Игорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну






НазваниеИгорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну
страница9/44
Дата публикации20.09.2013
Размер5.32 Mb.
ТипДокументы
top-bal.ru > История > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   44
Там же
Еще в июле 1989 года, т.е. спустя четыре года после её начала, Горбачев заявлял:
«Мы не можем откладывать решение назревших кадровых вопросов… Нам надо пополнить кадровый корпус творческими силами»

Правда. 1989, 10 июля
М. С. Горбачева особенно тревожил состав ЦК. Поэтому
«выборы в Центральный Комитет сопровождались чисткой, превосходившей по своим размерам все, что партия до сих пор знала. Между 1934 и 1939 годами, в период «большого террора», ЦК потерял 78% своих членов… Между 1986 и 1990 гг. число новых членов ЦК составило 85%»

Геллер М. Я. Горбачев. Победа гласности и поражение перестройки. С. 556
Прямо–таки фантастическую чистку Центрального Комитета он произвел в апреле 1989 года, отправив за один прием в отставку свыше 100 (110) членов ЦК КПСС, т.е. более трети состава этого высшего партийного органа. Приходится только удивляться безропотности старых членов ЦК. По–видимому, у них возобладали «шкурные» интересы.

Чтобы усилить свои позиции в Политбюро и ослабить последнее, Горбачев в августе того же года расширил и омолодил Политбюро за счет первых секретарей компартий союзных республик, которые по понятным причинам не могли присутствовать на его еженедельных заседаниях. Подчеркнем особо, что эта, так сказать, генеральная перетряска ЦК и Политбюро имела место в 1989 году, после которого начался обвал партии и страны. Кадровые изменения в составе ЦК и Политбюро имели важное значение в истории падения системы. Не случайно оба эти события отражены в «Хронике крушения коммунистического режима», составленной А. А. Собчаком ― одним из наиболее осатанелых демократов (Собчак А. А. Жила–была коммунистическая партия. С. 24, 25).

Необходимо сказать и о том, что люди, вошедшие во власть в период «перестройки»,― довольно своеобразные особи, имеющие чрезвычайно смутное представление о чести, совести, о гражданском долге и любви к Родине. Их приход есть прямое следствие проводимой партийным руководством кадровой политики. В постановлении Пленума ЦК КПСС от 28 января 1987 года «О перестройке и кадровой политике партии» записано:
«Пленум ЦК подчеркивает, что решающим критерием оценки кадров, их политической и гражданской позиции являются отношение к перестройке, задачам ускорения социально–экономического развития страны, реальные дела по их осуществлению. Партия будет выдвигать и поддерживать тех работников, которые не только разделяют курс на перестройку, но и активно, творчески включились в процесс обновления, отдают все силы общему делу, умеют добиваться успеха. Кто не в состоянии изменить к лучшему положение дел на порученном участке, остается равнодушным к происходящим переменам, цепляется за старое, тот не вправе занимать руководящий пост»

Государство Российское: Власть и общество с древнейших времен до наших дней. Сб. документов // Под ред. Ю. С. Кукушкина. М., 1996. С. 440―441
Это постановление, с одной стороны, легализовало изгнание из рядов партии самостоятельных и потому ненадежных людей, а с другой ― распахнуло двери для «хождения во власть» всякого рода проходимцам. И они посыпались «во власть», как труха из дырявого мешка.

Несмотря на то, что Пленум заявил о необходимости
«неуклонно освобождаться от приспособленцев, карьеристов, конъюнктурщиков, от тех, кто компрометирует звание члена партии, советского руководителя стяжательством, хозяйственным обрастанием, пьянством, моральной нечистоплотностью»,

Государство Российское: Власть и общество… С. 441
именно такого «сорта» люди стали «править бал». Ради власти, «стяжательства» и «хозяйственного обрастания» они не останавливались ни перед чем. В душе у них не было ничего святого. Хорошо о них сказал В. Межуев, по словам которого,
«перестройка»

«вывела к власти людей, совершенно случайных для истории России, никак с ней не связанных ― ни культурно, ни религиозно, ни исторически. Для них судьба России не была их личной судьбой. Этих людей отличала духовная беспородность. Они ни интеллектуально, ни другими качествами не были предназначены решать судьбу страны. Они никак не были укоренены в русской почве. Совершенно не понимали ни её истории, ни её традиций. До перестройки они что–то тявкали про научный коммунизм, потом они прочитали Хаека и стали по западным рецептам, которые, кстати, оспариваются давно и на Западе, ломать и корежить эту огромную страну, чужую для них и непонятную»

Независимая газета. 1997,16 янв.
Б. М. Соколин относит их к
«антигосударственным элементам», «ориентированным на западный путь развития и готовым ради этого к совершению капиталистической революции»

