Русы Севера «Норманны Русы Севера»






НазваниеРусы Севера «Норманны Русы Севера»
страница4/27
Дата публикации20.09.2013
Размер3.5 Mb.
ТипДокументы
top-bal.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

Палеолитические «венеры» или «мадонны», как их принято называть в научной печати, встречаются во всех ареалах расселения русов-бореалов. Эти «венеры» могут отличаться одна от другой размерами, объемами, материалом, из которого они выполнены. Но все до единой они выполнены по строгому канону прарусов: анфас и профиль фигур, сужающихся к ногам и голове, имеет ромбовидную форму (как мы узнаем позже, ромб, заполненный определенными знаками, в сакральных воззрениях русов является символом плодородия), ноги и руки скульптур не проработаны, имеют преднамеренно рудиментарный вид (обратите внимание на стилистику изображения конечностей в иконописи), голова изображается формально, без проработки черт лица, первостепенное внимание уделено широким и объемным бедрам, грудям, животу, то есть всем вторичным и основным, на взгляд древнего человека, признакам плодородия.

Мы знаем из более позднего, зафиксированного фольклора и письменных памятников русов, какое внимание они уделяли «богиням плодородия». Связано ли это с эпохой матриархата (для признания существования которого у науки пока нет веских оснований) или нет, тем не менее «Мать-рожаница», «Мать сыра земля», «Родительница всего сущего» — это, пожалуй, основная культовая фигура древних русов после главного божества вселенной, табуизированного и не упоминаемого по имени (Род, Сварог, Дый и прочие теонимы — всего лишь эпитеты, но не имя — запретное и непроизносимое). По количеству находок и географии их распространения мы можем судить о важности и глубине культа, зарожденного не позднее 30-го тысячелетия до н. э. и просуществовавшего до наших дней. Нет ни малейших сомнений, что мы имеем дело с культом древнейшего божества плодородия и женского начала, сохранившегося в памяти человечества, как Мать-рожаница — Лада — Кибела — Макошь. Безусловно, в той или иной форме подобный культ существовал и у прочих этносов, родственных или неродственных суперэтносу. Но наибольшее значение и распространение он имел в среде проторусов и прарусов. И потому по находкам фигурок Матери-рожаницы Лады, со следами окраски красной охрой, мы можем прослеживать пути следования и места расселения древних русов.

Культовые фигурки находят и на Урале, и в Сибири, и в Средней Азии. Но больше всего их обнаружено в Восточной и Центральной Европе, что в совокупности с другими данными, антропологическими, археологическими, лингвистическими, топонимическими, дает нам основание говорить, что именно в этих местах в 30–15 тысячелетиях до н. э. и бытовало основное, главное этническо-культурно-языковое ядро русов-бореалов (три других, родственных «ядра» прарусской общности были в Южной Сибири, Средней Азии и в долине Инда). Наиболее известны фигурки Рожаниц из Виллендорфа в Австрии (20 тыс. до н. э.), Гагарино в верховьях Дона (20 тыс. до н. э.), Леспюга во Франции, Долни Вестоницы в Моравии, Пшедмостья в Чехии, Костенок под Воронежем… По именам первого и последнего поселений даже названа соответствующая культура «виллендорфско-костенковская», культура ядра, основного ствола русов-бореалов. Но мы должны помнить, что и располагающиеся в пограничных областях схожие, родственные «культуры» также вне всяких сомнений принадлежали бореалам. Бореалы Европы еще не делились на народы.

В Костенковско-Борщевском районе Воронежской области исследования проводятся более ста десяти лет. Открыто и изучено свыше двадцати стоянок русов-бореалов, живших здесь 25–20 тысячелетий назад. Здесь найдено огромное количество предметов быта, украшений, орудий труда, оружия и культовых фигурок пещерных львов, шерстистых носорогов, мамонтов и, разумеется, богинь-рожаниц. Особенно много изображений мамонтов, что понятно (русы-костенковцы оставили по себе многие тонны костей и бивней съеденных ими мамонтов). По результатам раскопок жизнь русов-бореалов реконструируется детально.

Рис. 038.

Палеолитические охотники на мамонтов, буйволов, оленей и носорогов вели полукочевой образ жизни, перемещаясь по безлесой степи, покрытой густой сочной травой, вслед за стадами упомянутых животных — в основном в направлении юг-север и обратно. Стоянки их были длительными, как правило, зимними. Уходя летом далеко на север вслед за животными, зимой русы-бореалы возвращались на юг (относительный, разумеется, юг в Костенках). Они строили или восстанавливали так называемые «длинные дома». Уже в новое время, в XVIII–XIX веках приоритет в создании такого типа домов немецкими учеными-шовинистами будет приписан «германским племенам» значительно более поздних времен, что совершенно неверно, так как «германцы», как одна из последних гибридно-боковых ветвей этнодрева русов, просто использовала наработки своих предков.

Длинные «общинные» дома мы встречаем значительно позже у скандинавов-«викингов», живущих в поселках-виках. Вся долгая зимняя жизнь русов-скандинавов проходила в этих длинных домах. Вплоть до XI–XII веков н. э. Это говорит о том, что скандинавы-викинги не только не превосходили русов-славян Новгородско-Киевской Руси (как это мнится норманистам), а отставали от них в социально-политическом развитии на тысячелетия. Русы-славяне Руси находились в развитой индоевропейской фазе своего развития, а русы-скандинавы — в бореальной. У них был более крепок род, кровная племенная связь. Они были сильны, подвижны, спаяны, бесстрашны. Но Русь была в сравнении с бореальной Скандинавией фантастически богата (второй смысл понятия Гардарика — «богатая страна»). И бореалов-скандинавов тянуло на Русь, как сильную и умную молодежь из глухой и бедной провинции тянет в крупные и богатые города. Оказываясь в русских городах, русы-викинги, несмотря на отсталость в социальном и культурном развитии, получали огромное преимущество: русы-градники (горожане) были уже достаточно разрознены, а бореальные русы-викинги (селяне; вик = весь = «село») были соединены крепчайшими родовыми узами.

Но вернемся к классическим бореалам, прямым предкам русов Скандинавии и Новгородско-Киевской Руси.

