Русы Севера «Норманны Русы Севера»






НазваниеРусы Севера «Норманны Русы Севера»
страница8/27
Дата публикации20.09.2013
Размер3.5 Mb.
ТипДокументы
top-bal.ru > История > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   27

Волхвы-жрецы русов, хранящие традиции рода и Рода, заставляющие подчиняться им всех членов рода безукоснительно, тем самым сохраняли психическое и физическое здоровье всех членов рода, спасали их, оберегали, хранили от деградации. Причем сами основы веры-религии, мифологии и мифообразов, традиций суперэтноса были чрезвычайно чисты и просты. Они держались исключительно на целесообразности: то, что было в интересах рода, то и было сакральным, на вредоносные явления и образы накладывалось табу-запрет. Традиции помогали роду выживать и процветать. И потому превыше всего во вселенной стоял сам Род. Он был основой, мерилом и началом. Без него мир превращался в хаос и ничто. Такая вера помогала выжить и жить с прицелом на будущее, уважая прошлое. Любой волхв рода-Рода был мудрее и профессиональней всех вместе взятых нынешних психологов, социологов, политологов и соответствующих институтов, занимающихся человековедением.

Уже позже поэты, сказители, скальды-склады, литераторы до неузнаваемости изменили сущность традиций суперэтноса и вычленившихся из него этносов. Произошло типичное олитературивание исходных мифообразов. Но основа реконструируется достаточно точно и ясно. А в основе отнюдь не «страх перед стихиями», а глубочайшая вера в то, что род вечен, умершие предки живы в ином мире или ином состоянии, что все живущие и усопшие одна огромная и поддерживающая друг друга общность.

Мы останавливаемся на этом столь подробно в рамках нашей темы, чтобы понять, что заставляло людей вкладывать огромный труд и много времени в построение погребальных сооружений.

Самые огромные гробницы делались для князей-волхвов, самые высокие пирамиды строились для них, самые крутые курганы насыпались для них не потому только, что «шел процесс социального расслоения внутри общины и появления классов», а в первую очередь потому, что именно они и олицетворяли силу и значимость всего рода, связь с ним и непосредственных представителей живущих членов рода в загробном мире ушедших. Внутри рода князь, царь, волхв никогда не был узурпатором, стяжателем, притеснителем. Внутри рода действовали не «классовые», а родовые, во многом родственно-доверительные отношения. Родовичи насыпали огромный курган князю совсем не потому, что боялись его или их заставляли работать силой. Весь обряд захоронения, построения погребальных камер, насыпания кургана, сложения крад, приношения треб… был священным служением роду, который воплощал в себе незримого Рода. Это было «общее дело», которое крепило род и объединяло его не только на общинном, но и на сакрально-духовном, высшем уровне бытия социума.

На острове Сардиния возле поселения Ангелу Рую найдены тридцать каменных гробниц, похожих на гробницы-дольмены. Но они были высечены в скале. Местное нынешнее население называет их «домами ведьм». Но уже позже появляются мегалитические могильники — «томбе ди гиганти» (могилы гигантов). Над многими остались части курганных насыпей. Здесь нашли и черепа того времени: антропологически часть населения была круглоголовой, другая — длинноголовой. Это говорит о присутствии неандерталоидного долихокефального населения. И о том, что оно уже вошло в род или племя русов-бореалов (в основном брахикефальных), породнилось с ним.

Такое же положение мы обнаруживаем и на Корсике. В 4–2 тысячелетиях до н. э. и русы-бореалы и русы-индоевропейцы были уже в значительной степени смешенной общностью. Об этом забывать нельзя. Но всегда надо помнить и о главном — основу, ядро этой общности составляли исходные русы, твердо и свято (на сакральном уровне) хранящие язык и традиции суперэтноса. Если бы этого не было, любая общность, любой род русов деградировал бы и исчез с лица земли, слившись с предэтносами, в течение трех-четырех веков. Однако лингвистические, археологические, этнографические, антропологические данные и результаты мифоанализа говорят нам об обратном — суперэтнос русов обладал огромной живучестью и устойчивостью на протяжении всей истории земной цивилизации.

В течение двух с лишним тысячелетий существовала культура мегалитических погребений, культура русов-бореалов. И на побережьях Иберийского полуострова, и в Бретани, и в Ирландии, и в Британии она ненамного отличалась от культуры Мальты и Гозо. Две тысячи лет существовали роды русов-бореалов, погребающих своих сородичей в дольменах. Что же стало с ними позже?

Ответить на этот вопрос достаточно просто. Археологи не обнаружили каких-то серьезных следов катастроф, войн, вторжений. Роды мегалитической культуры русов угасали сами. Мы не можем сказать, что они вымирали. Нет, постепенное, но постоянное смешение с местным населением постепенно размывало традиции суперэтноса, меняло этно-культурно-языковые признаки, антропологию. Двух тысячелетий вполне хватало, чтобы род, не имеющий (в замкнутой природной среде, скажем, на острове или глухом побережье) прилива новых семей-выселков из суперэтноса, смешиваясь с неандерталоидно-архантропным реликтовым населением, деградировал — если не физически, то в культурном отношении.