Соколин Б.М. Кризисная экономика России: рубеж тысячелетий. СПб., 1997. С. 50
Подобного сорта люди, большие и малые, не раз вылезали на историческую сцену, о чем в свое время говорил великий Ф. М. Достоевский:
«В смутное время колебания или перехода всегда и везде появляются разные людишки. Я не про тех так называемых «передовых» говорю, которые всегда спешат прежде всех (главная забота) и хотя очень часто с глупейшею, но все же с определенною более или менее целью. Нет, я говорю лишь про сволочь. Во всякое переходное время подымается эта сволочь, которая есть в каждом обществе, и уже не только безо всякой цели, но даже не имея и признака мысли, а лишь выражая собою изо всех сил беспокойство и нетерпение. Между тем эта сволочь, сама не зная того, почти всегда подпадает под команду той малой кучки «передовых», которые действуют с определенною целью, и та направляет весь этот сор куда ей угодно, если только сама не состоит из совершенных идиотов, что, впрочем, тоже случается… В чем состояло наше смутное время и от чего к чему был у нас переход — я не знаю, да и никто, я думаю, не знает — разве вот некоторые посторонние гости. А между тем дряннейшие людишки получили вдруг перевес, стали громко критиковать все священное, тогда как прежде и рта не смели раскрыть, а первейшие люди, до тех пор благополучно державшие верх, стали вдруг их слушать, а сами молчать; а иные так позорнейшим образом подхихикивать»

Достоевский Ф.М. Собр. соч. В 10 т. М., 1957. Т. 7. С. 481
Таким образом, «перестройка», породившая «смутное время колебания и перехода», востребовала и соответствующие кадры своих исполнителей. «Человеческий фактор» горбачевской «перестройки» был под стать ее делам.

Все началось с курса на «ускорение социально–экономического развития страны», декларированного 23 апреля 1985 года на Пленуме ЦК КПСС. В этом, конечно, не было ничего плохого. Наоборот, страна нуждалась в пробуждении от «застоя», в динамическом развитии, ибо к 1985 году экономика её
«приблизилась к состоянию стагнации. Среднегодовые темпы экономического роста в 1981—1985 гг. составили 3,2% (по национальному доходу). Это был самый низкий прирост за все послевоенные годы»

Коловангин П. М., Р ы 6 а к о в Ф. Ф. Экономическое реформирование России в XX веке (политико–экономическое исследование). СПб., 1996. С. 30
Но задачи, которые теперь ставились, более напоминали благие пожелания, нежели строго рассчитанные и выверенные задания.
«Согласно принятым решениям, подкрепленным затем «Основными направлениями экономического и социального развития на 1986—1990 гг. и на период до 2000 г.», предусматривалось удвоить к 2000 г. национальный доход, а темпы прироста повысить с 3,1% в 1981—1985 гг. до 5,0% в 1986—2000 гг. Ресурсосбережение рассматривалось как решающий источник удовлетворения потребностей экономики в топливе, энергии, сырье и материалах. Была сформулирована задача: 75—80% прироста потребностей в этих компонентах производства обеспечить за счет их экономии»

Там же. С. 30—31
Все это прекраснодушие, как и надо было ожидать, осталось только на бумаге.

Необходимо заметить, что программа «ускорения» предусматривала
«опережающее (в 1,7 раза) развитие машиностроения по отношению ко всей промышленности и достижение ею мирового уровня уже в начале 90–х годов. Но ни в одном из партийных документов, ни в одном из официальных расчетов не говорилось, что для достижения цели «догнать Америку» за пять лет в важнейшей отрасли необходимо было, чтобы производство оборудования для самого машиностроения развивалось в сравнении с ним ещё в два раза быстрее. Советской экономике это было совершенно не под силу. Предпринятые массированные денежные, в том числе валютные, вливания в машиностроение не дали эффекта ни через год, ни через два после провозглашения его приоритетным»

Политическая история… С. 613
Деньги, как говорится, «вылетели в трубу», что явилось первым серьезным «вкладом» Горбачева в развитие экономики страны. Да и вообще «ускорение» обернулось громадным ростом бюджетного дефицита. Как все это понимать? Можно, разумеется, сказать: перед нами досадная ошибка, каких немало совершили предшественники «реформатора» с «человеческим лицом». Но, учитывая то, что Горбачёв совершил впоследствии, к чему привел страну, народ и партию, можно заявить и по–другому: здесь мы имеем дело с сознательным расчетом и с планированной акцией.

