Литература Заключительный тур






Скачать 114.57 Kb.
НазваниеЛитература Заключительный тур
Дата публикации31.01.2014
Размер114.57 Kb.
ТипЛитература
top-bal.ru > Философия > Литература

Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет


vII Многопрофильная Олимпиада-ПСТГУ

«Аксиос»

2012г

Филологический факультет

Литература

Заключительный тур
Домашнее задание для участников

10 – 11 классы

Конкурс по ДЗ проводится отдельно и не влияет на результат заключительного тура

Заполните таблицу:

Фамилия

Имя

Отчество

класс

область

школа

№ пасп

 

 

 

 

 

 

 

^ Выполненную работу отправьте на адрес: olimpiada@pstgu.ru
Ознакомьтесь с кратким содержанием статьи М. Гаспарова «Методика анализа стихотворного текста». Выполните следующее задание (на выбор):

  1. Выполните подробный анализ одного из двух приведенных ниже стихотворений А.С.Пушкина и святителя Филарета митрополита Московского, следуя этой методике. Делайте основной акцент на отображении художественного мира произведения, его «содержания».

  2. Выполните краткий сопоставительный анализ двух приведенных ниже стихотворений, следуя этой методике и делая основной акцент на сопоставлении художественного мира обоих стихотворений.





Александр Сергеевич Пушкин

Дар напрасный, дар случайный,
Жизнь, зачем ты мне дана?
Иль зачем судьбою тайной
Ты на казнь осуждена?

Кто меня враждебной властью
Из ничтожества воззвал,
Душу мне наполнил страстью
Ум сомненьем взволновал?

Цели нет передо мною:
Сердце пусто, празден ум,
И томит меня тоскою
Однозвучный жизни шум.

26 мая 1828


Святитель Филарет Митрополит Московский (Дроздов)

Не напрасно, не случайно
Жизнь от Бога нам дана,
Не без воли Бога тайной
И на казнь осуждена.

Сам я своенравной властью
Зло из темных бездн воззвал,
Сам наполнил душу страстью,
Ум сомненьем взволновал.

Вспомнись мне, забвенный мною!
Просияй сквозь сумрак дум, –
И созиждется Тобою
Сердце чисто, светел ум.




Помните, что анализ поэтического текста является вашей самостоятельной творческой работой: обнаруженные вами закономерности могут ускользнуть от глаз другого человека и наоборот. Аналогично могут различаться и сделанные вами выводы. Поэтому результат оценивается по вашей способности думать, замечать, подводить итоги. Результат ваших исследований должен быть представлен в форме небольшого сочинения.



«Снова тучи надо мною» Методика анализа стихотворного текста М.Л.Гаспаров

(в сокращении)
…Мы постараемся сказать о тех самых простых приемах, с которых начинается анализ любого поэтического текста -  от самого детски-простого до самого утонченно-сложного.
       Речь пойдет об анализе «имманентном» - то есть не выходящем за пределы того, о чем прямо сказано в тексте. Это значит, что мы не будем привлекать для понимания стихотворения ни биографических сведений об авторе, ни исторических сведений об обстановке написания, ни сравнительных сопоставлений с другими текстами. (…) Начинать нужно со взгляда на текст и только на текст - и лишь потом, по мере необходимости для понимания, расширять свое поле зрения.
       По опыту своему и своих ближних я знал – если бы я был студентом и меня спросили бы: «Вот – стихотворение, расскажите о нем все, что вы можете, но именно о нем, а не вокруг да около», - то это был бы для меня очень трудный вопрос. Как на него обычно отвечают? Возьмем для примера первое попавшееся стихотворение Пушкина – «Предчувствие», 1828г. Вот его текст:

                    Снова тучи надо мною
                    Собралися в тишине;
                     Рок завистливый бедою
                     Угрожает снова мне…
                     Сохраню ль к судьбе презренье?
                     Понесу ль навстречу ей
                     Непреклонность и терпенье
                     Гордой юности моей?