И, в частности, если на Мальте и Гозо он деградировал полностью и безвозвратно, то в западной и южной Иберии (на землях Португалии и Испании) он при незначительной добавке «свежей» реликтовой крови давал новые типы «археологических культур» — например, колоколовидных кубков, и начинал движение в Центральную и Восточную Европу, где сталкивался с культурой русов-катакомбников. Кольцо перемещений или расселений русов (бореалов и индоевропейцев, выходящих из бореальной стадии) замыкалось.

Большинство родов русов-мегалитников не угасло и не деградировало, а вполне естественно влилось в конце 3-го — начале 2 тысячелетия в новые и более активные роды русов-индоевропейцев, приходящих с юга и востока — без войн, сражений, драм и трагедий. Но в рассматриваемый нами период они существовали и процветали.

Самые первые мегалиты Европы, по мнению исследователей, появились на западном побережье Пиренейского полуострова, они датируются 4 тысячелетием до н. э.

Первоначально в Испании и Португалии появляются захоронения в каменных ящиках. Но очень скоро они сменяются мегалитическими гробницами. Очевидно, что это не развитие местных традиций (без импульса извне они не развиваются), а появление нового пришлого населения (русов-бореалов), которое первое время мирится с трудностями, использует естественные условия, скалы, а потом восстанавливает дольменно-курганные способы захоронения в традиционных формах. Позже появляются могильники в виде толосов, округлой формы с одним входом (Лос-Мильярес). Но суть от этого не меняется. Поверху обязательно насыпается большой или малый курган, тела засыпаются охрой. Рядом с усопшими кладутся орудия труда и оружие, богини плодородия «лады», и наконец колоколовидные кубки. А заканчивается все к 2000 году до н. э. теми же простыми захоронениями в каменных ящиках. Это яркая картина отнюдь не смены культур, а начального становления, расцвета и упадка одной большой культуры. Более того, большой культуры, на ниве которой при угасании появляется «новая большая археологическая культура», дающая выселки почти по всей Европе. Речь идет о смене мегалитической культуры на культуру колоколовидных кубков. Значит ли это, что один этнос-народ вдруг взял и вымер внезапно, как считают некоторые историки-компиляторы, а на его месте откуда ни возьмись взялся совершенно другой народ-этнос? Разумеется, нет. Таких сказочных смен этносов история Земли не знает. Суть явления в ином: рано или поздно в истории каждой этнообщности появляются обстоятельства, которые заставляют ее идти новым (или почти новым) путем. Было бы странным, если бы не было таких трансформаций. Русы-бореалы, мегалитники (а точнее, выселки из их родов) вдруг оставляют насиженные места и отправляются на поиски новых — счастья искать или «Беловодье»…

Не вдруг и неслучайно. Процветание ведет к избытку населения. И большие роды вычленяют малые, которым уже нет места на старой родине, которые обречены на движение — медленное, полуоседлое движение в поисках новых пригодных земель. Начинается длительный поход с сезонными стоянками. Могут ли эти новые роды ставить на каждом новом месте исполинские мегалиты и есть ли в них толк, когда род оставляет это место? Разумеется, нет. Способы захоронений становятся проще, новые роды не оставляют мегалитов. Они уже не русы-мегалитники. Но они все равно русы-бореалы, они все равно часть суперэтноса. Подробней мы поговорим о них в разделе, посвященном культуре колоколовидных кубков и других культурах русов 3 тысячелетия до н. э.

А сейчас вернемся к строителям гигантский гробниц.

Разграбленность захоронений лишает нас богатейшего материала по истории русов. Но и имеющегося достаточно для понимания основного процесса.

Следует напомнить, что мы здесь, выше и ниже, описываем исключительно археологические культуры, связанные с суперэтносом русов. Про большинство прочих культур мы упоминаем косвенно или не упоминаем вообще, как о мало нас интересующих. Свидетельств существования племен, носителей таковых культур, по всей Евразии и, в частности, в той же Испании, Португалии и т. д., найдено множество. Но все эти мелкие племена находились на весьма низком уровне развития, по сути мезолитическом или ранненеолитическом, и на основные процессы мировой истории и этногенеза не влияли, а если влияли, то влияли крайне незначительно.


Существуют мнения (Монтелиус, Мюллер, Гернес, А. Монгайт и др.), что мегалитическая культура не принадлежала одному народу, что ее носителями были совершенно разные этносы, которые просто воспринимали приходящие извне «модные» традиции и применяли их на местах, и что традиции-новации эти шли из Египта с его пирамидами-гробницами, из Эгеиды.

