Греков Игорь Евгеньевич






Скачать 476.5 Kb.
НазваниеГреков Игорь Евгеньевич
страница1/4
Дата публикации15.10.2013
Размер476.5 Kb.
ТипДокументы
top-bal.ru > Экономика > Документы
  1   2   3   4


- -


Построение комплексной модели зависимости

конечных целей общественного развития

от параметров макроэкономической политики

Греков Игорь Евгеньевич


к.э.н., доцент Орловского государственного технического университета, Орел, Россия, z0604@ostu.ru
В статье предпринимается попытка построения макроэкономической модели, описывающей взаимосвязь параметров макроэкономической политики и результатов общественного развития. По оцененной модели для России проведены сценарные расчеты макроэкономических показателей, ИРЧП и его составляющих за период 2008-2012 гг. по двум вариантам: при стабильных госрасходах и при их постепенном увеличении и доведении их до оптимального уровня.
CONSTRUCTION SIMULTANEOUS EQUATIONS MODEL OF MAIN SOCIAL DEVELOPMENT GOALS AND PARAMETERS OF MACROECONOMIC POLICY

Igor E. Grekov
In this paper the attempt of constructing of macroeconomic model describing interrelation of macroeconomic policy conditions and social development results has been undertaken. On the basis of specified model we have forecasted macroeconomic indicators, HDI and its components for Russia (2008-2012 y.o.) by two variants: under stable government expenditures and their step-by-step growth (up to optimal level).
Моделирование – это, как известно, построение и изучение моделей реально существующих предметов и явлений, а также конструируемых объектов для определения, либо улучшения их характеристик, рационализации способов их построения, управления ими и т.п.1 Модель – это «представитель», «заместитель» оригинала на практике. Модель – это система, исследование которой служит средством для получения информации о другой системе2.

Моделированию общественно-экономических процессов посвящено огромное количество работ, это одна из самых популярных областей экономической науки. В настоящее время только известных макроэкономических моделей существует несколько тысяч, не говоря уже о моделях отдельных рынков.

Такое многообразие моделей также свидетельствует о противоречивости данной области экономической науки. Построив экономико-математическую модель нельзя быть уверенным, что она будет справедлива всегда и везде. Скорее наоборот, модель справедлива только при определенных ограничениях, допущениях и условиях, которые принимались в эксперименте. Это серьезное отличие эконометрического моделирования, например, от физических экспериментов. Таким образом, манипулируя исходными допущениями и условиями, можно теоретически строить неограниченное количество моделей (для различных групп стран или отдельных стран, различных временных промежутков, набора данных и т.д.).

Необходимо отметить неустранимые проблемы, с которыми сталкивается экономическое моделирование.

Во-первых, это отсутствие фундаментальных законов в экономике, на подобие тех, которые существуют в естественных науках. В этом смысле, экономические законы имеют силу только в определенных, достаточно узких условиях, учитывая порой многие допущения и ограничения. Поэтому результаты экономического прогнозирования на основе даже очень мощных моделей часто расходятся с фактическими цифрами (поскольку любое экономическое прогнозирование имеет ошибку, то даже чрезмерное усложнение и детализация модели все равно не позволит ее устранить), что в частности отмечается одним из основателей российской экономико-математической школы Н.П. Федоренко3.

Во-вторых, измерение экономических величин, особенно агрегированных макроэкономических показателей, имеет значительную (по сравнению с физическими величинами) погрешность. Это приводит к накапливанию и мультиплицированию погрешности в больших моделях, что сводит эффект от детализации (количества включенных в модель переменных и уравнений) модели к нулю.

В-третьих, экономические процессы и величины характеризуются большой разнородностью и нелинейностью. Поэтому многие факторы просто не могут учитываться в модели из-за отсутствия подходящей размерности или масштаба (например, качественные признаки экономических субъектов). Конечно, экономика давно выработала для себя единый измеритель – денежную единицу, однако большинство важнейших факторов нельзя выразить в денежном масштабе (что в первую очередь относится к результатам общественного развития).