Некоторые экономисты полагают, что программа «ускорения» без структурной перестройки была обречена на провал (Соколин Б.М. Кризисная экономика России… С. 10—11). Опять приходится гадать, что это — просчет или расчет…

В программе «ускорения» есть момент, который обычно упускают из вида. Это момент социально–психологический. Понятие «ускорение развития» содержит элемент если не завораживающий, то очень привлекательный, особенно для обществ, остро осознающих необходимость позитивных изменений, затрагивающих жизнь народных масс (а таковым и было советское общество середины 80–х годов). Народ, находящийся в томительном состоянии ожидания лучшего, склонен, вопреки разуму, верить обещаниям своих правителей. А тут появился вызывающий симпатию молодой (по сравнению с прежними хозяевами Кремля), обходительный и сладкоречивый властитель, устами которого, как говорит народная мудрость, «мед бы пить». Он пообещал радикальным образом улучшить жизнь за какие–то пятнадцать лет. Как ему не верить?! И, увы, поверили! Но массы, которыми овладевает чувство веры, слепнут, будучи не способны адекватно воспринимать действия власти. Они поддаются на новшества, которые осуществляются отнюдь не в их интересах. Необходимо время для прозрения. А пока с людьми, пребывающими в социальном дурмане, можно проделывать все, что угодно. Таков, на наш взгляд, основной социально–психологический эффект программы «ускорения». С этой точки зрения ее надлежит рассматривать как один из способов психологического воздействия на массы.

Провозгласив курс на «ускорение» экономического и социального развития в рамках существующего строя, Горбачев одновременно включил мощную систему торможения, в результате чего реализация этого курса стала весьма проблематичной (Это, по нашему убеждению, свидетельствует о том, что в курсе на «ускорение» Горбачев преследовал несколько иные цели, нежели ускоренное развитие страны на пути к подлинному социализму). Речь идет об антиалкогольной кампании. Как бы предполагая возможность подобного взгляда на проводившуюся в 1985—1988 годы борьбу с алкоголизмом, Горбачёв в своих мемуарах пишет:
«Антиалкогольная программа, принятая в мае 1985 года, до сих пор остается предметом недоумения и догадок. Почему решили начать с этой меры, рискуя осложнить возможность проведения реформ?»

ГорбачёвМ. С. Жизнь и реформы. Кн. 1. С. 338
Принятие антиалкогольной программы бывший генсек объясняет тем, что мириться далее с пьянством — «народной бедой» — было невозможно (Там же. С. 338—340), хотя тут же отмечает, что
«пьянство на Руси было бичом со Средних веков»

Там же. С. 338
(То же самое он мог бы сказать и применительно к советскому времени, в частности по отношению к 20–м и 30–м годам (Лебина Н.Б. Повседневность 1920—1930–х годов: «борьба с пережитками прошлого»//Советское общество: возникновение, развитие, исторический финал. Т. 1. От вооруженного восстания в Петрограде до второй сверхдержавы мира. М., 1997. С. 244—252) )

Стараясь ослабить бремя личной ответственности, Горбачёв утверждает, будто инициатива введения мер по преодолению пьянства и алкоголизма
«принадлежала общественности»

Горбачёв М. С. Жизнь и реформы. Кн. 1. С. 340
Стало быть, он здесь, можно сказать, как бы ни при чем. К тому же чересчур ретивые сановные контролеры, следившие за претворением в жизнь предначертаний партии (контроль за исполнением был поручен Лигачёву и Соломенцеву), взявшись за дело с неуемным рвением,
«довели всё до абсурда»

Там же. С. 341
Опять–таки он тут, вроде бы, ни при чем. Однако Горбачёв все же не отказывается от «доли» собственной вины. Только она у него хоть и «большая», но какая–то странная:
«Что ж, должен покаяться: на мне лежит большая доля вины за эту неудачу. Я не должен был всецело передоверять выполнение принятого постановления. И, уж во всяком случае, был обязан вмешаться, когда начали обнаруживаться первые перекосы. А ведь до меня доходила тревожная информация, что дело пошло не туда, да и многие серьезные люди обращали внимание на это в личных беседах. Помешала отчаянная занятость лавиной обрушившихся на меня дел — внутренних и внешних, в какой–то мере и излишняя деликатность. И ещё одно скажу себе в оправдание: уж очень велико было наше стремление побороть эту страшную беду. Напуганные негативными результатами кампании, мы кинулись в другую крайность, совсем её свернули. Шлюзы для разгула пьянства открыты, и в каком жалком состоянии находимся мы сейчас! Насколько труднее будет из него выбираться!»