На это следует заметить следующее: 1. Мегалитические культуры Эгеиды значительно моложе, они появляются в развитом виде лишь около 1700–1600 годов до н. э. 2. Древнейшие мегалиты-гробницы Европы (и шире — Евразии) появляются раньше первых пирамид Египта, распространение этих мегалитов и постройка первых пирамид идут параллельно и одновременно на протяжении 3 тысячелетия до н. э., переходя и во 2 тысячелетие до н. э. — то есть мы имеем дело не с заимствованиями, а с одной, очень масштабной культурой и одними, очень сильными и распространенными традициями. 3. Могла ли эта культура и эти традиции передаваться от самих русов-бореалов и русов-индоевропейцев иным этносам? Безусловно. Но только путем вычленения этих этносов из суперэтноса, когда традиции воспринимаются как свои собственные, унаследованные. Просто заимствовать, скажем, установку мегалитических дольменов у чужого народа никто не станет. Пример: евреи (по Библии) долго жили среди египтян, однако они не стали (и не смогли) заимствовать у тех традицию возведения пирамид. И это просто реальность истории: неграмотные погонщики овец и баранов не могли просто так вдруг «перенять традиции» и начать строить сложнейшие архитектурные сооружения, создавать государства, сочинять поэмы, делать абстрактные математические выкладки и профессионально заниматься астрономией… это просто исключено. 4. Точно так же многочисленные и разнообразные племена Европы, занимающиеся прибрежным и лесным собирательством, примитивной рыбной ловлей, охотой, племена мезолитического уровня ни физически, ни социально (в силу отсутствия организации) не могли возводить мегалитические дольмены. Они жили мелкими семьями, для собирательства, рыболовства и охоты не требуются большие сплоченные коллективы. Для обработки и установки менгиров и дольменов этим семьям и племенам пришлось бы бросить свой промысел. Или одно, или другое. Или искать пропитание. Или ворочать глыбы и умирать от голода. На то и другое времени у них, реликтовых собирателей, не было. Не было навыков, не было накопленных запасов пропитания.

Такие запасы пропитания, зерна, скот в загонах, мелкая живность в клетях были у родов и племен достаточно развитых земледельцев и скотоводов, державших коров, быков, свиней (заметьте этот факт, не коз и овец, как у протосемитов и семитов). Вот эти крупные и многочисленные по тем временам роды-племена земледельцев и скотоводов имели и возможности, и силы, и навыки, и время, и, главное, устойчивые традиции для возведения мегалитов. И они их возводили.

Не было одного «народа-путешественника», который оставлял на своем пути, как предполагали многие историки, мегалитические сооружения, потом поднимался со всем скарбом и скотом и шел дальше. Нет. Род русов-мегалитников оставался на месте. Но он давал выселки. Они шли на новое место и там ставили гробницы-мегалиты. Потом на новые места уходили новые выселки уже из этого рода. И так далее, расселяясь по побережьям, руслам рек, островам шли все новые и новые роды русов, дети, внуки, правнуки тех, кто оставался на месте.

Безусловно, роды Мальты и Гозо отличались чем-то и в чем-то от родов Иберии, а те, в свою очередь, от родов Бретани и Британии, от родов Восточного Причерноморья и Балкан и т. д., как отличаются, скажем, русские разных областей, русские и белорусы, сербы и украинцы. При желании каждый из этих больших родов или объединений родов можно было бы назвать самодостаточным этносом, а точнее, предэтносом. Но все они были объединены одними корнями, одной базой-фундаментом, одними пусть и расходящими во времени и пространстве этно-культурно-языковыми традициями. И потому они оставались частицами огромного и единого суперэтноса, разбросанного по всей Евразии, — суперэтноса русов.

Другого объяснения единства мегалитической культуры на огромных пространствах нет и быть не может. Это очевидно. Все прочие версии несостоятельны.

Еще более очевидный факт в том, что мегалитическая культура русов-бореалов была закономерной частью всеобщей погребальной культуры суперэтноса русов, такой же ее составной частью, как и египетские пирамиды, анатолийские каменные гробницы, майкопские, афанасьевские и другие курганы. В каждой местности, будь то Северная Африка, Ближний Восток, Малая Азия, Кавказ, Иберия, острова, Скандинавия, Алтай, Саяны или Британия, русы при исполнении погребальной традиции суперэтноса исходили из имеющихся возможностей, местных условий, материала. Они хранили освященный временем канон. Но они же развивали и применяли его творчески, исходя из обстоятельств.

Так на землях нынешней Северной Франции в Бретани из мегалитических построек русов-бореалов преобладают менгиры, вертикально стоящие камни. В одном только бретанском Карнаке (не путать с египетским Карнаком!) стоят аллеи из 3 тысяч менгиров высотой до 5 и более метров. Менгиры там вытянуты рядами на большие расстояния, до 4 км. В Менеке они поставлены в одиннадцать рядов. Иногда они образуют круги. Такие круги из менгиров называются кромлехами.

На части менгиров (и в Бретани, и в Иберии) сохранились антропоморфные изображения. Голова, грудь, руки воспроизводятся очень грубо, условно. Такие менгиры часто принимают за идолов, они выполнены в традиции «каменных баб» евразийских степей. И это неудивительно для одной большой погребальной культуры. Возле менгиров иногда находили остатки костей животных, мелкие сосуды, черепки. Это не следы приношений «идолам». Это свидетельства обрядовых погребальных пиршеств по усопшим. А сами менгиры-«каменные бабы» с лицами и руками — изображения покойников, условные, но вполне отвечающие требованиям того времени. На некоторых таких «мемориальных» изображениях Бретани, Марны и прочих мест помимо голов, рук, шей отчетливо видны пояса, кинжалы, которые еще больше роднят эти изваяния с «половецкими каменными бабами», и, самое главное, шейные гривны, самые настоящие шейные гривны русского типа, какие носили и анатолийские, троянские князья 3 тысячелетия до н. э., и князья Киевской Руси, и русы-викинги… и, как выяснилось, русы-бореалы Европы.

Огромное количество менгиров говорит о том, что русы-бореалы здесь жили оседло и долго, около двух тысяч лет. О том, что захоронения были не княжескими, а семейными, родовыми. А это свидетельство высокого жизненного уровня русов Бретани.