В-четвертых, экономическая система на много порядков сложнее самой мощной модели, поскольку представляет собой высокоинтеллектуальную, саморазвивающуюся систему, вплетенную в общественные отношения. Поэтому даже самая сложная модель в сравнении с реальной экономической системой всегда будет лишь упрощенной копией.

Все это говорит не в пользу использования сложных экономико-математических моделей. Некоторые ученые уже пришли к выводу, что формализация макроэкономической теории на практике дает нулевой эффект4.

Тем не менее, особый интерес из огромного массива моделей вызывают те, которые стремятся объяснить фундаментальные общественно-экономические процессы. Под фундаментальными здесь мы понимаем такие процессы или зависимости, которые устойчиво проявляются в любой экономике на протяжении длительного временного периода5. Прежде всего это теоретические модели макроэкономического равновесия – уравнение обмена, уравнение макроэкономического равновесия Кейнса, кривая Филлипса, правило Фридмана, модели Кондратьева, Вальраса, производственная функция Кобба-Дугласа и др. Например, только последняя из представленных моделей имеет несколько десятков модификаций. Указанные теоретические модели важны в общем понимании экономических процессов, некоторые из них, как например уравнение обмена, вовсе являются тождествами (или как иногда пренебрежительно говорят «тавтологией»).

Многие теоретические экономические модели не являются эконометрическими моделями, поскольку они, как правило, не содержат специфицированных коэффициентов (параметров модели). Но они и не должны их содержать, иначе их обобщенность потеряется, поскольку единых параметров для данных моделей не существует. В этом заключаются и преимущество, и недостаток данных моделей. Их преимущество – фундаментальность представления экономических процессов в данных моделях, а недостаток – слабая практическая применимость (заключающаяся в невозможности точного прогнозирования экономических процессов).

В смысле практической применимости эконометрические модели имеют неоспоримое преимущество перед теоретическими, хотя иногда и страдают излишней формализацией и отсутствием логических связей внутри модели. Все множество эконометрических макроэкономических моделей можно разделить на малые и большие модели. Малые модели включают несколько уравнений с небольшим числом экзогенных и эндогенных переменных. Наиболее известными малыми моделями являются:

– макроэкономическая модель-I Клейна, состоящая из трех уравнений (Klein, 1953), в которой впервые использовались специальные методы оценивания одновременных уравнений (метод максимального правдоподобия)6;

– модель Лукаса–Реппинга7;

– модель Тэйлора8;

– модель Самуэльсона-Солоу9;

– модель Фелпса-Фридмана10;

– модель Липси-Паркина11 и др.

Большие эконометрические модели включают до нескольких сотен уравнений, то есть пытаются описать всю экономику. Наиболее ранние эконометрические модели:

– Брукингская – модель экономики США, содержащая 230 уравнений12;

– модель ОВЕ – модель экономики США, включающая 102 уравнения (в том числе 46 тождеств)13;

– Уортонская модель – модель экономики США, включающая 76 уравнений (в том числе 29 тождеств)14;

– модель денежного обращения США Ботона-Нейлора, включающая 17 уравнений15.

Одним из перспективных инструментов моделирования, активно используемых в настоящее время за рубежом, является новый класс экономико-математических моделей – вычислимых моделей общего равновесия, известных в зарубежной литературе как Computable General Equilibrium models (CGE models или GEM).

В отечественной науке и практике советского периода, в силу специфики плановой экономики, моделирование ограничивалось построением межотраслевых балансов. Было разработано достаточно много теоретических и прикладных межотраслевых моделей с детальной проработкой отдельных сторон экономического воспроизводства. В то же время эконометрическому моделированию «случайных» процессов внимания практически не уделялось, поскольку априори в социалистической экономике таких «случайных» процессов не существовало. Однако это не умаляет заслуг советской экономической науки в области межотраслевого планирования, которое, к сожалению, не было успешно адаптировано к рыночным условиям хозяйствования.

