чтобы она оставалась на уровне не угрожающем военной безопасности Российской Федерации.

По субъекту деятельности к субъектам военно-уголовной политики относятся органы государственной власти: законодательные — Федеральное Собрание, исполнительные — Министерство обороны и другие федеральные органы государственной власти, в которых предусмотрена военная служба, правоохранительные — органы военной прокуратуры, военные следственные органы, судебные — военные суды, и научные — научные учреждения, занимающиеся разработкой проблематики, связанной с военно-уголовной политикой. Все указанные органы учувствуют либо в правотворческой деятельности, направленной на реализацию военно-уголовной политики, либо в правоприменительной деятельности, направленной на реализацию уголовной ответственности, а также в создании научных знаний и научно обоснованных предложений по совершенствованию военно-уголовной политики.

По своему содержанию средства военно-уголовной политики делятся на: правотворческие, правоприменительные, организационные, социальные, экономические, статистические и научные. Некоторые авторы выделяют подсистемы или виды уголовной политики как то уголовно-правовая политика, уголовно-процессуальная политика, уголовно-исполнительная политика, криминологическая политика и т. д. Нам представляется, что такая классификация не целесообразна, поскольку она основывается на факте существования трех самостоятельных отраслей права: уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного. По своему характеру средства могут быть либо правотворческими, т. е. направленными на создание новых правовых норм, либо правоприменительными, т. е. направленными на применение норм права, либо на оценку эффективности этих норм, и совершенно неважно в какой отрасли права они применяются, тем более что все три отрасли подчинены единой цели.

По стадиям уголовной ответственности средства военно-уголовной политики делятся на средства, применяемые на стадии установления, возложения и реализации уголовной ответственности.

На стадии установления и возложения уголовной ответственности осуществляется криминализация и декриминализация воинских общественно опасных деяний, пенализация и депенализация преступлений против военной службы, регулирование действия военно-уголовных законов во времени, пространстве и по кругу лиц, регулирование правового положения и деятельности органов военного управления, военных судов, военно-следственных органов, а также правового статуса военнослужащих.

На стадии реализации уголовной ответственности осуществляется квалификация преступлений, привлечение к уголовной ответственности, осуждение и назначение наказания или иных мер уголовно-правового характера, исполнение наказаний.

Организационные, социальные и экономические средства военно-уголовной политики направлены на предупреждение преступлений и снижение количества преступлений. Некоторые авторы называют это криминологической политикой.

Статистические средства заключаются в контроле деятельности органов государственной власти и оценке эффективности военно-уголовной политики.

Научные средства заключаются в разработки с помощью научной методологии принципиальных идей, положений, принципов, форм, средств и методов воздействия на преступность.

Согласно современным научным представлениям понятие «военно-уголовное право» имеет многогранное значение и употребляется для обозначения отрасли права, научной дисциплины и учебной дисциплины. Военно-уголовная политика представляется по объему более широким понятием чем военно-уголовное право, поскольку определяет цели, задачи и содержание военно-уголовного права и выражается в форме военно-уголовного законодательства. Как правильно заметила Лопашенко Н. А. в уголовно-правовой политике стабильны только принципы, в соответствии с которыми она осуществляется. Конкретное содержание уголовной политики определяется тем периодом, который переживает государство и может неоднократно меняться в рамках действия одного уголовного права и уголовного закона30.

По нашему мнению военно-уголовная политика существует в форме системы научных знаний. В пользу этого свидетельствует наличие определенного массива научных знаний, содержащегося в ряде работ по военно-уголовному праву и военной криминологии. Всего к настоящему времени автор насчитал не менее 110 кандидатских и докторских диссертаций по проблемам уголовной ответственности военнослужащих, исполнения наказаний в отношении военнослужащих и военной криминологии, а всего начитывается около 2 000 работ по этой проблематике31.