Длинные дома, как наиболее удобные в суровых и полукочевых условиях, использовались русами с древнейших времен и именно в степных условиях, где не было естественных укрытий типа пещер и скальных навесов (на территории формирования «германских племен» таковые имелись). Каждый дом, рассчитанный на большую семью-род, состоял из трех-четырех конических шалашей, где «ребрами жесткости» служили кости мамонтов. Шалаши были соединены длинными переходами, и все покрывалось несколькими слоями толстых, сшитых друг с другом шкур. Рядом с домами русы-бореалы вырывали большие ямы-ледники (навык, бытующий до сих пор) для хранения мяса на всю зиму. Кроме того, тут же складывали нечто вроде полениц из множества бивней и костей — эти запасы помогали поддерживать огонь в «длинных домах», служили материалом для резьбы по кости и изготовления оружия. На зиму приходилось шить добротную меховую одежду, без которой в условиях ледникового периода люди просто не выжили бы. Большое количество костяных игл, остатков самой одежды, бусинок и прочих украшений говорят о том, что добротности одеяний и своему внешнему виду бореалы уделяли особое внимание. Зимой охота на крупную добычу становилась не столь удачной, приходилось расставлять силки на песца и прочего пушного зверя. Именно долгими зимними вечерами и создавались шедевры палеолитического искусства, в том числе и культовые. Фигурки Рожаницы, Матери Лады из Костенок по художественным достоинствам занимают особое место. Весной охота в степях возобновлялась в полном объеме, и времени на что-либо другое у мужчин рода не оставалось.

Примерно такой же образ жизни — в различных вариантах в зависимости от окружающего ландшафта и местного климата — вели и другие роды-племена этническо-культурно-языкового ядра русов-бореалов.

В долине Везера, гористой местности Испании, Прирейнских областях, на Южном Урале или в Прибайкалье бореалы укрывались на зиму в пещерах, оставляя на их стенах свою ритуально-магическую живопись. Они охотились на тех животных, которые обитали в данной местности — на мамонтов, на диких лошадей и оленей, на горных козлов, медведей… Но несмотря на определенные различия, быт их был примерно одинаков. И говорили они на одном языке — бореальном, уже начавшем делиться на периферийных участках своего применения, но нерушимо и ритуально сохраняемом в «ядре» суперэтноса. Мы можем на тот период, естественно, говорить о множестве «диалектов» бореального языка. Но они еще не разошлись в эпоху русов-бореалов настолько, чтобы представители даже самых отдаленных родов, разбросанных на десятки тысяч километров друг от друга, не могли понять своих далеких лишь по фактору расстояния сородичей. Мы можем представить себе это на примере, скажем, русского и белорусского языков.

Рис. 041.

По совокупности имеющегося материала, в том числе носящего культовый характер, мы можем с уверенностью говорить, что даже на самом раннем этапе у русов-бореалов было внутриплеменное (внутриродовое) деление если не на три касты по Ж. Дюмезилю5 (типа брахманы-кшатрии-вайшья жрецы-воины-работники), то, по крайней мере, на две: «жрецы — воины» «волхвы — охотники-воины». Роль «работников-вайшья» в палеолите по необходимости приходилось выполнять женщинам племени и частично самим «воинам-охотникам», изготавливающим для себя оружие и орудия труда для себя и для женщин. Из среды «воинов-охотников» выделялись вожди племен. Ни о каком предгосударственном устройстве общества русов-бореалов в 25–15 тысячелетиях, по-видимому, говорить не приходится, во всяком случае фактов для подтверждения этого у нас пока нет.

Но серьезное социальное расслоение племени-рода прарусов отмечается и в более ранние времена — это очевидный факт, несмотря на множество трудов историков-марксистов, отвергающих таковое расслоение в «первобытном обществе».

Мы уже упоминали о поселении в районе Сунгиря, что в 200 км восточнее Москвы, под Владимиром, где в могильнике, залитом охрой, были найдены останки вождя одного из родов русов-бореалов. Это было богатое захоронение 24 тысячелетия — пожалуй, одно из первых поистине царско-княжеских захоронений, положивших на многие тысячелетия вперед традицию захоронения правителей родов и государств древних русов и их продолжателей, будь то тайные, скрытые погребения скифов, могилы фараонов под пирамидами, микенские и этрусские погребальные камеры или великокняжеские курганы X века н. э. Пышные меховые и кожаные одеяния руса-бореала были усеяны тысячами искусно выделанных бусин из бивней мамонта, на руках его были надеты более двадцати тонких костяных браслетов с резными узорами. Голову погребенного вождя украшал обруч из бивня мамонта также с затейливой резьбой, кроме того, на ней был меховой головной убор, расшитый бусинами и клыками песца. Не менее пышными были и сунгирские погребения мальчика и девочки, в которых вдобавок ко всему лежали резные фигурки лошади и мамонта. Но особый интерес исследователей вызвали найденные в захоронениях копья из распрямленного бивня мамонта и так называемые «жезлы предводителей» — костяные булавы с просверленным в них округлым отверстием. Этот характернейший признак верховной власти также станет отличительной чертой русов: зародившийся во времена бореалов, он будет сопровождать их потомков многие сотни веков вплоть до ваджры-«алмазной палицы Индры» и гетманской булавы.

«Жезлы предводителей» или «жезлы начальников», что более употребимо в западной научной печати, встречаются практически во всех захоронениях и стоянках русов-бореалов от пиренейских и везерских пещер до сибирских и дальневосточных гротов. В ряде изданий высказывались предположения, что сами «жезлы» были лишь орудиями производства, предназначенными для распрямления бивней мамонта и выделки копий. Но такие предположения малоубедительны. В большинстве случаев «жезл» изготавливался из большого оленьего рога, украшался причудливой тонкой резьбой, окрашивался красной охрой и имел нижнюю часть с удобной рукоятью и верхнюю с отверстием, имея при этом форму скипетра. Орудия производства орудий труда так не выглядят. Мы имеем дело с явным символом власти. Именно с символом, то есть не с реальным орудием, с помощью которого можно установить или захватить власть в племени или над племенем в борьбе с чужаками, не с каменным топором-палицей, а именно с символом, освященным сакрально. А это говорит нам уже о многом.