                     Бурной жизнью утомленный,
                     Равнодушно бури жду:
                     Может быть, еще спасенный,
                     Снова пристань я найду…
                     Но, предчувствуя разлуку,
                     Неизбежный грозный час,
                     Сжать твою, мой ангел, руку
                     Я спешу в последний раз.

                     Ангел кроткий, безмятежный,
                     Тихо молви мне: прости,
                     Опечалься: взор свой нежный   
                     Подыми иль опусти;
                     И твое воспоминанье
                     Заменит душе моей
                     Силу, гордость, упованье
                     И отвагу юных дней.

       Скорее всего, отвечающий студент начнет говорить об этом стихотворении так. «В этом произведении выражено чувство тревоги. Поэт ждет жизненной бури и ищет ободрения, по-видимому, у своей возлюбленной, которую он называет своим ангелом. Стихотворение написано 4-стопным хореем, строфами по 8 стихов. В нем есть риторические вопросы: «сохраню ль к судьбе презренье?..» и т.д.; есть риторическое обращение (а может быть, даже не риторическое, а реальное): «тихо молви мне: прости».

Здесь, наверное, студент исчерпается: все просто, о чем еще говорить? – а преподаватель ждет. И студент начинает уходить в сторону: «Это настроение просветленного мужества характерно для всей лирики Пушкина…» Но преподаватель останавливает: «Нет, вы уже говорите не о том, что есть в самом тексте стихотворения, а о том, что вне его», - и студент, сбившись, умолкает.
       Ответ получился не особенно удачный. Между тем, на самом деле студент заметил все нужное для ответа, только не сумел все это связать и развить. Он заметил все самое яркое на всех трех уровнях строения стихотворения, но какие это уровни, он не знал. А в строении всякого текста можно выделить такие три уровня, на которых располагаются все особенности его содержания и формы. Вот здесь постараемся быть внимательны: при дальнейших анализах это нам понадобится много раз.
       ^ Первый, верхний, уровень – идейно-образный. В нем два подуровня:

  1. идеи и эмоции (например, идеи: «жизненные бури нужно встречать мужественно» или «любовь придает сил»; а эмоции: «тревога и нежность»);

  2. образы и мотивы (например, «тучи» - образ, «собралися» – мотив; подробнее об этом мы скажем немного дальше).

Второй уровень, средний – стилистический. В нем тоже два подуровня:

  1. лексика - то есть слова, рассматриваемые порознь (и прежде всего – слова в переносных значениях, «тропы»);

  2. синтаксис, то есть слова, рассматриваемые в их сочетании и расположении.

Третий уровень, нижний, - фонический, звуковой.

1. Это явления стиха – метрика, ритмика, рифма, строфика;

2. Явления собственно фоники, звукописи – это аллитерации, ассонансы…

       Различаются эти три уровня по тому, какими сторонами нашего сознания мы воспринимаем относящиеся к ним явления. Нижний, звуковой уровень мы воспринимаем слухом: чтобы уловить в стихотворении хореический ритм или аллитерацию на «р», нет даже надобности знать язык, на котором оно написано, это и так слышно. (…) Средний, стилистический уровень, мы воспринимаем чувством языка: чтобы сказать, что такое-то слово употреблено не в прямом, а в переносном смысле, а такой-то порядок слов возможен, но необычен, нужно не только знать язык, но и иметь привычку к его употреблению. Наконец, верхний идейно-образный уровень мы воспринимаем умом и воображением: умом мы понимаем слова, обозначающие идеи и эмоции, а воображением представляем образы собирающихся туч и взглядывающего ангела. При этом воображение может быть не только зрительным (как в наших примерах), но и слуховым («шепот, робкое дыханье, трели соловья…»), осязательным («жар свалил, повеяла прохлада…») и пр.

Почему именно эти и подобные явления (на всех уровнях) привлекают наше внимание? Потому что мы чувствуем, что они необычны,  что они отклоняются от нейтрального фона повседневной речи, который мы ощущаем интуитивно. (…) Филология с древнейших времен изучала в художественной речи именно то, чем она непохожа на нейтральную речь.