Вообще же в СССР и далее в России было разработано очень много весьма интересных моделей и систем моделей16. В нашей стране накоплен бесценный опыт разработки и исследования межотраслевых балансов, как для анализа экономической ситуации, так и для прогнозирования и планирования производства.

В современной России делалось немало попыток разработки общих экономических моделей. Практически все они основывались на имеющемся ранее опыте, поэтому данные модели представляют собой модернизированные советские межотраслевые модели.

В 1997 г. академиком РАН В.Л. Макаровым была создана первая в России CGE модель – RUSEC (RUSsian EConomy)17.

Огромная работа проводится Институтом народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН по разработке системы моделей для целей краткосрочного, среднесрочного и долгосрочного прогнозирования. В центре этой системы находится межотраслевая модель RIM (Russian Interindustry Model), разработка которой началась в 1997 г.

RIM – макроэкономическая межотраслевую модель рыночного равновесия российской экономики, соединяющая в себе традиционный межотраслевой подход и эконометрическое описание поведения основных субъектов рынка. Информационная база модели RIM включает в себя таблицы «затраты-выпуск» в постоянных и текущих ценах за 1980-2002 гг., бюджет расширенного правительства, баланс доходов и расходов населения, баланс труда, баланс капитала, статистику денежного обращения и финансовых рынков.

Помимо центральной модели RIM, система моделей также включает региональную межотраслевую модель и квартальную макроэкономическую модель российской экономики QUMMIR.

С середины февраля 2002 г. в ЦЭМИ РАН проводилась работа по созданию модели «Россия: Центр – Федеральные округа», которая представлена порядком 200 уравнений для каждого федерального округа. Кроме того, она строилась помесячно с 2000 г. и была продлена до 2015 г., поэтому для всех периодов и округов получилось около 268800 уравнений. Ее подробное описание можно найти в работе18.

Наиболее известной отечественной малой моделью в настоящее время является эконометрическая модель российской экономики, разработанная под руководством В. Макарова и М. Айвазяна19.

Все указанные модели, как правило, нацелены на решение прогностической задачи в отношении таких экономических величин, как экономический рост, ВВП в номинальном выражении, инфляция и т.д., то есть конечных (а в случае с инфляцией «псевдо конечных») экономических целей. При этом ни одной надежно «работающей» экономической модели, прогнозирующей истинно конечные цели развития общества, такие как качество жизни или уровень развития человеческого потенциала, уровень гармоничного развития, нам не известно.

Между тем, проведение экономической политики без четкого понимания того, куда она ведет, какие конечные результаты будут достигнуты, напоминает игру «вслепую».

Кроме того, большие эконометрические модели часто оказываются недееспособными на практике в связи с отсутствием полной информации для их построения и использования. Необходимость одновременного изучения огромного числа статистических показателей приводит к «проклятию размерности»20. В этом смысле построение малых моделей более оправдано.

В этой связи нами предлагается построить модель взаимосвязи между показателями макроэкономической политики и результатами общественного развития.

В отличие от имеющихся моделей, описывающих поведение отдельных экономик, мы ставим своей целью построить фундаментальную, то есть не ограниченную пространством одной национальной экономики, а верную для любой экономики модель. Это возможно при использовании наблюдений по множеству стран.

С одной стороны это решает проблему размерности, поскольку мы можем использовать большее количество наблюдений (панельные данные).

С другой стороны, такая модель, скорее всего, будет менее точна для каждой отдельно взятой экономики, однако в целом для всех стран она будет более достоверной, чем любая отдельно взятая «национальная» модель применительно ко всем странам. В этом смысле фундаментальность модели – это общность закономерностей, описываемых ею, для любой системы. Поэтому полученная «фундаментальная» модель может послужить для настройки национальных моделей (том числе и CGE-моделей), когда обобщенная модель будет калиброваться по национальным данным и встраиваться в большие эконометрические модели или использоваться отдельно.

Но что еще более важно как результат, так это конечно не сама модель, а понимание влияния макроэкономической политики на результаты общественного развития.