Анализируя подобные социальные явления в обществе русов-бореалов, их высокие художественные и ремесленнические способности, говорящие о развитом образном восприятии мира и наработанных творческих навыках, учитывая наличие «лунных календарей» (костяная дощечка с календарными отметинами изменяющихся лунных фаз, с остатками красной охры — найден в Дордони, Франция, 30 тыс. до н. э.; подобные найдены в Сибири на стоянках бореалов), «счетных костей», применявшихся бореалами для упрощения и быстроты подсчетов (стоянка Долни Вестонице, Пшедмостье и др.) и прочих археологических находок, всевозможных изделий, арте- и теофактов, мы можем с уверенностью утверждать, что имеем дело далеко не с «первобытным стадом» марксистов-дарвинистов, а со сложным и по-своему гармонично развитым миром, с социумом, имеющим свои законы, традиции и, следовательно, свою историю.

Отметим еще один интересный факт, имеющий истоки в палеолите, но развитие свое на всем историческом пути проторусов — русов-бореалов — русов-индоевропейцев. Именно в палеолите, то есть в 40–20 тысячелетиях до н. э. археологи впервые встречают изделия, украшенные свастичным узором — тем самым узором, что считается одним из основных культурно-бытовых признаков протоиндоевропейцев и этносов индоевропейской языковой семьи (русов). В частности, интересны ручной браслет из бивня мамонта и фигурки птичек6 (Мезин, Северное Приднепровье, 25 тыс. до н. э.), украшенные четким и искусным свастичным орнаментом-резьбой, каковой в последующих веках мы встречаем повсюду, где обитали потомки русов-бореалов: от Скандинавии, Греции и Малой Азии до Тибета и полуострова Индостан.

Интересно и то, что уже на столь раннем этапе бореалы помимо совершенной наскальной живописи, причудливой резьбы по камню и кости, мастерства ваяния, овладели также тончайшим искусством затейливого и многосложного абстрактного орнамента, сохранившегося потом в традициях многих этносов, вычленившихся из суперэтноса.

По всему обширному ареалу расселения русов-бореалов, и в особенности в области проживания их основного «ядра» — по всей Центральной и Восточной Европе, в становищах древних охотников на мамонтов — археологи находят множество крестообразных предметов, крестообразных прорезей, прорисовок. Это дает нам основание говорить об особом сакральном значении четырехконечного креста у бореалов. Из более поздних материалов по исследованию мифологии и верований русов-индоевропейцев мы знаем — число «четыре» для них было священным числом: четыре стороны света, четыре ветра и т. д. Теперь нам известны истоки подобного мировоззрения, выработанного еще в палеолите. Четырех- и восьмиконечный кресты, ромб, ромб с внутренним четырехсторонним крестом, свастика-солнцеворот, орнаментальная «плетенка», раскручивающаяся спираль, переходящая в спираль скручивающуюся, волнообразная линия, и снова кресты, в основе четырехконечные, иногда с раздваивающимися концами (прототип «мальтийских») — вот основные священные символы, пронесенные русами из седой древности до наших времен. На протяжении всего данного исследования мы будем постоянно сталкиваться с теми или иными проявлениями этих символов у русов — от проторусов до современных русских.

Особый интерес при изучении всей истории русов, и в особенности европейских русов, представляет культ медведя. По имеющимся у антропологов данным он зародился еще в среде Хомо сапиенс неандерталенсис. Так, некоторые свидетельства поклонения останкам (черепам) пещерных медведей зафиксированы на неандертальских стоянках в Петерсхеле около Вельдена в Германии, в Вильдкирхли в Швейцарии, в Драконовой пещере в Штирии… Но и у самих антропологов есть сомнения по части подвидовой принадлежности найденных останков, и мы можем вполне предположить, что в среду неандертальцев культ медведя-Велеса был занесен «кроманьонцами» при их смешении. Не исключено, что обряд поклонению беру (таково подлинное, исконное табуизированное русское наименование «хозяина подземного мира» — хозяина пещер, пещерного медведя; отсюда и «бер-лога» = «логово бера», отсюда и мягкое «вел-Вел-ес», как мы знаем, лингвистически «б» переходит в «в», а «р» в «л», и наоборот. Само же слово «медведь» есть эпитет, прилагательное «ведающий, где мед») зародился за десятки тысяч лет до появления проторусов. И только у последних он становится очень твердой, неискоренимой традицией и приобретает даже гиперболизированный, демонически-инфернальный характер. Русы Скандинавии сохранили имя «бера»-медведя в названии бесстрашных и отчаянных воинов, имитирующих разъяренного медведя, которого невозможно остановить, можно только убить — берсерков. Обычно слово «берс-серк» переводят как «медвежья рубаха». Это поздняя, вторичная, народная этимология. Изначально яростный воин звался «бер-сар», что значило «медведь-господин», «медведь-царь» или «царь-медведь», то есть не просто медведь, а самый сильный и страшный в ярости медведь-бер. А рубаху из медвежьей шкуры воин-берсерк иногда надевал, чтобы походить внешне на имитируемого зверя.

Русы охотились на пещерных медведей, употребляли их в пищу, пока не истребили всех, затем они принялись за медведей обычных. Но это не мешало им приносить «хозяину-владыке» жертвы, задабривать его, ибо именно страшный и всесильный дух Бера-Велеса бродил по темным и страшным подземным пещерам, владел всеми укрываемыми сокровищами, душами умерших, мало того, этот дух (а в реальности сами медведи) утаскивал людей к себе в пещеры, позже в берлоги, а века спустя «воровали» прирученных травоядных, скот. Столь долгому и величественному культу можно посвятить специальную — объемную монографию, он заслуживает того. Мы же здесь коснемся его вскользь.

В известной, хотя и недавно открытой (1994 г.) пещере Ардеш на юге Франции, в этом одном из обиталищ русов-бореалов 20 тысячелетия до н. э. было обнаружено свыше ста скелетов пещерных медведей. Исследования подтверждают, что здесь медведи жили прежде людей. Но люди сохранили их останки. Некоторые черепа были установлены на возвышения явно в ритуальных целях. Все стены пещеры покрыты наскальными фресками с изображениями львов, зубров, диких лошадей, мамонтов, пантер, сов, горных козлов… Но не они становятся объектами поклонения. А почему-то именно пещерный медведь. Пол пещеры сохранил странные отпечатки, где все перемешано: и человеческие ступни, и медвежьи лапы.

Подобных пещер мы знаем немало. Это и Радоховская пещера в Польше, и пещера в Ветернице (Хорватия), Зальценхехль в Австрии, Ишталлошко в Венгрии и др.