Но в той же Бретани у Карнака и у других селений имеются кромлехи — круги из менгиров, и дольмены — крытые камнями гробницы. Несмотря на тотальное разграбление могильников, под кладкой находили шлифованные каменные топоры (символы власти, «жезлы предводителей»), лепную керамику…

Круги-кромлехи Северной Европы, в отличие от богатых Майкопских курганов с кромлехами и сокровищами внутри, были открыты всем ветрам и пусты, часть менгиров была повалена, дольмены разрушены. Но мы знаем, что первоначально над этими бретонскими усыпальницами были насыпаны такие же курганы, как и на Северном Кавказе. Их разрыли еще во времена римского владычества, подобно разграбленным дочиста курганам Британии. Кладоискатели и гробокопатели уделяли именно кромлехам особое внимание. Почему? Потому что они знали — это не рядовые, это княжеские погребения, где есть чем поживиться.

Один из наиболее известных кромлехов с концентрическими менгирами и дольменной кладкой — это упоминавшийся нами знаменитый Стонхендж в нынешней Англии. Эта усыпальница (выдаваемая шарлатанами за «обсерваторию») была, правда, построена сравнительно поздно — с 1900 по 1600 год до н. э. Ее достраивали по мере умирания князей и волхвов рода, расширяя, дополняя дольмены-домовины. Гробницы типа Стонхенджа и Эвбюри у Солсбери были уже последними проявлениями мегалитической культуры неолита. Можно предположить, что на русов-бореалов, крайне традиционных, «старообрядческих» по той эпохе родов, оказывали все большее давление русы-индоевропейцы энеолита и бронзового века, заселяющие Европу. Бореалы вынуждены были бежать на Британские острова, храня традиции пращуров. Переселение мегалитников из Бретани в Англию, Ирландию, Шотландию подтверждается археологически13. Благо, что в ту пору пролив, отделяющий Британию от материка, был значительно уже. Этот уход продлил жизнь мегалитической культуры русов на пятьсот — шестьсот лет. Британские мегалиты-гробницы были изначально скрыты под курганами, как и все — подчеркиваем, все без исключения кромлехи и дольмены! — наверху курганов стояли отдельные менгиры. Нынешний вид Стонхенджа и Эвбюрю — это вид разрытых, разграбленных могильников-святилищ.

В непосредственной близости от каменной гробницы Вилтшира (Вест Кеннет) находилось знаменитое поселение Виндмилл-Хилл. Первые постройки этого поселения относятся к 3000 году до н. э., то есть они на тысячу лет старше первых менгиров Стонхенджа.

Виндмилл-Хилл интересен тем, что это один из немногих раскопанных археологами поселков. Обычно в Европе археологи значительно большее внимание уделяли могильникам. Диаметр поселения всего 80 метров. Но оно было окружено тремя плоскодонными рвами с плотинами и частоколами. Население Виндмилл-Хилла было земледельцами, разводило крупный рогатый скот и свиней. Оно также пришло из материковой Европы и было носителем традиций суперэтноса.

Реликтовое автохтонное население Британии и Ирландии находилось на мезолитическом уровне развития, занималось собирательством и охотой, не составляло конкуренции и угрозы для значительно более развитых русов-бореалов. Наибольших высот достигли реликтовые туземцы в Шотландии на Оркнейских островах, где в местечке Скара Брэй обнаружили восемь хижин, построенных из камня и заваленных доверху рыбными отбросами и раковинами. Обитатели хижин занимались рыболовством и собирательством. В целом же Британские острова с их автохтонами находились на самых задворках тогдашнего мира. Пришедшие русы-земледельцы принесли на острова культуру и основы цивилизации.

Но что интересно, русы-бореалы Виндмилл-Хилла, предшественники и соседи русов-мегалитников Вилтшира, Стонхенджа и др., сами принадлежали к иным родам суперэтноса. Они принесли на острова культуру погребений в длинных курганах, о которых мы писали в связи с афанасьевцами и прочими русами. Длина курганов была от 30 до 150 метров. А самый большой княжеский курган в Мейден-Кастл достигал 500 метров. Вокруг курганов выкапывали неглубокие рвы и ставили столбы. Но традиции суперэтноса и здесь давали знать о себе. Внутри курганов находились погребальные камеры-домовины. Только сделаны они были не из камня, а из дерева. Позже в области виндмилл-хилльской культуры появляются мегалитические захоронения в дольменах-домовинах с однотипной керамикой. Это говорит о том, что русы разных родов, длиннокурганники и мегалитники, постепенно сходятся, объединяются. Вот вам пример того, что один этнос (суперэтнос) может быть носителем внешне различных «археологических культур». При этом сам процесс сближения был весьма прост, как, скажем, в русских деревнях XVII–XIX веков, когда деревни обменивались невестами до полного сроднения. Обратим внимание на то, что ничего подобного с дикими собирателями-автохтонами у русов в таких масштабах не происходило. Это говорит о том, что даже у различных родов русов общего было значительно больше, чем приобретенных различий.