На уровне звуковом и на уровне стилистическом выявить и систематизировать такие необычности… сравнительно нетрудно… На уровне же образов, мотивов, эмоций, идей – то есть всего того, что мы привыкли называть «содержанием» произведения, - выделить необычное гораздо труднее.  Вот этот самый важный и в то же время самый неразработанный уровень строения поэтического произведения – все то, что обычно называют «содержанием», - мы и постараемся… описать в наших разборах.

^ Как же подступиться к анализу поэтического произведения – к ответу на вопрос: «расскажите об этом стихотворения все, что вы можете»? В три приема. Первый подход – от общего впечатления: я смотрю  на стихотворение и стараюсь дать себе отчет, что в нем с первого взгляда больше всего бросается в глаза и почему. (…) Если мы… от общего впечатления ничего сказать не можем, тогда предпринимаем второй подход – от медленного чтения: я читаю стихотворение, останавливаясь после каждой строки, строфы или фразы, и стараюсь понять, что нового внесла эта фраза в мое понимание текста и как перестроила старое. (Напоминаем: речь идет только о словах текста, а не о вольных ассоциациях, которые могут прийти нам в голову! Такие ассоциации чаще могут  помешать пониманию, чем помочь ему).

Но  предположим… что нам и это ничего не дало. Тогда остается третий подход, самый механический, - от чтения по частям речи. Мы вычитываем и выписываем из стихотворения сперва все существительные (по мере сил группируя их тематически), потом все прилагательные, потом все глаголы. И из этих слов перед нами складывается художественный мир произведения: из существительных – его предметный (и понятийный) состав; из прилагательных – его чувственная  (и эмоциональная) окраска; из глаголов – действия и состояния, в нем происходящие.
       В самом деле, что такое образ, мотив, а заодно и сюжет? Образ – это всякий чувственно вообразимый предмет или лицо, то есть потенциально каждое существительное; мотив – это всякое действие, то есть потенциально каждый глагол, сюжет – цепь взаимосвязанных мотивов. Пример: «конь» - это образ; «конь сломал ногу» - это мотив; а «конь сломал ногу – Бог исцелил коня» - это сюжет. Все мы знаем, что слова «сюжет», «мотив» и, особенно, «образ» употребляются в самых разнообразных значениях; но эти представляются всего проще и понятнее, этим словоупотреблением мы и будем пользоваться.

Итак, попробуем таким образом тематически расписать все существительные пушкинского стихотворения…

Мы получим приблизительно такую картину:

тучи                рок                 презренье              ангел (2 раза)
(тишина)         беда             непреклонность    рука
буря                судьба            терпенье               взор
(пристань)      жизнь             юность                 
                       разлука      воспоминанье
                       час                 душа
                       дни                сила
                                             гордость
                                             упованье
                                               отвага
Какие у нас получились группы слов?

Первый столбец – явления природы; все эти слова употреблены в переносном значении, метафорически, - мы понимаем, что это не метеорологическая буря, а буря жизни.

Второй столбец – отвлеченные понятия внешнего мира, по большей части враждебные: даже жизнь здесь  - «буря жизни», а час – «грозный час».

Третий столбец – отвлеченные понятия внутреннего мира, душевного, все они окрашены положительно (даже «к судьбе презренье»).

И четвертый столбец – внешность человека, он самый скудный: только рука, взор и весьма расплывчатый ангел.

Что из этого видно? Во-первых, основной конфликт стихотворения: мятежные внешние силы и противостоящая им спокойная внутренняя твердость. Это не так тривиально, как кажется: ведь в очень многих стихах романтической эпохи (например, у Лермонтова) «мятежные силы» - это силы не внешние, а внутренние, бушующие в душе; у Пушкина здесь  - не так, в душе его спокойствие  и твердость. С одной стороны – рок, беда и т.д., с другой – презренье, непреклонность и т.д. Душевный мир человека представлен тоже односторонне: только черты воли, лишь подразумеваются эмоции, и совсем отсутствует интеллект.