Вполне возможно, что русы того времени воспринимали медведей как своих предков, грозных, всесильных, диких и даже способных к магии перевоплощения-оборотничества. Культ Beлеса-Волоса чрезвычайно сложен и архаичен, об этом подробно можно узнать из упомянутой монографии «Дорогами Богов». Но для нас важно, что это характернейший культ русов. Из него, кстати, мы можем сделать достаточно убедительный вывод — русы почти всегда жили по соседству с медведями, точнее, и те и другие сосуществовали — далеко не мирно — в одних ареалах.

В целом же с животным миром русы-бореалы не церемонились, и если удача сопутствовала им, они не останавливались ни перед чем. Возле Павлова в Чехословакии были найдены останки ста мамонтов, загнанных в западню и убитых. В оврагах Южной России под Костенками лежат кости тысячи зубров. А под скалами во французском местечке Солютре, где охотники и загонщики гнали обезумевшие конские табуны к обрывам, до сих пор белеют в размывах скелеты десяти тысяч лошадей. Когда сталкиваешься со столь масштабными «бойнями», поневоле ловишь себя на мысли, что не так уж слаб и пуглив был палеолитический человек, не так уж он и трепетал перед силами природы.

Да, к 25–20 тысячелетиям на планете уже не было более значительной силы, чем человек. Род или племя русов-бореалов наводили ужас на окрестный животный мир. Сейчас надо откровенно признать, что огромные стада мамонтов, шерстистых носорогов, зубров, огромных оленей не вымерли в результате потепления и отступления ледников они всегда шли за их кромкой — нет, все они по всему северу Евразии были истреблены русами-бореалами и соседствующими с ними немногочисленными племенами вымирающих или продолжающих род в скрещивании неандертальцами.

Прарусы использовали за дефицитом дерева все, что давала им охота. Тысячелетиями позже костенковских русов-бореалов, охотников на мамонтов, их потомки, прарусы Межиричей, что находятся на Днепре неподалеку от Киева, строили в 15 тысячелетии до н. э. из бивней и челюстей мамонтов круглые дома, вошедшие во все справочники и энциклопедии. Они находили все новые формы жилищ, опробировали их, закрепляли в традиции суперэтноса (позже мы встретим круглые дома по всему Средиземноморью от Иерихона до Аласии-Олешья, нынешнего Кипра).

В Межиричах археологи нашли множество украшений, сделанных из просверленных и иначе обработанных морских раковин. Следовательно, эти раковины — в больших количествах — поступали в края, удаленные от морей? Да, на том и на более раннем этапе русы-бореалы уже пользовались меновыми формами торговли, уже тогда существовали торговые пути, по которым доставлялись нужные товары. Недаром в научной литературе описанная выше стоянка верхнего палеолита в Костенках под Воронежем называется часто «торжище».

Русы-бореалы осваивают и южное направление. Их стоянки обнаружены по течению Нила, в частности, неподалеку от нынешней Асуанской плотины в Ком-Омбо. 17 тысячелетий назад там проживало несколько родов бореалов. Найденные там зернотерки говорят о том, что у бореалов того времени уже было какое-то примитивное сельское хозяйство. Но еще интересней другой факт — на территории Египта находят палеолитические изображения «богинь-рожаниц», что подтверждает наличие и там культа древних русов — культа «Матери Лады». Причем фигурки как местного производства, так и принесенные из Европы — канонические резные изображения. Раннее проникновение русов в долины Нила безусловно сказалось на всей дальнейшей истории древнеегипетской цивилизации.

Мир русов-бореалов был значительно сложнее и развитее, чем представлялось ранее. Помимо развитой и сверхсовершенной, по нашим меркам, охоты, сопровождаемой такими премудрыми и хитрыми уловками, которых мы не могли бы себе вообразить, бореалы занимались рыболовством (найденные приспособления для рыбной ловли очень разнообразны), собирательством, обменом, торговлей, многочисленными прикладными ремеслами. Нам представляется, что приручение животных, особенно собаки, происходило именно на этом этапе, так же как приобретение навыков простейших сельскохозяйственных работ. Судя по усовершенствованному оружию и следам на черепах и костях человеческих скелетов, велись и небольшие войны между отдельными родами-племенами. Но сейчас, учитывая победное шествие русов-бореалов по Евразии, их постоянно растущую численность и большую в сравнении с неандертальцами продолжительность жизни, мы можем твердо говорить о том, что на бореальном этапе русы не вели междоусобных, братоубийственных войн. Нам трудно реконструировать их жизнь и быт, но, видимо, враждовать с собратьями, говорящими на одном, не просто бытовом, но священно-ритуальном, хранимом с особенным тщанием языке было просто запрещено на уровне непререкаемых запретов-табу жрецов-волхвов. Войны велись с пограничными племенами неандертальцев, представителями Хомо эректус, смешанными племенами — с «чужими, темными, нехорошими, неговорящими». К сожалению, с тысячелетиями сакральное отношение к родному первоязыку и его собратьям-носителям было русами утрачено.

Нам остается лишь смириться с тем, что ни проторусы, ни прарусы не обладали развитой письменностью. При наличии таковой вне сомнений до нас дошли бы столь интересные сведения, что многим историкам последних веков пришлось бы признаваться в полной своей несостоятельности. Во всяком случае мы знаем, что архаика русского (и во многом балто-славянского) фольклора уходит корнями в палеолит. А это все сорок тысячелетий живой народной памяти русов!

Но русы-бореалы далеко не одни в Европе и Азии.

«Человек позднепалеолитического времени в Европе генетически тесно связан с европейскими неандертальцами… вместе с тем не подлежит сомнению наличие негроидной примеси, широко распространенной в позднепалеолитическое время в населении Европы. Контакт древних форм европеоидной и негроидной рас имел место, по-видимому, на всем протяжении их истории… в Средиземноморье контакт с негроидными формами продолжается и в мезолитическое время»7.

Да, современная наука признает существование двух основных расовых стволов того периода: первый — европеоидно-негроидный, существовавший в тесном переплетении двух рас; и удаленный и самодостаточный — монголоидный.