Еще интересней, что со временем в захоронениях объединявшихся русов Британии стали появляться колоколовидные кубки. О чем это может говорить? Только о том, что роды-выселки с Пиренейского полуострова, носители кубков, добрались до Бретани, преодолели пролив и в свою очередь слились с двумя предшествующими родами русов. Слились без каких-либо осложнений и проблем (никаких следов войн, пожарищ, погромов). Общие традиции суперэтноса были еще столь глубоки, что княжеско-жреческие элиты разных родов и сами родовичи не ощущали отчуждения. Все это продолжалось в течение полутора тысячелетий. И жизнь не останавливалась. Каждый род русов в отдельности, потом уже в первом и втором слиянии продолжали давать выселки. И новые, молодые роды расходились по Британским островам. Расходились, оседали и практически не входили в трения с дикарями-собирателями, у каждого были свои интересы, своя экологическая ниша. И никаких воинственных «белокурых бестий», истребляющих все народы на своем пути. Впрочем, все население тогдашних островов исчислялось примерно в 20–30 тысяч человек.

Роды-выселки разбредались. А на землях Южной Англии от объединенного рода русов-бореалов остался огромный жилой и погребальный комплекс, в котором есть мегалитические исполинские кромлехи Эвбюри диаметром в 350 метров (первоначально стояло сто камней до 50 тонн каждый), двойная аллея из менгиров к кромлехам Овертон-Хилла, сам усыпальный кромлех, длинные курганы, круглые курганы времени «кубков», мегалитические дольмены, виндмиллское городище, самый высокий в Британии курган Сильбюри-Хилл, Стонхендж, Вудхендж (интересен концентрическими кругами из деревянных столбов, заменителей менгиров) и пр. Все смешалось в южной области, где роды русов, приплывающие с материка, начинали жизнь на островах. Это был «котел» объединения разошедшихся в Европе родов суперэтноса. В этом «котле» одновременно применялись обряды и трупоположения, и трупосожжения. Очевидно, что они исполнялись одними родами. Почему? Значит, у князей и волхвов этого рода (родов) были на то основания. Традиции суперэтноса становились шире и богаче, они творчески развивались. А то, что мы имеем в Южной Англии 3 тысячелетия до н. э. родственные роды русов, бесспорно. Причем мирные роды, что очень важно. К этому времени более воинственные русы катакомбной культуры южнорусских степей и Северного Предкавказья, русы посткатакомбной культуры Центральной Европы и Скандинавии, то есть полукочевые русы-индоевропейцы, еще не добрались до Британских островов.

А где же были иные народы Европы, может спросить читатель и дотошный историк? Знакомых нам европейских народов еще не было. Им только предстояло образоваться, вычлениться из суперэтноса русов при слиянии его отдельных родов в каждом случае с отдельными реликтовыми предэтносами Европы или иными родами самого суперэтноса. А сами предэтносы были. В том числе и в Британии, Шотландии и Ирландии. Как мы уже говорили, они вели первобытный образ жизни в лесах, на низинных землях (русы заняли более плодородные известняковые земли), на побережьях. Ни одного предэтноса или этноса, освоившего земледелие и скотоводство, кроме русов в Европе еще не было. Всему своя пора. В отличие от Ближнего Востока русы, земледельцы и скотоводы, безраздельно господствовали в Европе. Люди мезолита просто не могли тягаться с людьми позднего неолита и энеолита. И это была еще одна причина, по которой смешение родов русов и предэтносов шло крайне медленно.


Русы роднились родами. Земли хватало на всех. Частоколы городили не род от рода (они просто не спасли бы в этом случае), а от диких зверей и окружных племен вороватых собирателей-туземцев.

В слиянии родов они трансформировали общие традиции. Но и в этом случае первотрадиции суперэтноса, основные его признаки прослеживаются поразительно четко и повсеместно. Сами выселки, что естественно, разносили по Британии, Шотландии, Ирландии более однородные культуры. Так, в Ирландии мегалитические, камерно-дольменные гробницы прослеживаются вплоть до железного века. Один из ирландских курганов сохранился и поныне, это курган в Нью-Грендж высотой 13 метров, диаметром 60 метров. Во многих могильниках-раскопах на островах найдены предметы со спиральным и ромбическим узором, характерными символами русов. Погребальный инвентарь курганов подтверждает, что мы имеем дело с русами-мегалитниками.

Дольмены были широко распространены почти по всей Европе. В 4–3 тысячелетиях до н. э. мы их встречаем на землях нынешних Бельгии, Северной Германии, Дании, Голландии, Южной Скандинавии, Польши, Русского Севера… Дольмены были простыми, однокамерными, многокамерными, с длинными и короткими «коридорами», с толосами и без таковых… они имели разные планы, размеры… Камни, из которых они складывались, имели вес от 500–600 кг до 350 тонн (менгир из Морбигана). Существовало множество способов доставки камней и их обработки, установки, на эту тему имеется обширная литература. Но нам все это не столь важно. Главное в том, что мегалитическая культура имела самое широкое распространение в Евразии и что ее носителями были роды суперэтноса русов.