В качестве элементов модели были выбраны важнейшие макроэкономические показатели и показатели общественного развития, такие как монетизация, инфляция, уровень государственных расходов, ВВП на душу населения и ИРЧП. Таким образом, целью нашего моделирования не является построение всеобъемлющей модели (их уже достаточно много создано). Нас, прежде всего, интересуют ключевые взаимосвязи указанных макроэкономических показателей с результатами общественного развития. Это мы считаем главным. Образно выражаясь – «за деревьями необходимо не потерять лес»!

Изучаемую модель графически можно представить в следующем виде (рисунок 1).



влияние

взаимосвязь (ковариация) между факторами

Рис. 1. Теоретическая обобщенная структурная модель взаимосвязи ключевых ориентиров макроэкономической политики и результатов общественного развития
Структурная модель состоит из взаимосвязанных блоков. При этом можно выделить три уровня:

1) конечные результаты – это конечные цели общественного развития, выражающиеся в достижении высокого уровня и качества жизни населения и окружающей среды;

2) промежуточные результаты – это цели макроэкономической политики, которые в свою очередь являются средствами для достижения конечных целей общественного развития. В качестве промежуточных целей макроэкономической политики в нашей модели выступают: достижение высокого ВВП на душу населения (с учетом дифференциации доходов населения), а также поддержание темпов экономического роста, обеспечивающих устойчивое развитие;

3) управляющие воздействия – действия государства по изменению экзогенных параметров в рамках государственной макроэкономической политики, что, в свою очередь, ведет к изменениям промежуточных и конечных результатов.

Представленные уровни включают блоки, каждый из которых в свою очередь включает несколько показателей, описывающих как статическое состояние (уровень монетизации, структура денежной массы, величина госрасходов в экономике, структура государственных расходов, ВВП на душу населения, ИРЧП, ИРГРО и их составляющие), так и динамическое развитие системы (прирост монетизации, прирост госрасходов, инфляция, экономический рост, прирост ИРЧП, ИРГРО и их составляющих).

На рисунке также отражены взаимосвязи между блоками. Кроме того, существуют взаимосвязи между показателями внутри блоков, которые выражаются тождествами. Например, темпы роста вычисляются из известных значений показателей.

Рассмотрим подробнее взаимосвязь блоков. На первом уровне взаимосвязь между показателями можно описать целевой функцией-тождеством:

HDI=1/3(IndexGDP_PC_$+LEI+EDI) → max

HDI – Индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП);

IndexGDP_PC_$ – Индекс ВВП, рассчитываемый по среднедушевому ВВП в паритетных ценах в долларах США по методике ПРООН;

^ LEI – Индекс продолжительности жизни (долголетия);

EDI – Индекс образования.

Каждый элемент ИРЧП может быть описан отдельной функцией от соответствующих факторов. Например, Индекс продолжительности жизни тесно связан с величиной государственных расходов на здравоохранение на душу населения21. Таким образом, можно записать:

LEI=f(HEL_EXP_PC)

где HEL_EXP_PC – величина среднедушевых госрасходов на здравоохранение, в долл. США по ППС.

Индекс образования также зависит от величины государственных расходов на образование на душу населения:

EDI=f(EDU_EXP_PC)

где EDU_EXP_PC – величина среднедушевых госрасходов на образование, в долл. США по ППС.

Величина соответствующих душевых государственных расходов равна произведению величины душевого ВВП на долю соответствующих расходов в ВВП. Поэтому:

EDU_EXP_PC=CDP_PC_$*edu_exp

HEL_EXP_PC=CDP_PC_$*hel_exp

где CDP_PC_$ – среднедушевой ВВП в паритетных ценах в долларах США;

edu_exp – доля государственных расходов на образование в ВВП страны;

hel_exp – доля государственный расходов на здравоохранение в ВВП страны.