В состав военно-уголовной политики как системы научных знаний входят следующие составляющие: научные факты, проблемы, гипотезы, теории, законы, принципы, понятия, методы и т. д., о противодействии преступности в Вооруженных Силах. Сами по себе научные знания существенно отличаются от содержания военно-уголовного права в смысле системы правовых норм и учебной дисциплины, поскольку охватывают проблемные вопросы противодействия преступности, теоретические разработки, предложения по совершенствованию законодательства (не всегда реализованные), взглядах ученых и формализуются в тезисах докладов, научных статьях, монографиях и диссертациях. В тоже время в военно-уголовное право как систему правовых норм включаются только содержание самих норм, выраженное в статьях Уголовного кодекса Российской Федерации и других нормативных правовых актов, а также их толкование. В состав учебной дисциплины входят только те сведения, которые относятся к так называемой дисциплинарной матрице, т. е. относятся к устоявшимся общепринятым знаниям не имеющим спорного или проблемного характера, например, учение о составе преступления. Таким образом, военно-уголовная политика является системой научных знаний о преступности в Вооруженных Силах и противодействию ей, по своему содержанию, формализации и назначению отличающейся от других аспектов военно-уголовной политики.

Помимо рассмотренных выше двух смыслов военно-уголовной политики как деятельности органов государственной власти и системы научных знаний о преступности и противодействию ей, нам представляется, что военно-уголовная политика существует и еще в одном смысле — в виде системы взглядов на военно-уголовное законодательство, преступность и наказуемость деяний, совершаемых военнослужащими, феномен преступности в Вооруженных Силах, уголовную ответственность и наказания, применяемые к военнослужащим.

Такой подход основывается на ретроспективном анализе развития военно-уголовного законодательства. Форма и содержание военно-уголовного законодательства, его соотношение с уголовным законодательством и пределы действия, виды, классификация воинских преступлений, размер наказаний за их совершение, понятие, содержание и цели воинских наказаний зачастую в истории определялись из каких-то исходных заранее установленных положений. Причем эти исходные положения не являются принципами военно-уголовного законодательства, в том числе в настоящее время принципы уголовного законодательства изложены в Уголовном кодексе и являются едиными для уголовного и военно-уголовного законодательства, к ним относятся: принцип законности, принцип равенства граждан перед законом, принцип вины, принцип справедливости и принцип гуманизма. Эти же взгляды, определяющие исходные положения, никак не связаны с принципами уголовного права, но имеют существенное значение. Так, например, до революции 1917 г. считалось, что военно-уголовные законы должны быть изложены в отдельном нормативном правовом акте, причем ни одном, а в двух: для армии и флота. Кроме того в отдельном нормативном правовом акте должны быть изложены уголовно-процессуальные нормы, применяемые к военнослужащим, или военно-судебные нормы. Исходя из этих взглядов, в то время действовало целых четыре нормативных правовых акта, определяющих уголовную ответственность военнослужащих и порядок привлечения к ней: Воинский устав о наказаниях 1875 г., Военно-морской устав о наказаниях 1875 г., Военно-судебный устав 1867 г. и Военно-морской судебный устав 1874 г. Причем такое положение дел не имело какого-то научного или практического обоснования, это было в то время общепринятыми взглядами. В период существования СССР военно-уголовные законы были изложены в одном нормативном правовом акте — Положении о воинских преступлениях 1927 г. (позднее в Законе СССР «Об уголовной ответственности за воинские преступления» 1958 г.). Однако этот нормативный правовой акт не имел самостоятельного характера, а полностью текстуально воспроизводился в уголовных кодексах каждой из союзных республик, и предусматривал только уголовную ответственность за воинские преступления. За общеуголовные преступления военнослужащие несли ответственность по уголовному кодексу той союзной республики, на территории которой было совершено преступление. Такой подход имел определенные недостатки, учитывая, что в разное время до полумиллиона советских военнослужащих проходили службу за пределами СССР. По умолчанию к таким военнослужащим применялся Уголовный кодекс РСФСР, однако это нигде не было закреплено. Почему было принято именно такое решение, чем руководствовались при установлении именно такого порядка, также не имеет объяснений. Это являлось определенными взглядами на существо военно-уголовных законов и пределов их действия. В научной литературе того времени в лучшем случае давались объяснения существующего положения дел, но никак не доказывалась необходимость такого подхода, принятые решения не были основаны на научных исследованиях.