Считается, как мы говорили, что самыми древними дольменами были дольмены Иберии, дольмены Пиренейского полуострова (Испании, Португалии). Так это или нет, доподлинно неизвестно. Важнее другое, даже в этих крайне западных гробницах русов-бореалов был найден инвентарь, который говорил о тесных связях с Восточным Средиземноморьем, то есть с Ближним Востоком, Анатолией (Троей, Алашей), Балканами. Доставляли ли из Трои в Лос-Мильярес, Вилу Нова или Алгарви типичные троянские или сурийские изделия? Или же русы Иберии делали их сами в традиционном стиле ближневосточных русов? На наш взгляд, в основном второе. Мастера Иберии и мастера Анатолии работали в одних традициях, потому что имели одни культурно-исторические корни. Но связи русов с прародиной полностью не пропадали никогда. Почему? Потому что по следам ушедших родов-выселков время от времени уходили и новые выселки. И те и другие хранили родовую память, знали о предшественниках.

Мир в 4–2 тысячелетиях до н. э. был значительно сложнее, многогранней, чем мы себе представляем. Но и он постепенно менялся.

Носители колоколовидных кубков широко расходятся по Европе во 2 тысячелетии до н. э. И потому мы вставим эти роды русов для рассмотрения в следующем томе. Скажем только, что их генетическую связь со всеми другими родами-культурами «кубочников» Европы не отрицает большинство археологов.

А вот о предшествующей и частично параллельной культуре воронковидных кубков 3 тысячелетия до н. э. следует сказать подробнее. И не только как о таковой, но и в связи с четко прослеживающимся единством русов Европы.

Оказывается, носители этой культуры, подобные русам-мегалитникам и русам-курганникам Британии, возводили мегалитические гробницы и длинные курганы из камней и земли. Но делали они это в Скандинавии, Голландии, Дании, Северной Германии, Северо-Западной Польше и Северной России. Культура воронковидных кубков была достаточно древней, она зафиксирована с 3350 года до н. э. И не сразу ее роды стали делать гигантские усыпальницы. Они шли от малых могильников к большим. Мы описывали уже такое закономерное явление, подтверждающее саморазвитие, упрочение, процветание и расселение большого рода суперэтноса.

Западные ученые называют общность воронковидных кубков Первой Северной культурой. Она была распространена от земель нынешней Южной Швеции до Западной России (Волыни и бассейна Буга). Она занимала большие территории, на юге включая в себя южные земли Германии, Чехию, юго-западные области Украины. Кем были носители данной культуры? Земледельцами, скотоводами (крупный рогатый скот, свиньи). То есть они были русами-бореалами. Жили эти русы в длинных домах, достигавших 80 метров в длину и 7 в ширину. А местами они жили в прямоугольных, трапециевидных и круглых домах.

На севере, у побережий русы-кубочники складывали большие курганы с дольменами-домовинами, а также средние и малые, в ходу были массовые захоронения в дольменах-гробницах с коридорами и неполным засыпанием, чтобы можно было через ниши докладывать покойников. Чем дальше к югу, тем меньше были курганы и дольмены, а на самом юге и востоке было очень много местных вариантов курганно-дольменных захоронений. Эту общность археологи отличают по непременным находкам в жилищах и могильниках керамических кубков с воронкообразной шейкой, одинаковых на западе и на востоке, на севере и юге. На севере орнаментация керамики построже, попроще, на юге вычурней и богаче, как и водится. Характерной принадлежностью могильников русов-кубочников были и каменные полированные топорики разных форм, встречались даже двухлезвийные, почти лабрисы (ритуальная форма, свойственная русам Средиземноморья), некоторые миниатюрные лабрисы-топорики были сделаны из янтаря, что полностью подтверждает их сакрально-магическое значение. На острове Готланд нашли целый клад из шестнадцати ритуальных каменных топоров. Все топоры (несмотря на мнение многих исследователей) были не боевыми топорами, а символами власти и имели огромное значение именно по этой причине.

Не вызывает ни малейших сомнений, что последующая культура «боевых топоров» («шнуровой керамики») уходила корнями в культуру воронковидных кубков. Не вызывает ни малейших сомнений и то, что русы-кубочники теснейшим образом переплетены с русами-мегалитниками — настолько, что границ найти невозможно. Совершенно четко и надежно прослеживается связь всех культур, всех земледельческо-скотоводческих оседлых и полуоседлых родов Европы. Не видеть этой связи, этой большой и связанной древними традициями общности родов единого суперэтноса, просто невозможно…

И тем не менее подавляющее большинство зарубежных и наших историков «классической школы» продолжает слепо и глухо твердить заученные «постулаты»: все археологические культуры разные, они принадлежали разным племенам и этносам… По этим «постулатам» доиндоевропейская Европа была заселена множеством совершенно разных доиндоевропейских племен, каждое из них имело свой язык, свою керамику, свои обряды захоронения, ничего общего между ними не было, кто они, неизвестно, откуда они взялись, неизвестно — сплошные «темные века» и «белые пятна». Вот пришли «белокурые» праиндогерманцы-культуртрегеры во 2 тысячелетии до н. э., расселились по местам романцами, германцами, позже (всегда позже и хуже!) славянами, и получились, соответственно, испанцы, немцы, шведы, итальянцы, французы и лет эдак тысячи на полторы-две позже русские.