Посмотрим теперь, какими прилагательными подчеркнуты эти существительные, какие качества и отношения выделены в этом художественном мире: завистливый рок, гордая юность, неизбежный грозный час, последний раз, кроткий, безмятежный ангел, нежный взор, юные дни.
       Мы видим: ни одного прилагательного внешней характеристики, все дают или внутреннюю характеристику: «гордая», «бурная», «юные», или оценку: «неизбежный грозный час».
       И, наконец, глаголы  со своими причастиями и деепричастиями:
       г л а г о л ы  с о с т о я н и я – утомленный, спасенный, жду, предчувствуя, опечалься;      
       г л а г о л ы   д е й с т в и я – собралися, угрожает, сохраню, заменит, понесу, найду, хочу, сжать, молви, подыми, опусти. 
       Глаголов действия, казалось бы, и больше, чем глаголов состояния, но действенность их ослаблена тем, что почти все они даны в будущем времени или в повелительном наклонении, как нечто еще не реализованное («понесу», «найду», «молви» и т.д.), тогда как глаголы состояния – в прошедшем и настоящем времени, как реальность («утомленный», «жду», «предчувствуя»). Мы видим: художественный мир стихотворения статичен, внешне выраженных действий в нем почти нет, и на этом фоне резко вырисовываются только два глагола внешнего действия: «подыми иль опусти». Все это, понятным образом, работает на основную тему стихотворения: изображение напряженности перед опасностью.
       Таков вырисовывающийся перед нами художественный мир стихотворения Пушкина. Чтобы он приобрел окончательные очертания, нужно посмотреть в заключение на три самые общие его характеристики: как выражены в нем пространство, время и точка авторского (и читательского) зрения? Точка авторского зрения уже достаточно ясна из всего сказанного: она не объективна, а субъективна, мир представлен не внешним, а внутренне пережитым.  А пространство и время – что из них выражено в пушкинском «Предчувствии» более ярко? На протяжении первых двух строф мы находим единственное пространственное указание – «снова тучи надо мною», и лишь в третьей строфе в этом беспространственном мире распахивается только одно измерение – высота: «взор свой нежный подыми иль опусти», - как бы измеряя высоту. Вширь же никакой протяженности этот мир не имеет. 

Время, наоборот, представлено в «Предчувствии» со все нарастающей тонкостью и подробностью.  В первой строфе противопоставлены друг другу прошлое и будущее: с одной стороны, «тучи собралися» - прошлое; с другой – будущее, «сохраню ль к судьбе презренье, понесу ль навстречу ей непреклонность и терпенье?..»; и между этими двумя крайностями теряется настоящее как следствие из этого прошлого, «рок… угрожает снова мне». Во  второй строфе автор сосредотачивается именно на этом промежутке между прошлым и будущим, на настоящем: «бури жду»; « сжать твою…руку я спешу»; и лишь для оттенения того, куда направлен взгляд из настоящего, здесь присутствует и будущее: «может… пристань я найду». И наконец, в третьей строфе автор сосредоточивается на предельно малом промежутке – между настоящим и будущим. Казалось бы, такого глагольного времени нет, но есть наклонение – повелительное, которое именно и связывает настоящее с будущим, намерение с исполнением: «тихо молви мне», «опечалься», «взор свой… подыми иль опусти». И при этом опять-таки для направления взгляда продолжает присутствовать будущее: «твое воспоминанье заменит душе моей…» Таким образом,  будущее присутствует в каждой строфе, как сквозная тема  тревоги автора, а сопоставленное с ним время все более приближается к нему: сперва это прошедшее, потом – настоящее, и наконец, императив, рубеж между настоящим и будущим.
       Таков получился у нас разбор идейно-образного уровня пушкинского стихотворения «Предчувствие»: «Снова тучи надо мною…» …Не нужно думать, будто филолог умеет видеть и чувствовать в стихотворении что-то такое, что недоступно простому читателю. Он видит и чувствует то же самое, - только он отдает себе отчет в том, почему он это видит, какие слова стихотворного текста вызывают у него в воображении эти образы и чувства, какие обороты и созвучия их подчеркивают и оттеняют. Изложить такой самоотчет в связной устной или  письменной форме – это и значит сделать анализ стихотворного текста.
        И в заключение – еще два вопроса, которые неминуемо возникают при любом подробном анализе стихов.
       Первый вопрос: неужели поэт сознательно производит всю эту кропотливую работу, подбирает существительные и прилагательные, обдумывает глагольные времена? Конечно нет. Если бы это было так, не нужна была бы наука филология: обо всем можно было бы спросить прямо у автора и получить точный ответ. Большая часть работы поэта происходит не в сознании, а в подсознании; в светлое поле сознания ее выводит филолог. (…) Таким образом, современный филолог знает о том, как построены стихи Пушкина, больше, чем знал сам Пушкин; это и дает науке филологии право на существование.
       Второй вопрос: может ли весь этот анализ поэтического текста сказать нам, хорошие перед нами стихи или плохие или какие стихи лучше и какие хуже? Нет, не может: исследование и оценка стихов – разные вещи.


