Игорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну






НазваниеИгорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну
страница14/44
Дата публикации20.09.2013
Размер5.32 Mb.
ТипДокументы
top-bal.ru > История > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   44
Абалкин Л.И. Неиспользованный шанс… С. 148
По мнению Павлова,
«отход от рыночных реформ начался после июньского Пленума ЦК КПСС 1987 года, когда Горбачев, вопреки его решениям, дал резкий крен в сторону политического реформирования, приведшего к развалу державы»
ПавловВ. В повестке дня стояла буржуазно–демократическая Революция. С. 9

Почему так произошло, Павлов не поясняет. Получается, что Горбачев как бы неожиданно дал этот крен.

Некоторые современные исследователи объясняют переключение Горбачева на политические проблемы тем, что он, будто бы столкнувшись с экономическими неудачами, попытался компенсировать их
«на поприще политической демократизации»

Политическая история: Россия — СССР — Российская Федерация. Т. 2. С. 625
Мы не видим никакой неожиданности в действиях генсека. Не считаем его и неудачником в деле решения экономических задач, ибо по части приближения буржуазной реставрации он к 1987—1988 годам совершил в экономической сфере всё, что мог: расшатал и подорвал экономику страны, образовал острый товарный дефицит, создал благоприятные условия для развития теневого бизнеса и роста мафиозных структур, помог отмыть огромные суммы «грязных денег», укрепил индивидуальный сектор, «подкормил» частную собственность и сформировал мощную группу потенциальных «приватизаторов». Горбачев, таким образом, успешно завершил первый подготовительный этап, связанный с усилением базисных структур, необходимый для проведения последующей, разрушительной работы. Но продвигаться дальше в том же направлении ему было очень опасно, поскольку оставалась нетронутой старая политическая система и привычная идеология (Идеологии придавалось особенно большое значение, ибо она очень неподатлива на изменения. Не случайно в специальной резолюции XVIII съезда партии (а это июль 1990 года!) было записано, что «важнейшей задачей коммунистов является проведение широкой разъяснительной работы по подготовке общества к восприятию рыночных отношений» (Валовой Д. В. От застоя к развалу. С. 7). Тем самым авторами резолюции признавалось отвержение народом рыночных отношений. ). В этой ситуации существовала реальная угроза в любой момент быть «выбитым из седла» и потерять власть. А это — конец «перестройке» и всем заветным мечтам ее прораба.

Смешно сказать, но Горбачёв действовал как истинный марксист, понимающий суть взаимоотношений базиса и надстройки. Его ведь учили марксизму и, наверное, не совсем напрасно, а потому он мог запомнить, что согласно прописям марксистской теории надстройка всегда играет активную роль в обществе. Надстройка, раз возникнув на определенном базисе,
«начинает оказывать обратное воздействие на породивший ее базис и развитие общества в целом… Обратное воздействие надстройки имеет различный характер. Прогрессивная надстройка способствует своему базису и данному обществу оформиться, укрепиться, развиться. Реакционная надстройка охраняет незыблемость своего реакционного базиса, тормозит развитие производительных сил. В известные исторические периоды наблюдаются и такие факты, что данная надстройка способствует развитию общества в одном отношении, одних его сторон и тормозит развитие других его элементов, сторон, процессов»

Константинов Ф. Базис и надстройка// Философская энциклопедия. 1. М., 1960. С. 124
М. С. Горбачёв после успешного проведения первых мер по разрушению экономики и подрыву социальной структуры советского общества оказался в положении деятеля, дальнейшие начинания которого упирались в надстройку, охраняющую незыблемость своего базиса. Поводыри Горбачёва и он сам понимали, что без перемен в политической сфере, т.е. в надстройке, двигаться вперед к победе капитализма невозможно. Эту, казалось бы, простую вещь до сих пор, к сожалению, не могут понять многие современные исследователи, занимающиеся изучением событий тех лет. Однако в каких надстроечных переменах нуждался Горбачёв и те, кто стоял за ним или шел рядом? Ослабление государственной власти, ликвидация партии (в худшем случае ее перерождение) и Советов, блокирование армии и КГБ, разжигание межнациональной розни, а также противопоставление и взаимное отталкивание Центра и союзных республик с последующим распадом СССР, затемнение общественного сознания с утратой не только коммунистической идеологии, но и всех идейных ориентиров, идеалов — вот что необходимо было Горбачеву и другим «реформаторам» России, чтобы завершить задуманное.