Поскольку при расчете ИРЧП используется душевой ВВП в паритетных ценах в долларах США, то возникает необходимость пересчета номинального душевого ВВП в национальной валюте в паритетные доллары:

^ GDP_PC_$ = GDP_PC / EX_R

где GDP_PC – номинальный ВВП на душу населения в национальной валюте;

EX_R – обменный курс по паритету покупательной способности.

Отметим, что перевод душевого ВВП в национальные денежные единицы необходим, как для расчета монетизации экономики и инфляции, так и установления тождественных связей с другими показателями.

Указанные уравнения относятся к первому уровню. Теперь рассмотрим второй уровень модели, в который включается один блок «экономические результаты».

Как видно, ВВП на душу населения одновременно является одним из элементов конечных результатов общественного развития, и в то же время важным промежуточным результатом, который включается во второй уровень и влияет (через указанные тождества) на другие элементы конечных результатов: продолжительность жизни и образование. ВВП на душу населения может быть описан следующим тождеством:

GDP_PCt = (1+ πt/100) *(1+egrt/100) *GDP_PCt-1

где πt – темпы инфляции в период t, %;

egrt – темпы экономического роста в период t, %;

GDP_PCt, t-1– ВВП на душу населения в текущих ценах в национальной валюте в период t и t-1 соответственно.

Как видно, в третий уровень включаются три блока «монетизация и денежная масса», «инфляция, процентные ставки» и «госрасходы». Блок «монетизация и денежная масса» влияет на блок второго уровня «экономические результаты» из предположения о том, что уровень монетизации и ВВП на душу населения положительно коррелируют между собой (по крайней мере, до уровня монетизации 55-60%, что было показано ранее).

Блок «госрасходы» также оказывает влияние на блок «экономические результаты», так как существует взаимосвязь размера государственных расходов и размера ВВП на душу населения (что было показано ранее). Кроме того, блок «госрасходы» непосредственно влияет на конечные результаты общественного развития. В частности, государственные расходы на здравоохранение и образование влияют на результаты в соответствующих областях. Поэтому на схеме отображено влияние данного блока сразу на два блока: «экономические результаты» и «результаты общественного развития».

Однако, построив тождество для душевого ВВП, мы не можем построить многофакторные регрессионные модели для ВВП на душу населения, темпов экономического роста и инфляции одновременно, поскольку в данном случае уравнения окажутся неидентифицируемыми22. Поэтому влияние госрасходов на ВВП отразим через темпы экономического роста. Кроме того, как было показано в предыдущих главах, на темпы экономического роста также оказывают влияние темпы инфляции:

egr = f(gr_expреал; π)

где gr_expреал – прирост государственных расходов в реальном выражении, %.

Прирост госрасходов в реальном выражении (в %) в свою очередь описывается тождеством:

gr_expt реал= EXPt / EXPt-1/(1+ πt/100)*100–100

где EXPt, t-1 – величина госрасходов в номинальном выражении в периоды t и t-1 соответственно.

Величина госрасходов определяется государством и является экзогенной переменной. В свою очередь доля государственных расходов в экономике зависит от величины госрасходов следующим образом:

exp = EXP/GDP

где exp – доля государственных расходов в экономике.

Величина госрасходов и их доля в экономике зависят от налоговой нагрузки на экономику. Однако мы не стали включать налоги в модель, поэтому за экзогенную величину принята величина госрасходов.

Общая же величина доли госрасходов равна сумме долей различных видов госрасходов, поэтому можно в итоге записать тождество:

exp=hel_exp+edu_exp+(ecol_exp)+ et_al_exp

где ecol_exp – доля государственных расходов на экологию в ВВП (при учете таких расходов в модели);

et_al_exp – доля остальных госрасходов в ВВП.

Данное тождество показывает ограниченность финансовых ресурсов и ограниченность выбора государства при осуществлении бюджетной политики. При этом государство может управлять элементами госрасходов, но количество степеней свободы всегда будет меньше (на единицу), чем количество варьируемых элементов госрасходов.

Номинальный ВВП можно найти из тождества:

GDP = POP*GDP_PC

где POP – численность населения.