Ущербность и заданность этой схемы очевидны. Сама схема создана скорее политиками, чем историками-исследователями, политиканами романо-германской «исторической школы» в XVIII–XIX веках н. э. Упомянутые политиканы-«историки», принадлежащие к таким новообразованиям на карте Европы, как Германия, Франция, Италия, Англия, и к таким молодым народностям, как немцы-дойче, французы, итальянцы, англичане, выполняя политический и в основном шовинистический заказ правящих элит и националистически настроенных масс (напомним, это была эпоха колониального угара и невероятного «головокружения от успехов» у молодых европейских «наций»), вопреки фактам, здравому смыслу, написали, а точнее, сочинили свою историю Европы и мира, по которой они исконно занимали свои земли со времен безликих праиндогерманцев, были вершителями истории, зачинателями цивилизации, «древними римлянами», «белокурыми бестиями», культуртрегерами, «факелами прогресса и демократии» и т. д. и т. п. Раздутое до исполинских масштабов самомнение «цивилизаторов мира и господ-колонизаторов» не позволяло политическим историкам романо-германского мира признать очевидного факта — многотысячелетнего присутствия в Европе (и шире — в Евразии) народа, предшествовавшего им, народа, породившего их самих, вычленившего их юные народности из себя, как даже не сыновние, а прапра-правнучатые этносы.

То, что не укладывается в шовинистическую схему романо-германской «исторической» школы, историки-политиканы не видят, не слышат, не замечают. В лучшем случае привычно игнорируют, объявляют «темными веками» и «белыми пятнами», в худшем идут на подлог и явную ложь (например, объявляя вандалов, готов, русов-варягов, франков и великое множество русских родов — исконных русов! — мифическими «германцами»). К сожалению, и большая часть российского научного мира придерживается романо-германской псевдоисторической схемы. Здесь сказывается и традиционно русофобский настрой российской интеллигенции, тянущейся к западу, но «вынужденной жить в „этой стране“», и чисто социально-экономическая зависимость наших историков, их вторичность в отношении западных коллег (не признающих западной школы на Западе не печатают и не приглашают на симпозиумы, конференции и т. д.) Вышесказанное ни в коей мере не относится к нашим талантливым, блестящем исследователям, занимающимся конкретной работой на местах: археологам, антропологам, этнографам и т. д. Их труды выше всяческих похвал. Но, к сожалению, обобщают их находки и изыскания, пишут заключения и выводы совсем иные лица — те, кто стремится во что бы то ни стало опубликовать свой опус в «цивилизованных» странах, выехать туда на очередной конгресс и т. д. Эти очень хорошо знают, чего от них ждут «зарубежные коллеги» из романо-германского «научного мира».

Но вернемся к нашей теме.

Русы-кубочники на востоке соседствовали с родами культуры шаровидных амфор. Ее памятники находят на Лабе-Эльбе, Одере, Висле (топонимика сплошь русо-славянская), позже русы-шаровидники продвигаются в верховья западного Буга и Стыри, в верховья Прута. Они и расселяются тем же путем, что почти за две тысячи лет до них расселялись роды русов ленточной керамики, долиной Днестра, огибая с востока Карпаты и т. д. Обратите внимание, не разрозненные племена с хаотическим метанием туда-сюда в поисках богатых угодий. А целенаправленное медленное расселение по протоптанным родичами-предками дорогам.

Нет сомнений, что русы 3 тысячелетия до н. э. воспринимали Европу как родной и знакомый дом, исхоженный вдоль и поперек. А насколько естественны и органичны переходы одной «культуры» в другую, одного рода (или союза родов) в другой. И это при том, что тут же рядом, почти повсеместно проживают мелкие, дикие реликтовые племена низкого уровня развития. Но они ведут образ жизни не «таборов-прилипал» подобно южным и восточным кочевым предэтносам, а замкнутую жизнь собирателей и охотников. Русы-земледельцы их практически не замечают, они живут в Европе своим большим цивилизованным миром. И еще одним подтверждением тому культура шаровидных амфор. Тут даже немецкий историк X. Шуман был вынужден признать, что она «генетически связана с культурой воронковидных кубков» и является ее восточным продолжением. Теснейшие связи, везде и во всем. Почему? Потому что еще не пришло время вычленения самостоятельных этносов, для этого в Европе еще не сложились условия, не созрел сам суперэтнос, о родах-«культурах» которого мы ведем речь в данном разделе. Все эти роды-«культуры» еще говорят на одном языке русов (малоотличных диалектах), сохраняют традиции суперэтноса, дополняя их своими. Еще не появилась в полной мере та внешняя сила, тот импульс, которые расчленят суперэтнос на отдельные этносы. Первичные русы-индоевропейцы, приходившие из Малой Азии через Балканы и Апеннины, вливавшиеся в роды русов-бореалов Европы, распространившие среди них и привившие им прочные навыки земледелия и крупнорогатого скотоводства, растворились в этих родах, вместе с ними освоили Европу. Последняя волна поздних русов-индоевропейцев из Малой Азии и, главное, из Северного Причерноморья и Предкавказья только начала свой «бросок-расселение» на Запад — русы-катакомбники принесли свои обычаи и навыки в Восточную, Центральную и Северную Европу. Но это пришли лишь первые выселки этой огромной волны. Они стали началом того широкомасштабного процесса, вычленения языковых общностей из единого бореально-индоевропейского праязыка русов, о котором мы будем говорить в следующем томе.