Парадокс состоит в том, что осуществить все это планировалось, используя партию.
«У нас был единственный путь — подорвать тоталитарный режим изнутри при помощи дисциплины тоталитарной партии. Мы сделали своё дело»,

Яковлев А. Российских фашистов породил КГБ//Известия. 1998, 17 июня
— открыл позже секрет политической кухни «перестройщиков» А.Н.Яковлев2. XIX Всесоюзная конференция КПСС (28 июня — 1 июля 1988 года) весьма показательна в данном отношении.

Конференция вызвала у определенных лиц, «хороводивших» с А. Н. Яковлевым, прилив восторга и радости. По свежим впечатлениям Е. Яковлев писал:
«В стране свершилась нравственная революция. Да, впереди множество непочатых дел, мы лишь на первых ступенях перестройки, но нравственная революция произошла»

Яковлев Е. Четыре дня. Как это было (Заметки делегата XIX Всесоюзной конференции КПСС)//Обратного хода нет. М., 1989. С. 22

«Думаю, эти четыре дня правильно названы историческими»,

Бакланов Г. Время действий (Заметки делегата XIX Всесоюзной конференции КПСС)//Обратного хода нет. С. 26
— говорил писатель Г. Бакланов. Откуда эта эйфория? Она, по–видимому, есть следствие некоторого, так сказать, прозрения. Рядовые сторонники Горбачева стали, кажется, соображать, куда ведет их вождь. Начали догадываться и те, кто, критически воспринимая «перестройку», всем сердцем болел за судьбу своей Родины. Примечательны в этом отношении выступления Ю. Бондарева и С. Фёдорова.

Ю. Бондарев сравнил «перестройку» с самолетом, который подняли в воздух, не зная,
«есть ли в пункте назначения посадочная площадка».
Он говорил:
«При всей дискуссионности, спорах о демократии, о расширении гласности, разгребании мусорных ям мы непобедимы. Только в единственном варианте, когда есть согласие в нравственной цели перестройки, т.е. перестройка — ради материального и духовного объединения всех. Только согласие построит посадочную площадку в пункте назначения. Только согласие»

XIX Всесоюзная конференция Коммунистической партии Советского Союза. 28 июня — 1 июля 1988 года. Стеногр. отчет. В 2 т. М., 1988. Т. 1. С. 224
Стало быть, Ю. Бондарев (если следовать смыслу его высказываний) по прошествии трех лет перестройки не имел сколько–нибудь ясного представления о ее конечной цели и потому уподобил «перестройку» самолету, пилот которого не знает, куда его посадить. Он также не видел в обществе согласия — главного условия успеха «перестройки». Этого согласия, как явствует из приведенных слов писателя, пока нет, его предстоит еще достигнуть.

Словно уловив своим обостренным писательским чутьем главную, разрушительную линию развития «перестройки», Ю. Бондарев сказал:
«Нам нет смысла разрушать старый мир до основания, нам не нужно вытаптывать просо, которое кто–то сеял, поливая поле своим потом, нам не надо при могучей помощи современных бульдозеров разрушать фундамент еще не построенного дворца, забыв о главной цели — о перепланировке этажей… Нам не нужно, чтобы мы, разрушая свое прошлое, тем самым добивали бы свое будущее… Человеку противопоказано быть подопытным кроликом, смиренно лежащим под лабораторным скальпелем истории. Мы, начав перестройку, хотим, чтобы нам открылась еще непознанная прелесть природы, всего мира, событий, вещей, и хотим спасти народную культуру любой нации от несправедливого суда. Мы против того, чтобы наше общество стало толпой одиноких людей, добровольным узником коммерческой потребительской ловушки, обещающей роскошную жизнь чужой всепроникающей рекламой»