Как мы уже говорили, монголоиды есть прямое продолжение синантропов, несколько разбавленное другими архантропами подвида Хомо эректус и переселенцами-кроманьонцами (Хомо сапиенс сапиенс). В нашей работе мы практически не будем касаться расового монголоидного ствола. Напомним лишь, что в 40–10 тысячелетиях ни в Сибири, ни в Средней Азии, ни на полуострове Индостан монголоидов не было. Они появятся там значительно позже. И потому, когда речь заходит о стоянках палеолита, мезолита и даже неолита на Дальнем Востоке, в Прибайкалье, на Урале, в Семиречье, на Тибете, в долинах Инда, речь идет исключительно о европеоидах (проторусах, прарусах, позже русах) и частично о европеоидно-неандерталоидных метисах, то есть о смешанных протоэтносах.

По этой причине мы с полным основанием говорим о существовании в верхнем палеолите соответственно — в Сибири второго этническо-культурно-языкового ядра русов-бореалов, в Средней Азии — третьего ядра, в долине Инда — четвертого.

На Ближнем Востоке сохраняется «ядро» проторусов.

Ну а первое этническо-культурно-языковое ядро, как мы показали, в основном господствует в Центральной и Восточной Европе, не распространяясь пока по побережью Средиземного моря, но вплотную следуя за кромкой то отступающего, то надвигающегося ледника.

Эпоха бореалов по своей продолжительности вдвое, а то и втрое (локально) превышает эпоху русов-индоевропейцев, и она по справедливости заслуживает значительно большего внимания, чем то, которое уделено ей нами. Даже при полном отсутствии письменных источников накопленного научного материала по бореалам хватило бы на десятки объемных томов. Но мы не ставим перед собой задачи описательной. Наша задача — расставить нужные вехи на сложном, непроторенном (а чаще ведущем по ложно проторенным тропам) пути историка-исследователя, реконструирующего подлинную историю человечества.

Проследить этногенез предэтносов, соседствовавших с русами-бореалами в верхнем палеолите, достаточно сложно. На первом этапе мы с полной уверенностью можем говорить о всех разновидностях неандертальского человека, окружавшего бореалов географически.

Неандертальцы, оказавшиеся в зоне высокой активности «ядра» суперэтноса, были ассимилированы и поглощены им бесследно в культурно-языковом плане, но оставили незначительную часть своих признаков антропологического характера в ряде племен-родов бореалов.

По прошествии времени и разрастании численности бореалов, а соответственно, и их миграции в разных направлениях, в пограничных районах становилось все больше метисных форм типа кроманьонец-неандерталец в сравнении с антропологически чистыми неандертальцами. Образно выражаясь, этнокультурноязыковое ядро бореалов создавало вокруг себя огромный кокон из близкородственных, полуотпочковавшихся или отпочковавшихся предэтносов. Здесь мы и сталкиваемся с феноменом появления в непосредственной близости от основной расы европеоидов метисных, полунегроидных и негроидных племен (как мы помним, они образовывались в результате смешения неандертальцев с кроманьонцами). Причем степень «негроидности» была большей по мере удаления от «ядра». Соответственно менялись язык, культурные навыки и традиции. Периферийная Европа, Север Африки, часть Азии становились — и на долгие тысячелетия вперед — этногенетическими котлами, в которых замешивались и варились многие преднароды, народы, народности. Смешение подвидов, а затем и рас, метисных подрас и появление новых предэтносов шло по всему Средиземноморью, по всему югу Евразии. Мы сейчас не касаемся вопросов расообразования, этногенеза и заселения Америки, Юго-Восточной Азии, Австралии.

Нас интересует Евразийский этнокотел. Нас интересует тот феномен, что в самом центре котла — в Центральной и Восточной Европе — ничего подобного периферийным процессам почти не происходило, этническо-культурно-языковое ядро русов-бореалов было надежно защищено с запада, юга и востока собственным «этнококоном», с севера — ледниками, его этногенез был по сути дела практически завершен.

25–15 тысячелетия до н. э. были эпохой формирования множества предэтносов. И мы не напрасно задержались на данной проблеме — без понимания этнообразовательных процессов и их законов мы ничего не поймем в подлинной истории и подобно многим добросовестным и скрупулезным ученым, пытающимся «связать несвязуемое», будем блуждать в потемках. А между тем в Истории все связано, все логично и закономерно. И чтобы это понять, надо не закрывать глаза на существующие факты. Преемственность через века й тысячелетия.

В связи с вышеизложенным мы можем считать Центральную и Восточную Европу не только местом постоянного, многотысячелетнего обитания русов-бореалов, но и их прародиной — то есть местом, где они сформировались и закрепились как практически вторая естественная фаза-ступень в развитии суперэтноса русов.

Фаза развития прямых предков русов-скандинавов.

А вот для немцев-дойче, немецких «германцев» русы-бореалы этой фазы лишь одни из предков, наряду с реликтовыми архантропами Европы, ретороманцами, романцами и малой средиземноморской расой с ее явными негроидными признаками. И это так, несмотря на все стремление немцев-дойче к созданию в отношении себя «нордического образа». Заметим, что это характерно — образы-имиджы создаются, когда чего-то желанного и зримого в «соседях» самим страждущим недостает, но очень хочется это приобрести. Подлинные русы Европы и Скандинавии подобными «комплексами» не страдали. Они и были тем «нордическим типом», к которому стремились гибридные немцы-дойче.

Тем временем мы сталкиваемся с интереснейшим фактом: в ареале появления Хомо сапиенс сапиенс, на Ближнем Востоке, в Палестине и прилегающих областях археологи находят останки наиболее развитых форм неандертальца, эволюционировавшего до достаточно высокой степени. Найденные особи имели более прямые и тонкие конечности, менее мощные надглазничные валики, чем типичные европейские неандертальцы8. То есть одновременно с Хомо сапиенс сапиенс, несмотря на все заверения «официальной» науки о том, что Хомо неандерталенсис есть тупиковая, ветвь, обреченная на вымирание, продолжала развиваться и совершенствоваться наиболее прогрессивная в этногенетическом плане часть неандертальцев. Мы не можем закрывать глаза на данный факт, он многое разъяснит нам в дальнейших процессах этногенеза на Ближнем Востоке и, в частности, в феномене появления там в энеолите и бронзовом веке неиндоевропейских предэтносов.