То же можно сказать о воинских наказаниях, если до революции 1917 г. существовала отдельная система наказаний, применяемых только к военнослужащим, то после революции 1917 г. и в настоящее время существует общая система наказаний, в которой выделяются: наказания, применяемые к военнослужащим на общих основаниях, наказания, применяемые к военнослужащим с определенной спецификой, наказания, неприменяемые к военнослужащим, и собственно воинские наказания, т. е. применяемые исключительно к военнослужащим. Чем вызван такой подход и его изменения, также не имеет научного объяснения, это является определенным исходным положением заранее установленным извне.

Также в 40-е гг. XX в. в военно-уголовном законодательстве существовал институт отсрочки исполнения приговора осужденным военнослужащим до окончания войны с направлением в действующую армию. Впоследствии этот институт был упразднен. Если с введением этого института, все более менее понятно (он был обусловлен необходимостью сохранения военнослужащего как боевой единицы в условиях массовых санитарных потерь, которые несла армия во время войны), то необходимость его упразднения в 50-е гг. XX в. не имеет каких-либо объяснений или обоснований, а просто является установленным положением.

Говоря об институте наказаний, связанных с прохождением военной службы (ограничение по военной службе, содержание в дисциплинарной воинской части, арест), также следует отметить, что необходимость введение этого института и сохранение его в условиях мирного времени является вопросом спорным. Решение вопроса о том, насколько возможно прохождение военной службы лицом, совершившим преступление, является неоднозначным. Существование в современном военно-уголовном законодательстве института наказаний, связанных с прохождением военной службы, является положением, заранее установленным и отражающим определенные взгляды.

При принятии Уголовного кодекса 1996 г. из главы о преступлениях против военной службы были исключены составы преступлений, совершаемые в военное время или в боевой обстановке. Вместо этого было указано, что уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством Российской Федерации военного времени. Необходимость исключения этих военно-уголовных норм также не имела научного или практического обоснования, тем более что в период принятия нового Уголовного кодекса велись боевые действия на территории Чеченской Республики.

Нормы гл. 33 Уголовного кодекса Российской Федерации сконструированы таким образом, что санкции за совершение преступлений против военной службы зачастую равны или меньше чем санкции смежных общеуголовных составов преступлений. Чем объясняется такой подход законодателя не известно. Логично предположить, что наказание за совершение преступления против военной службы должно быть строже, чем за совершение смежного общеуголовного преступления, поскольку характер деятельности военнослужащих, важность выполняемых ими задач, сложность и опасность их работы детерминируют возложение на них более строгой уголовной ответственности.

Таким образом, есть все основания считать существующей определенную систему взглядов на военно-уголовное законодательство, преступность и наказуемость деяний, совершаемых военнослужащими, феномен преступности в Вооруженных Силах, уголовную ответственность и наказания, применяемые к военнослужащим, т. е. военно-уголовная политика существует как система взглядов на указанные выше институты.

К предмету военно-уголовной политики относятся на наш взгляд следующие элементы:

1) Принципы военно-уголовной политики (о военно-уголовном законе и пределах его действия, о преступлении против военной службы, о воинском наказании, о воздействии на преступность в Вооруженных Силах);

2) Криминализация и декриминализация воинских общественно опасных деяний;

3) Пенализация и депенализация преступлений против военной службы;

4) Реализация уголовной ответственности военнослужащих;

5) Оценка эффективности военно-уголовных норм и определение путей ее повышения;

6) Система воздействия на преступность в Вооруженных Силах.

Некоторые авторы в качестве предмета уголовной политики указывают стратегию и тактику уголовно-правового воздействия на преступность. Большой энциклопедический словарь дает только одно толкование стратегии, это область военного искусства, охватывающая вопросы теории и практики подготовки страны и ее вооруженных сил к войне, ее планирование и ведение, изучающая закономерности войны и определяющаяся военной доктриной государства32. Под тактикой понимается составная часть военного искусства, включающая теорию и практику подготовки и ведения боя соединениями и частями вооруженных сил и т. д. Во втором значении тактика является совокупность средств и приемов для достижения какой-либо цели33. Поскольку иных значений эти два термина не имеют, к вопросам противодействия преступности они, по нашему мнению, применимы быть не могут.