XIX Всесоюзная конференция… С. 223
То была хотя и завуалированная, но все же критика проводимого «перестроечного» курса, тревога за будущее народа и страны.
Писателю Ю. Бондареву ответил окулист С. Федоров, и ответ его знаменателен: «Когда товарищ Бондарев говорил, что мы взлетели и не знаем, куда сесть, он, может быть, и не знает, куда сесть. Он писатель. А я, например, знаю. Я знаю, что мы сядем в развитое общество (аплодисменты), развернем свою страну в нужное направление, поднимем людей на работу… Будем классно работать, будем свою страну беречь, заниматься экологией и чем угодно. У нас цели ясны. И мы должны посадить свой самолет на прекрасный аэродром. Продвинуться вперед»

Там же. С. 315
В речи Фёдорова немало, конечно, наигранной осведомленности.

Однако она все–таки не лишена и ощущения реальности. В середине 1988 года, или по истечении трех лет «перестройки», каждый внимательный наблюдатель, тем более особенно причастный к элитным столичным кругам, опекаемым А. Н. Яковлевым, кое–что понимал в происходящем, не говоря уже об «агентах влияния», которые вели работу еще со времен «застоя», и знали, что делают и для чего стараются.

В речи Бондарева и Фёдорова четко отражен идейный разлом, обозначившийся среди делегатов партийной конференции. Не случайно Е. Яковлев цитирует именно эти речи, характеризуя атмосферу, царившую в зале заседаний. Правда, он пытается создать несколько идиллическую картину собрания, охваченного порывом общего одушевления и единения. Он вспоминает:
«Поначалу зал, казалось, не слишком был расположен к изъявлению чувств. Первые аплодисменты прозвучали через час после начала доклада, когда М. С. Горбачев выразил глубокую признательность всем, чьей судьбы коснулась, кого опалила война в Афганистане… А потом рукоплескали по нарастающей. Порой это представлялось даже трудно объяснимым. Самозабвенно аплодировали В. Кабаидзе, когда тот расправлялся с министерством, словно шашкой рубил, и приветствовал тех, кто призывал осторожней пользоваться оружием критики. Громом аплодисментов ответили на выступление писателя Ю. Бондарева, риторически вопрошавшего: «Можно ли сравнить нашу перестройку с самолетом, который подняли в воздух, не зная, есть ли в пункте назначения посадочная площадка?» И так же горячо одобрили выступление генерального директора межотраслевого научно–технического комплекса «Микрохирургия глаза» С. Фёдорова, который отвечал предшествующему оратору: «Когда товарищ Бондарев говорил, что мы взлетели и не знаем, куда сесть, он, может быть, и не знает, куда сесть. Он писатель. А я, например, знаю». Несмолкающей овацией проводили с трибуны Б. Ельцина и хлопали тем, кто критиковал его… В чем же дело? Кому–то начинало казаться, что у зала нет своей позиции, если откликается он рукоплесканиями по прямо противоположным поводам. Но думаю, что сказалось иное. Зал радовался, зал приветствовал то, чего давно уже не было на подобных форумах: рождение собственной мысли, выражение собственного мнения, умение это сделать по–своему»

Яковлев Е. Четыре дня… С. 23
И тут, будто спохватившись от мысли, не заврался ли, Е. Яковлев замечает:
«Впрочем, аплодировали, не только приветствуя, но и осуждая. Это началось уже на втором заседании: зал прерывал хлопками секретаря Московского горкома В. Белянинова, речь которого не отличалась ни мыслями, ни наблюдениями»