Горбачёв М. С. Жизнь и реформы… С. 342
Итак, «передоверил», «не вмешался», «не прислушался», «был занят», «хотел лучшего» — вот за что себя корит Горбачев, говоря при этом, что сейчас мы находимся еще в худшем положении. Все это — словесная вуаль, скрывающая подлинный смысл антиалкогольной кампании 1985— 1988 годов. Увы, не вышло. И тут ничего не поделаешь… Эту сказку в различных вариантах пересказывают другие мемуаристы и даже ученые–историки.

А. С. Черняев — особа, приближенная к Горбачеву,— определяет антиалкогольную политику как
«крупную ошибку»,
которая
«предопределила многое в трагическом исходе перестройки»

Черняев А. С. Шесть лет с Горбачевым. По дневниковым записям. С. 39
Е. Т. Гайдар, известный либерал–демократ, так оценивает начатую Горбачевым борьбу с пьянством и алкоголизмом:
«опаснейшая антиалкогольная кампания»,
подрывающая
«сами основы финансовой стабильности»

Гайдар Е. Т. Дни поражений и побед. С. 42—43
(В статье, написанной ранее, Гайдар отмечал:
«Финансовое положение государства было напряженным уже на протяжении многих лет. С 1985 года начинается серьезное сокращение доходов бюджета по двум крупнейшим статьям — налога с оборота от реализации спиртных напитков и доходов от внешней торговли»

(Гайдар Е. Хозяйственная реформа, первый год//Обратного хода нет. М., 1989. С. 323) )
Итальянский историк Дж. Боффа считает антиалкогольную кампанию одним из самых злополучных решений горбачёвского периода (Боффа Д. От СССР к России. История неоконченного кризиса. 1964—1994. С. 142). При этом Боффа полагает, что это решение является по духу своему андроповским (Там же). Тем самым подспудно проводится мысль, будто действия Горбачева вполне традиционны и целиком соответствуют стилю политики предшествующих вождей.

С наибольшей прямотой подобный взгляд развивает М. Я. Геллер, согласно которому Горбачев
«действовал по традиционной советской схеме: критика действующего механизма — выдвижение рецептов его улучшения — принятие решения — эйфория по поводу эффективности — шок после очередной неудачи»

Геллер М. Я. Горбачев. Победа гласности и поражение перестройки. С. 551
В своих делах Горбачёв, оказывается, подражал Сталину. Так, лозунг «Ускорение» был, по мнению Геллера,
«парафразой одного из главных сталинских лозунгов 30–годов: темпы решают всё»

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   44

Похожие:

Игорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну iconГреков Игорь Евгеньевич
Орловского государственного технического университета, Орел, Россия, z0604@ostu ru

Игорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну iconВладимир Яковлевич Родился 6 октября 1965 года в Ленинграде. Гражданство : Россия
Адрес: 191187, Санкт-Петербург, ул. Гагаринская, 3, Европейский Университет в Санкт-Петербурге

Игорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну iconИгорь 45 лет, врач с частной практикой
Квартира. Оля гладит рубашку, подает её Игорю. Игорь надевает. Ольга продолжает гладить. Параллельно разговаривают

Игорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну iconЧирьев Игорь Юрьевич
Чирьев Игорь Юрьевич, учитель истории I квалификационной категории моу «сош №11 с углубленным изучением иностранных языков» г. Ноябрьска...

Игорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну iconВладимир Яковлевич Петрухин Загробный мир. Мифы разных народов Владимир...
Похоронный оркестр ныне выражает коллективную скорбь по умершему, а не создает шум на похоронах, чтобы отгонять злых духов, как было...

Игорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну iconВыполнение спмрхв в регионе векца
Таджикистан), «Greenwomen» (Казахстан), рузгяр (Азербайджан), Ecovision (Грузия), мама-86 (Украина), спэс (Россия), дронт (Россия),...

Игорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну iconБаранов, Игорь. Серебряный свет: стихи/Игорь Баранов. Псков,2011. 64 с. 1000 экз. 40р
Список новой художественной литературы, поступившей в библиотеку псковского государственного педагогического университета в III квартале...

Игорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну iconИгорь Ростиславович Шафаревич Русский народ в битве цивилизаций Политический бестселлер
Игорь Ростиславович Шафаревич — выдающийся математик. Но широкую известность как у нас, так и за рубежом принесла ему общест­венная...

Игорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну iconИгорь мужчина, около 40 лет
Потом встает и пробует передвигаться по сцене. У него вид человека, перенесшего тяжелую болезнь. Движения и речь неуверенны. Сделав...

Игорь Яковлевич Фроянов Россия. Погружение в бездну icon2012 Работа по подготовке ежегодного государственного доклада «Молодёжь...
Иванов Игорь Владимирович – министр по физической культуре, спорту и молодёжной политике Иркутской области, руководитель рабочей...



Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
top-bal.ru

Поиск