К методам военно-уголовной политики можно отнести: криминализацию, декриминализацию, пенализацию, депенализацию, дифференциацию и индивидуализацию уголовной ответственности военнослужащих.

Подводя итоги настоящей статьи, хотелось быть дать определение понятия военно-уголовной политики в широком и узком смысле. В широком смысле под военно-уголовной политикой понимается: 1) деятельность органов государственной власти, направленная на обеспечение военной безопасности Российской Федерации, путем снижения количества преступлений, совершаемых военнослужащими, а также предупреждения совершения этих преступлений правотворческими, правоприменительными, организационными, социальными, экономическими, статистическими и научными средствами;

2) система научных знаний о военно-уголовном законодательстве и пределах его действия, об установлении, возложении и реализации уголовной ответственности военнослужащих, и о преступности в Вооруженных Силах и противодействии ей в виде научных фактов, проблем, гипотез, теорий, законов, принципов, понятий, методов и т. д., выраженных в форме научных докладов, научных статей, монографий и диссертаций;

3) система взглядов на военно-уголовное законодательство, преступность и наказуемость деяний, совершаемых военнослужащими, феномен преступности в Вооруженных Силах, уголовную ответственность и наказания, применяемые к военнослужащим, существенно влияющих на деятельность государства в сфере противодействия преступности.

В узком смысле под военно-уголовной политикой понимается деятельность органов государственной власти, направленная на противодействие преступности в Вооруженных Силах средствами и методами уголовного права.
  1   2

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

The concept of the military criminal policy of the Russian Federation iconCriminal- law policy as the part of the criminal policy of the state
В публикации изложена точка зрения автора в отношении содержания и соотношения таких понятий как уголовная и уголовно-правовая политика...

The concept of the military criminal policy of the Russian Federation iconPresentations of universal concept “top bottom” in the field of Russian...
Особое внимание уделяется проявлению карнавализации в смеховой культуре в связи с культурной универсалией верх – низ, а также соотношению...

The concept of the military criminal policy of the Russian Federation iconРоссийская Кинологическая Федерация (ркф) Russian Kinological Federation...
Московский клуб «гран-при» всегда рад приветствовать Вас на очередной нашей сертификатной выставке собак всех пород

The concept of the military criminal policy of the Russian Federation iconКонцепт «поддержка» в русской и британской лингвокультурах concept...
Целью статьи является анализ ассоциативно-вербального опроса. Выделяются и описываются семантические группы ассоциатов. На основе...

The concept of the military criminal policy of the Russian Federation iconМакроэкономика: чего ожидать по итогам очередных заседаний ецб и Банка Англии?
Комитета по монетарной политике (Monetary Policy Committee, mpc) устремляется практически к нулю

The concept of the military criminal policy of the Russian Federation iconВера Зубарева поэт, прозаик, литературовед, автор новой теории драматического...
Родилась в Одессе, закончила огу, защитила докторскую по литературе в Пенсильванском университете (сша)

The concept of the military criminal policy of the Russian Federation iconПресс-релиз о проведении мероприятий в рамках празднования Всемирного...
...

The concept of the military criminal policy of the Russian Federation iconУрок английского языка в 7-м классе по теме "Is Russian an International Language?"
Развивающий аспект: развитие способностей учащихся к осуществлению продуктивных речевых действий, к осознанному чтению

The concept of the military criminal policy of the Russian Federation iconInternational Cat Federation
Если он не идет на контакт, забился, оставьте его в покое, дайте привыкнуть, наберитесь терпения. Рано или поздно он обязательно...

The concept of the military criminal policy of the Russian Federation iconКонкурс проводится по следующим номинациям: Эссе на тему «The Role...
Кафедра лингвистики Волжского гуманитарного института (филиала) фгаоу впо «Волгоградский государственный университет»



Школьные материалы
Загрузка...


При копировании материала укажите ссылку © 2017
контакты
Загрузка...
top-bal.ru

Поиск