Завершая обзор эпохи русов-бореалов, длившейся до 15–12 тысячелетий до н. э., а в Европе локально и до 1 тысячелетия н. э., мы должны сделать следующие выводы:

— на Ближнем Востоке (Палестина, Сирия, Месопотамия, Малая Азия) продолжает сохраняться этно-культурно-языковое ядро проторусов. Рядом с ним в верхнем палеолите начинает эволюционировать немногочисленная «ближневосточная ветвь» Хомо сапиенс неандерталенсис;

— в результате освоения суперэтносом русов Евразии с 30-го по 15-е тысячелетия образовалось четыре этническо-культурно-языковых ядра русов-бореалов. Первое и основное находилось в Центральной и Восточной Европе. Второе — в Южной Сибири. Третье — в Средней Азии. Четвертое — в долине Инда. Отдельные роды русов — в долине Нила;

— в эпоху палеолита русами-бореалами были выработаны и (или) закреплены характерные отличительные традиции, обряды, культы, символы — такие, как ритуальное и бытовое применение красной краски, захоронения вождей с оружием и предметами роскоши, поклонение и одухотворение «богини-матери» и бера-медведя-Велеса (властелина загробного мира), использование живописи и скульптуры в рамках магических канонов, использование отличительных родовых обережных знаков-символов и обережных узоров-орнаментов: четырех- и восьмиконечных крестов, свастик и их разновидностей, солярных знаков, ромбов, «плетенок», спиралей, волнообразных линий и т. д.;

— этнокультурно-языковые ядра русов-бореалов находились в «этнококонах» из близкородственных предэтносов, что не давало им растворяться в иной этносреде, в то же время давая возможность периодически делать выбросы-выселки в данную среду по всем направлениям (для первого «ядра» — кроме северного направления);

— пространство между «ядрами» с обволакивающими их «этнококонами» было заполнено самыми разнообразными предэтносами, образованными от смешения Хомо сапиенс сапиенс с Хомо сапиенс неандерталенсис, Хомо эректус и другими разновидностями палеоантропов. Значительная часть этносреды, особенно на южном направлении, была негроидной;

— русы-бореалы полностью подготовили почву для вступления человечества в «историческую фазу» развития.

Рис. 058.

Так имеем ли мы право говорить о существовании Гипербореи и гипербореев? Имеем. Центральная, Северная и Восточная Европа вплоть до Урала и полосой от Урала до Саян («протоскифосибирский мир») и была несомненной и абсолютной Гипербореей для русов Средиземноморья и Ближнего Востока.

Южные русы помнили о том, что их предки ушли далеко на Север. Для них эти ушедшие пращуры были богами и героями, не просто совершившими легендарно-эпический переход на Север, к истокам чистоты и света, но и хранителями подлинной старины, исконных отчих традиций и истинной стародавней веры. Почему у южных русов зародился и укрепился в сознании именно такой образ гипербореев и Гипербореи?

После тысячелетий довольно-таки устойчивого существования, начиная с 15–12 тысячелетий до н. э., область расселения южных русов, и прежде всего Русь Ближневосточную, охватывает волна перемен. То, что принято называть «неолитической революцией», имело свои предпосылки и свою предварительную стадию. Эти изменения, вызванные зарождением и развитием сельского хозяйства, не могли не отразиться на устоях, обрядах — одна только идея о «вечно умирающем и вечно возрождающемся божестве», внедряемая жрецами-волхвами юга в умы именно с начала раннеземледельческой эпохи, уже меняла многое (точнее, добавляла, делало мировоззрение шире)… Старейшины родов русов видели перемены на своем веку. Бывшее раньше незыблемым от прадедов до них — изменялось почти на глазах… В определенной среде зарождалась ностальгическая идея об «исконной вере отцов и дедов». Ситуация была не столь острой, как во времена Великого раскола XVII века, когда «староверы» ради «исконной веры» уходили в Сибирь, на Север, шли в огонь… но достаточно сходной. Южным русам представлялось, что не всегда все вокруг них меняется в лучшую сторону, любые перемены грозили испытанному тысячелетиями укладу жизни.

И в этой ситуации верилось, что те, кто ушел на Север, былинные предки-герои, вне всяких сомнений, хранили там, на Севере, в своей чистой и светлой Гиперборее, чистую и незамутненную истинную веру, стародавние священные устои. Причем данный образ не был мимолетным, случайным… со временем он перерос в твердое убеждение, даже в разновидность веры, и уже сами волхвы-жрецы Ближнего Востока и позже Средиземноморья истово верили в святость и чистоту Севера, направляли туда своих посланцев (хождение волхвов-жрецов Шумера в священные гроты Каменной Могилы Северного Причерноморья, за Балканы и т. д.).

Вера в сакральную первородность Гипербореи устойчиво держалась не менее десяти тысячелетий, вплоть до поздней античности. И тут надо сказать, что воспоминания русов-индоариев Индостана о священной северной прародине — есть лишь малая часть этого широко распространенного и по тем временам практически глобального культа русов-южан.

Культ Севера, культ Гипербореи перешел от русов и ко многим молодым народностям, вычленившимся из суперэтноса, таким, как «древние греки», поздние римляне (этруски и ранние римляне были исходными русами-индоевропейцами), поздние шумеры, ассирийцы, постведические индусы, персы-порусы и пр.

Были ли у южных русов объективные основания для сакрализации Севера? Безусловно.

Русы-бореалы Европы и на самом деле хранили веру и традиции предков в практически первозданной чистоте вплоть до 1 тысячелетия до н. э.