Там же
Выступление Белянинова, действительно, обыденное. Но не в этом «соль». В. Белянинов, надо полагать, не понравился той части делегатов конференции, которая «не–смолкающей овацией провожала с трибуны Ельцина», поскольку, не называя имени, он задел последнего, когда говорил:
«Как известно, на первом этапе перестройки в Москве имели место попытки ликвидировать «обломовщину» одним махом, революционной фразой, поспешными кадровыми перестановками. Центральный Комитет, коммунисты города осудили подобные, не отвечающие смыслу перестройки подходы, так как невозможно проводить политику без широкого участия масс, одними лишь призывами и указаниями»

XIX Всесоюзная конференция… Т. 1. С. 110
Е. Яковлев «скромно» умолчал о том, как «захлопали» его коллегу по перу и мировоззрению Г. Бакланова, который, сделав выпад против Ю. Бондарева, «напросился» на «шум в зале» и «аплодисменты», отчего был настолько растерян, что никак не мог уразуметь, сгоняют ли его с трибуны или одобряют (Там же. Т. 2. С. 20, 21). А когда уразумел, то без тени смущения заявил:
«Я закончу, товарищи, вы не волнуйтесь, я выстою здесь, выстою»

Там же. С. 22
И закончил, но не просто так, а с угрозами, прибегнув, правда, к иносказанию:
«И вот что я вам скажу на все ваши аплодисменты. Они меня не расстроили… В Австралии, когда задают тест будущему кандидату в пилоты, есть такой вопрос: вы летите в двухместном самолете. Представьте, что со второго сиденья выпала английская королева. Ваши действия? Некоторые говорят — застрелиться. Кинуться за ней и поймать в воздухе. Правильным считается ответ — выровнять самолет после потери лишнего груза и продолжать полет. Так вот в ходе перестройки нам не раз еще придется выравнивать самолет после потери лишнего груза и продолжать полет»

XIX Всесоюзная конференция… Т. 1. С. 23
Если Г. Бакланов выражался в иносказательном духе, то земляк Горбачёва, генеральный директор производственного бройлерного объединения «Ставропольское» В. Постников, отбросив все аллегории, прямо заявил:
«Михаил Сергеевич, перестройка — это революция. Вы сказали, что мы спокойно, гуманными методами её будем стараться проводить. Но раз это революция, то такими методами ее не проведешь. (Аплодисменты.) Увещевать людей и все время воспитывать, допустим, бюрократов бесполезно, мы знаем, что и здесь сидят те, кто против перестройки, и с ними уже ничего не сделаешь, их надо выгонять, их надо исключать из партии. (Аплодисменты.) А вы по природе человек гуманный, мы Вас знаем, и хотите гуманными методами их воспитать. Их надо лишать должностей, потихонечку на пенсию отправлять»

Там же. Т. 1. С. 256
Производитель бройлеров призывал, следовательно, к расправе над противниками «перестройки» и к кадровой чистке, поставив тем самым «Михаила Сергеевича» в неловкое положение, так как присутствующие в зале могли подумать, что Постников говорит, угождая генсеку. И тот был вынужден поправить своего чересчур простоватого земляка:
«Виктор Иванович, давай поговорим в присутствии свидетелей на эту тему. Думаю, если ЦК начнет снимать бюрократов, которые работают или рядом с вами, в Ставропольском крае, или даже в вашем объединении, а может, чуть выше — в центральных органах Российской Федерации, или где–то еще, то дело не пойдет. Так у нас уже было. Сверху мы пытались многое сделать. Ничего из этого не вышло. Сегодня мы стремимся через экономическую реформу, через реформу политической системы, оздоровление духовной сферы, через средства массовой информации двинуть все общество. Вот тогда бюрократу деваться будет некуда. У него под ногами земля гореть будет, чего он, собственно, боится. А с начальством он всегда договорится. Приведет, как приводил 10, 20 лет подряд, два вагона аргументов, и в конце концов ты сдашься. Поэтому дело не в том, чтобы быть хорошим, и не в том, чтобы всем нравиться. Надо вести политическую линию в интересах народа, в интересах социализма, включая во все процессы сам народ. Народ быстро всех на место поставит. Если тот демократический механизм, который сегодня обсуждается на конференции, будет принят, то так и будет (Аплодисменты)»