Взаимосвязь между показателями третьего уровня в нашей модели ограничивается зависимостью инфляции от прироста денежной массы, прироста государственных расходов (в номинальном выражении) и предыдущего уровня инфляции, учитывающего ожидания:

πt=f(gr_mt; gr_exptном; πt-1)

где gr_mt – прирост денежной массы: gr_mt= (Mt/Mt-1–1)*100, %;

gr_expt – прирост государственных расходов: gr_expt=(EXPt /EXPt-1–1)*100, % .

Здесь мы намеренно не приводим уравнение взаимосвязи инфляции и процентных ставок (хотя та же модель Тэйлора позволяет это сделать), во-первых, потому что данная взаимосвязь краткосрочная и может изменяться в течение года, а во-вторых, найти подробную информацию о процентных ставках на развивающихся рынках практически не представляется возможным. Но даже если такая информация есть, она вряд ли может быть полезна в объяснении инфляции и других макроэкономических величин, поскольку инструмент процентных ставок в развивающихся экономиках неэффективен.

Отметим, что многие исследователи отмечают долгосрочную обратную зависимость уровня монетизации от уровня инфляции. Однако монетизация в нашей модели определяется согласно тождеству. Поэтому влияние инфляции на монетизацию в данной модели происходит косвенно – через рост номинального ВВП.

Наконец, уровень ВВП влияет на величину государственных расходов, что отражено в соответствующем тождестве: EXP =exp*GDP.

Таким образом, представленная модель может быть описана в виде системы следующих уравнений23 (Рисунок 2).


EDI=f(EDU_EXP_PC)
  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Греков Игорь Евгеньевич iconРасков Данила Евгеньевич
Расков Данила Евгеньевич, к э н., доцент кафедры экономической теории экономического факультета Санкт-Петербургского государственного...

Греков Игорь Евгеньевич iconИгорь 45 лет, врач с частной практикой
Квартира. Оля гладит рубашку, подает её Игорю. Игорь надевает. Ольга продолжает гладить. Параллельно разговаривают

Греков Игорь Евгеньевич iconПраздник Масленица празднуется в конце февраля начале марта. Это...
Это радостный яркий праздник. Обычай праздновать масленицу идёт от древних греков, устраивавших в честь бога вина и плодородия Диониса...

Греков Игорь Евгеньевич iconЧирьев Игорь Юрьевич
Чирьев Игорь Юрьевич, учитель истории I квалификационной категории моу «сош №11 с углубленным изучением иностранных языков» г. Ноябрьска...

Греков Игорь Евгеньевич iconБаранов, Игорь. Серебряный свет: стихи/Игорь Баранов. Псков,2011. 64 с. 1000 экз. 40р
Список новой художественной литературы, поступившей в библиотеку псковского государственного педагогического университета в III квартале...

Греков Игорь Евгеньевич iconИгорь Ростиславович Шафаревич Русский народ в битве цивилизаций Политический бестселлер
Игорь Ростиславович Шафаревич — выдающийся математик. Но широкую известность как у нас, так и за рубежом принесла ему общест­венная...

Греков Игорь Евгеньевич iconИгорь мужчина, около 40 лет
Потом встает и пробует передвигаться по сцене. У него вид человека, перенесшего тяжелую болезнь. Движения и речь неуверенны. Сделав...

Греков Игорь Евгеньевич icon2012 Работа по подготовке ежегодного государственного доклада «Молодёжь...
Иванов Игорь Владимирович – министр по физической культуре, спорту и молодёжной политике Иркутской области, руководитель рабочей...

Греков Игорь Евгеньевич icon4 (16) мая 125 лет со дня рождения Игоря Северянина (настоящее имя...
Вознесенский нашёл столь изысканные слова для оценки его творчества: Игорь Северянин – форель культуры. Эта ироничная, капризно-музыкальная...

Греков Игорь Евгеньевич icon«Особенности и проблемы регионального брендинга в России»
Родькин Павел Евгеньевич, старший преподаватель кафедры интегрированных коммуникаций



Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
top-bal.ru

Поиск