Земледелие и животноводство к ним пришло вместе с первыми русами-индоевропейцами Малой Азии и Балкан. И потому, когда русы Сурии-Палестины, Месопотамии, Малой Азии, долин Нила и Инда уже веками и тысячелетиями поклонялись Волу-Волосу-Велесу-Ваалу — всевластному богу (диа) Волу в образе священного вола-быка, гипербореи Европы, русы-бореалы твердо и нерушимо хранили архаический культ «волохатого» Велеса-медведя, загробно-пещерного властителя душ человеческих Бера-Вела-Велеса9. Причем не забывая и о его хтонической «змеиной» ипостаси. Такой древний и во многом «чудовищный» образ всевластного божества, воздающей и карающей ипостаси самого незримого и неназываемого рода просто повергал в священный трепет жрецов-волхвов Ближневосточной Руси, которые периодически шли в Гиперборейскую Русь, как в Святую Землю — за духовным очищением, приобщением к истокам…

Эти паломничества шумерийских и иных волхвов были сродни «хожениям» русских средневековых монахов в Иерусалим и на Синай, хаджам мусульманских паломников в своим святыням… Человеческому мятущемуся духу свойственно искать нечто незыблемо-твердое, основу основ, на которую можно опереться. Так есть ныне, так было тысячу лет назад и так же было за десять тысяч лет до нас. Изменилось только направление движения — если в течение десятков тысячелетий паломники шли на Север, то последние пятнадцать веков они идут на юг. Это объясняется весьма просто: духовная элита русов Юга всегда тянулась к Северу, соответствующая духовная элита Севера всегда знала об этом стремлении, так как она принимала паломников-единоверцев. После окончательного уничтожения, вытеснения и ассимиляции остатков южных русов Ближневосточной Руси протосемитскими предэтносами и молодыми семитскими народностями духовный слой волхвов-северян, а затем и их продолжателей христианских священников и монахов10 воспринимал притесняемых, уничтожаемых и, в конце концов, уничтоженных своих южных духовных (и этнических) собратьев, как великомучеников за веру и устои, как святых, пострадавших от врагов этой веры, и, соответственно, Ближневосточную Русь, как Святую Землю и Святую Русь. Причем подлинно православная традиция непреклонно считает все области Палестины (Израиля), где сохранились русские храмы (а они строились, как правило, на основаниях еще более древних «языческих капищ» русов), не просто Святой Землей, а именно Святой Русью (в том числе и Иерусалим-Ярусу).

Об отношении «древних греков» к Гиперборее говорить не приходится. Они твердо знали — там, на Севере, живут «лучшие люди, герои», там обеспечивают мир и гармонию «настоящие боги». Несмотря на то что значительная часть русов пришла в Грецию-Горицу с севера, из-за Балкан, пришла и принесла своих богов, все равно эти русы, осевшие на новой родине, считали, что настоящие, исконные боги остались там, откуда они пришли.

И эта незыблемая вера держалась очень долго. Огнем и мечом ее начала искоренять католическая папская церковь, которая в своей экспансии на север и восток, в стремлении покорить русов Европы опиралась на полунегроидное население Средиземноморья, которое к тому времени достигло значительной численности и не могло себя прокормить. Но это уже поздняя эпоха — эпоха вытеснения русов из Средиземноморья и Центральной Европы. И о ней мы поговорим в особом разделе.

Завершая наши краткие изыскания о Гиперборее, гипербореях и русах-бореалах, надо со всей определенностью сказать: реальная Гиперборея, то есть Северная, Центральная и Восточная Европа, а также Южный Урал и лесостепная зона от Урала до Саян, есть непостижимая, исполинская кладезь реально существовавшей «нордической», гиперборейской, бореальной макроцивилизации русов 25–3 тысячелетий до н. э. Несмотря на сотни тысяч артефактов, десятки тысяч курганных и прочих могильников, сотни раскопанных городищ (то есть колоссальный по объему материал!), никто еще толком не занимался изучением и описанием этой макроцивилизаций. Все усилия ученых-историков всего мира, все средства мировой науки были направлены на создание «исторического образа» первых государств Древнего Востока и Средиземноморья (причем с явно фальсифицированной окраской их в семитические и «древнегреческие» тона). Древнейшая и древняя история реальной Гипербореи всегда оставалась в тени. Почему?

Мы уже говорили, что наука история умело направляется в определенное русло, финансируются только те направления, которые мы называем «библейской археологией», «ветхозаветной и романо-германской историей». Все прочие заведомо заглушаются, пресекаются… К сожалению, это реалии нашей жизни. Историю пишет победитель. Пишет под себя, для себя и в назидание «неисторическим» колониальным и полуколониальным народам. Последние триста лет таковым победителем является иудаистическое мировоззрение на древнюю и новую историю и «германо-романская («классическая») историческая школа». Симбиоз этих двух направлений чрезвычайно монолитен и деспотичен. Любой шаг в сторону в трактовке исторических процессов карается немедленным отлучением от «академической школы», преданием всеобщему шельмованию. «Германо-романская школа» весьма добросовестно и рьяно отрабатывает средства, выделяемые ей для создания одной (и только одной!) исторической версии, удовлетворяющей тех, кому принадлежит реальная власть над миром.

Княжеское захоронение руса-бореала в Сунгире под Владимиром на двадцать тысяч лет древнее самых древних пирамид и зиккуратов, созданных южными русами, и на двадцать пять тысячелетий старше первых могильников предсемитов Ближнего Востока (которые, кстати, пока не найдены археологами, а только описаны в «ветхозаветных текстах», где семиты, как правило, приписывали деяния древних народов себе). Я с огромным уважением отношусь ко всем семитам-арабам и семитам-евреям и желаю им всяческого процветания. Но к великим цивилизациям Древнего Востока их предки имели весьма косвенное отношение… в качестве силы, разрушившей эти цивилизации.