XIX Всесоюзная конференция… Т. 1. С. 256—257
Постников, сообразив, что наговорил лишнего, сразу же стушевался:
«Вы меня убедили, поэтому я закончил. (Смех. Аплодисменты)»

Там же. С. 257
Таким образом, иносказательный Г. Бакланов и прямолинейный В. Постников сошлись в мысли о необходимости освобождения от антиперестроечного балласта, призывая, по существу, к расправе с противниками «перестройки», что не могло остаться незамеченным участниками конференции. И ректор Московского университета А. А. Логунов сказал:
«Мы никак не можем изменить свою психологию и понять, что обсуждение, и даже острое,— это наше оружие против консерватизма и примитивного единомыслия. Все это свидетельствует о том, насколько живучи в нас стереотипы прошлого. Нам надо преодолеть примитивизм в мышлении. Центральному Комитету, Политбюро нужно внимательно смотреть за ходом всех процессов в обществе. Очень у нас велико желание кого–нибудь бить. (Аплодисменты.) Стоит только невзначай подтолкнуть этот процесс, и мы будем бить антиперестроечников, которых мы, наверное, найдем, так, как мы раньше били космополитов и т.д. А чем это кончается, мы все хорошо знаем»

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   44

Похожие:

Игорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну iconГреков Игорь Евгеньевич
Орловского государственного технического университета, Орел, Россия, z0604@ostu ru

Игорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну iconВладимир Яковлевич Родился 6 октября 1965 года в Ленинграде. Гражданство : Россия
Адрес: 191187, Санкт-Петербург, ул. Гагаринская, 3, Европейский Университет в Санкт-Петербурге

Игорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну iconИгорь 45 лет, врач с частной практикой
Квартира. Оля гладит рубашку, подает её Игорю. Игорь надевает. Ольга продолжает гладить. Параллельно разговаривают

Игорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну iconЧирьев Игорь Юрьевич
Чирьев Игорь Юрьевич, учитель истории I квалификационной категории моу «сош №11 с углубленным изучением иностранных языков» г. Ноябрьска...

Игорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну iconВладимир Яковлевич Петрухин Загробный мир. Мифы разных народов Владимир...
Похоронный оркестр ныне выражает коллективную скорбь по умершему, а не создает шум на похоронах, чтобы отгонять злых духов, как было...

Игорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну iconВыполнение спмрхв в регионе векца
Таджикистан), «Greenwomen» (Казахстан), рузгяр (Азербайджан), Ecovision (Грузия), мама-86 (Украина), спэс (Россия), дронт (Россия),...

Игорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну iconБаранов, Игорь. Серебряный свет: стихи/Игорь Баранов. Псков,2011. 64 с. 1000 экз. 40р
Список новой художественной литературы, поступившей в библиотеку псковского государственного педагогического университета в III квартале...

Игорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну iconИгорь Ростиславович Шафаревич Русский народ в битве цивилизаций Политический бестселлер
Игорь Ростиславович Шафаревич — выдающийся математик. Но широкую известность как у нас, так и за рубежом принесла ему общест­венная...

Игорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну iconИгорь мужчина, около 40 лет
Потом встает и пробует передвигаться по сцене. У него вид человека, перенесшего тяжелую болезнь. Движения и речь неуверенны. Сделав...

Игорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну icon2012 Работа по подготовке ежегодного государственного доклада «Молодёжь...
Иванов Игорь Владимирович – министр по физической культуре, спорту и молодёжной политике Иркутской области, руководитель рабочей...



Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
top-bal.ru

Поиск