P.S.  Есть два термина, которые не нужно путать: «анализ» и «интерпретация». «Анализ» этимологически значит «разбор», «интерпретация – «толкование». Анализом мы занимаемся тогда, когда общий смысл текста нам ясен (то есть поддается пересказу: «поэт ждет жизненной бури…») и мы на основе этого понимания целого хотим лучше понять отдельные его элементы. Интерпретацией мы занимаемся тогда, когда стихотворение – «трудное», «темное», общее понимание текста «на уровне здравого смысла» не получается, то есть приходится предполагать, что слова в нем имеют не только буквальное, словарное значение, но и какое-то еще. Когда мы говорили, что «буря» у Пушкина – не метеорологическое явление, а жизненная невзгода, мы уже вносили в анализ элемент интерпретации. (…) При анализе понимание движется от целого к частям, при интерпретации – от частей к целому.

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Литература Заключительный тур iconПлан мероприятий, проводимых в учреждениях культуры и искусства Министерства...
Заключительный тур Межрегионального фестиваля театральных коллективов «Идел йорт»

Литература Заключительный тур iconУрок заключительный по теме: «Арифметическая прогрессия»
Учитель сообщает,что этот урок заключительный по теме: «Арифметическая прогрессия». Класс будет готовиться к контрольной работе;...

Литература Заключительный тур iconЛитература Исполнение программы (I тур) Исполнение программы (II...
Внимание! Для быстрого доступа к нужному разделу удерживая клавишу “Ctrl” кликните левой клавишей мыши по выбранной специальности...

Литература Заключительный тур iconЛитература 2 тур
Задание Подберите эквиваленты к образным выражениям, пришедшим в русский язык из Библии

Литература Заключительный тур iconКомпания «виадук тур»
Этот тур в Карелию покажет Вам великолепные острова Онежского и Ладожского озер: Кижи и Валаам

Литература Заключительный тур icon1 3 литература устное народное творчество
...

Литература Заключительный тур iconТуристическое агентство «Новорос-тур»
Туристическое агентство «Новорос-тур» г. Новороссийск, ул. Рубина, 11, офис 104, тел. (8617) 64-28-72 67-87-76

Литература Заключительный тур iconКонкурс проводится в два этапа: отборочный и заключительный
«Мой голос решает» среди студентов и учащихся учреждений профессионального образования, расположенных на территории г. Якутска

Литература Заключительный тур iconДорогие участники! Мы решили рискнуть и предлагаем вам попробовать...
Напишите небольшую статью «Литературная сказка» для энциклопедии (5-10 предложений), в которой бы раскрывались признаки этого жанра....

Литература Заключительный тур iconХ. Андерсен «Снежная королева» (заключительный 8 урок)
Цель: Раскрытие понятия любви и верности при работе с художественным текстом. Формирование духовного мира учащихся, их нравственных...



Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
top-bal.ru

Поиск