В Гиперборею 25–2 тысячелетий до н. э. эта «разрушительная, всеуничтожающая сила» еще не добралась, у нее хватало «работы» на Ближнем Востоке (даже в долины Нила ее не пускали имперские армии Древнего Египта, стоявшие на рубежах непреодолимыми богатырскими заставами). Европа и Южная Сибирь были воистину кладезью макроцивилизации русов-бореалов, кладовой, хранящей исходный этноантропологический тип, исходные родовые уклады, традиции и ту самую «чистую, исконную» веру прадедов-пращуров, о которой мы писали выше. Это и была самая доподлинная Гиперборея, земля истинных богов и героев. Я, как историк, как ученый-этнолог, всецело поддерживаю инициативу наших «гипер»-гиперборейцев, таких, как уважаемый мною В. Демин, да и других подвижников «нордической идеи», ищущих прародину русов за Полярным кругом и в Арктике. Если бы наше государство хотя бы на сотую часть сократило финансирование «мирового сообщества», оно смогло бы наконец в национальных и государственных интересах заняться историей собственного народа, в том числе и археологическими изысканиями, которые у нас прежде не прекращались даже в военные годы. Но сейчас «обслуживание внешнего долга» и прочие формы выкачивания всех соков из России абсолютно лишают нас и малейших надежд на возобновление научных работ даже в самых скромных масштабах. Увы! И поэтому в жесточайших нынешних условиях правильнее было бы сосредоточить усилия немногочисленных исследователей-подвижников, поддерживающих престиж русской и мировой науки своим бескорыстным трудом и своими собственными, вложенными в эту науку и исследования средствами, не на раскапывании арктических льдов и торосов, а на Гиперборее подлинной. И Гиперборею эту — землю богов и героев — не надо искать. Она уже найдена. И достаточно давно. Это обширные земли Европейской России, Южной Скандинавии, Германии, Литвы, Польши… Надо только помнить, что тысячелетия назад на землях этих не было еще юных народностей, появившихся во второй половине 2 тысячелетия н. э. — не было поляков, литовцев, немцев, датчан и шведов… все они появились в результате многовековой экспансии на север и восток средиземноморскорасового юга, направляемого католическим папским престолом, не было сопутствующих латинизации и «германизации», насильственной ассимиляции, стравливания коренных народов Европы, не было «дранга нах остен» и вытеснения автохтонов на восток… А жили на этих землях русы. И говорили они на языке русов. И это бесспорно доказывается топонимикой, которую русы оставили по всей Европе, где они жили, и корневыми основами языка русов, которые прослеживаются в языках всех перечисленных (и множества неперечисленных) народов Европы. И потому, если мы не можем говорить о каком-то большом государственном образовании на этих землях, то мы со всей определенностью можем говорить об этно-культурно-языковой общности русов Центральной, Северной и Восточной Европы как о Руси Гиперборейской.

Это и была Русь Гиперборейская, ибо на землях ее проживали русы-гипербореи, русы-северяне, русы-бореалы. Но в связи с некоторым «литературно-эпическим» оттенком звучания такого термина-топонима, в научной печати, на мой взгляд, следует придерживаться иной терминологии, обозначая Русь Гиперборейскую как этнокультурно-языковую общность русов-бореалов Европы, Урала и Южной Сибири. Язык русов-гипербореев следует называть бореальным языком или, точнее, бореальным праязыком (в отличие от ностратического протоязыка русов).

Если же со временем будут найдены поселения за Полярным кругом и под водными толщами Ледовитого океана, можно с абсолютной уверенностью прогнозировать, что это городища русов-бореалов, то есть поселения тех родов-выселков русов, что, пользуясь циклическими потеплениями, добрались до самых северных широт, а затем, после наступления холодов или погибли, или ушли на юг. И никакой иной «загадочной» цивилизации, иных «племен и народов». Если бы они были, мы бы имели хотя бы какие-то следы их пребывания. Но их нет — ни одного.

В то время как русы-гипербореи-бореалы оставили городища, могильники, валы, топонимику и сотни и сотни тысяч артефактов. Надо с полной отчетливостью, отринув иллюзии по поводу вымышленных «древних греков», «германцев» и прочих «эльфов» и «троллей», понять, что в 25–3 тысячелетиях до н. э. на север от Средиземноморья, Ближнего Востока и Кавказа обитал только один исторический этнос — суперэтнос русов, точне, его северные роды. Прочие обитатели, в основном неандерталоидные архантропы, находились на уровне австралийских аборигенов-собирателей. Они не строили жилищ, жили на деревьях или под скальными уступами, делали грубые каменные и костяные орудия труда и примитивной охоты, практически не имели языка. После них почти ничего не осталось.

Современный человек, знающий и видящий, что ныне существует великое множество народов и языков, автоматически переносит свое практическое знание на далекое прошлое. Это неверно. Языки рождаются из первоязыка, как расходящиеся во времени и пространстве диалекты. Но вначале был первонарод и первоязык. Это был народ русов и язык русов.

И к эпохе сложения этнокультурно-языковой бореальной общности Европы, то есть Руси Гиперборейской, этот первонарод уже имел многие тысячелетия своей истории и культуры. Этот народ и породил тех, кого мы называем «викингами», «норманнами», «варягами», — породил как свое естественное продолжение во времени.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

Похожие:

Русы Севера «Норманны Русы Севера» iconЭкология и люди ближнего севера
I. природа ближнего севера в экологической перспективе: вопросы теории и практики

Русы Севера «Норманны Русы Севера» iconЗадачи: знакомство обучающихся с бытом и национальными традициями...
Предварительная работа: сообщение ученика о национальном празднике народов Севера «День оленевода», беседа «Национальные традиции...

Русы Севера «Норманны Русы Севера» iconВернусь за тобой
Повести, а также цикл рассказов посвящены в основном людям Севера, где автор работал много лет журналистом. Нелегкие судьбы тружеников...

Русы Севера «Норманны Русы Севера» iconПримерная программа по изучению литературы народов севера
Севера нашей страны, необходимо обратиться к народной памяти, заглянуть в самые ее глубины. Это важно для того, чтобы постичь специфику...

Русы Севера «Норманны Русы Севера» icon«Индустрия Севера» Нерюнгри, 2011 удк 929 (571. 56-22) ббк 63. 3 (2Рос. Яку) и 30
...

Русы Севера «Норманны Русы Севера» iconРабочая учебная программа по культуре народов Севера (наименование учебного предмета (курса)
Программа курса «Культура народов Севера» предназначена для учащихся 5-7 классов общеобразовательной средней школы

Русы Севера «Норманны Русы Севера» iconПоложени е об окружном фестивале инсценировок «Северные сказки» Место проведения
Цель: развитие, поддержка и популяризация фольклора народов Севера, воспитание художественного и эстетического вкуса, воспитание...

Русы Севера «Норманны Русы Севера» iconКультура Истока Руси Мы, русы, говорим, читаем и пишем на древнейшем языке человечества
«Деванагари». Среди, так называемых, «мёртвых языков», Деванагари существует сейчас, в сокращённом и в несколько искажённом виде,...

Русы Севера «Норманны Русы Севера» iconИсследовательская работа Как вырастить гладиолусы в местностях, приравненных...
На основе наблюдений за развитием растений составлены таблицы, которые могут использоваться как образец за развитием гладиолусов...

Русы Севера «Норманны Русы Севера» iconО поддержке социально-экономического и культурного развития коренных...
Севера Амурской области (далее кмнс) на социально-экономическое и культурное развитие, защиты исконной среды обитания, традиционных...



Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
top-bal.ru

Поиск