А пока, вплоть до самого конца 3 тысячелетия до н. э., ни один из европейских родов суперэтноса нельзя назвать самостоятельным этносом: ни мегалитников, ни курганников, ни кубочников, ни пришедших с востока катакомбников, ни живущих на юге трипольцев и др. — все они пусть и разошедшиеся, чем-то отличающиеся, но все же роды единого суперэтноса русов.

Причем наиболее развитые роды. Менее развитым или деградировавшим под давлением окрестных реликтовых предэтносов-племен мы уделяем меньшее внимание. Так, на северо-востоке от русов-кубочников, перемежаясь с русами-шаровидниками, существует в том же 3 тысячелетии до н. э. и позже культура ямочно-гребенчатой керамики. Но она принадлежит в основном охотникам, собирателям, рыболовам. Это тоже русы, но они остаются еще на мезолитическом, а возможно и палеолитическом уровне развития. Они практически не знают земледелия и не стремятся его познать — леса и реки дают обильную пищу, шкуры. Русы-охотники гребенчато-ямочной культуры занимали земли от Ледовитого океана до Вислы и от Ботнического залива до Среднего Поволжья. Селились они в основном вдоль рек. Жили зимой в полуземлянках, летом в шалашах небольшими родами и семьями. Отличались хорошей резьбой по камню и кости: найдены изображения медведей, лосей, животных, рыб. Они оставили петроглифы на скалах, сходные с петроглифами Урала и Южной Сибири. Многочисленные рисунки на скалах русов данной общности найдены в Северной Скандинавии.

Покойников хоронили в ямах, посыпая красной охрой.

Уже позже, в 1 тысячелетии до н. э., на земли родов русов гребенчато-ямочной культуры стали просачиваться протоугро-финские племена, идущие с Урала. Противостоять им роды русов-охотников мезолитического уклада не могли. И хотя боевых столкновений не было, угро-финны постепенно занимали часть земель, на которых до того тысячелетиями господствовали русы-охотники и присутствовали редкие малочисленные реликтовые племена собирателей и рыболовов. Но в рассматриваемую эпоху эти роды русов не играли заметной роли в этногенезе и готовящемся переделе Европы.

Потому мы не будем останавливаться на них. Хотя по антропологическому материалу они были русами-европеоидами с менее значительными неандерталоидными примесями, чем, скажем, русы Триполья или Средиземноморья в целом (где негроидный этноэлемент уже ощутимо давал знать о себе).

Будем считать, что северо-восток Европы наряду со Скандинавией был естественной кладовой, где продолжал сохраняться до поры до времени бореальный тип руса: тип руса-норманна, викинга.

Юго-западней от русов-кубочников, в районе нынешнего Женевского озера на свайных поселениях жили другие не достигшие высокого уровня развития роды русов-бореалов. Их поселения были однотипны свайным поселкам русов-бореалов Южной Сибири, о которых мы писали в первом томе «Истории Русов».

Свайные поселения и их обитатели хорошо описаны в научной литературе, особенно европейской. Историки Европы усматривают в свайниках прямых предков некоторых нынешних народностей. Но они несколько забегают вперед. Свайные поселения были широко распространены по озерам и рекам всей Евразии (Северная Италия, Южная Германия, Югославия, от Ирландии до Швеции, Вологодская область, река Модлона и пр.).

Десятки тысяч свай вырубались каменными топорами и вбивались в дно, в топкую почву. Сверху строились дома, настилы. Такие работы мог выполнить только единый и организованный род. Эти роды знали земледелие. Но оно было достаточно примитивным в сравнении с тем, что было у описанных выше родов-«культур» европейских русов. Землю обрабатывали деревянными или костяными мотыгами. Свайники практически не знали техники металлообработки. Но зато были искусными резчиками-умельцами, пользовались лучковым сверлом, имели примитивные ткацкие станки. Они разводили свиней и быков, держали собак. Эти роды Женевского озера поддерживали связи с немногими родами Европы, в частности, с родами, жившими на Нижней Луаре.

Всего на землях нынешней Швейцарии было около четырехсот свайных поселений. Европейские историки придают культуре свайных поселений особое значение. Но фактически она была неолитической в то время, когда основные роды суперэтноса в Европе находились в энеолитической стадии развития, то есть свайники жили еще в каменном веке, русы-бореалы — в медном (энеолит, халколит). Значит ли это, что свайники не были частью суперэтноса русов? Сейчас трудно судить об этом. Но скорее всего, в родах свайников с начала 3 тысячелетия до н. э. были большие реликтовые вливания. К концу этого тысячелетия они могли представлять собой гибридные предэтносы, где русы и автохтоны были основательно перемешены. Вполне возможно, что отчуждение от основных родов суперэтноса русов вследствие сильного смешения и заставляло свайников оседать в топких, болотистых почвах, на озерах, прятаться от более удачливых и более развитых родов, занимать не лучшую экологическую нишу, а ту, что оставалась (подобно реликтовым племенам, что «прятались» в лесах, занимая свою нишу).

Свайники, несмотря на их разнообразные ремесла, на превосходную прикладную резьбу по дереву, умение делать лодки-челны, столы, скамьи, веретена, луки, различные приспособления, даже в начале 2 тысячелетия до н. э., когда почти вся Европа вошла в бронзовый век, оставались людьми каменного века, подобно свайникам Урала 5–4 тысячелетия до н. э. Они шли каким-то своим путем. И если не они непосредственно стали пращурами одной из молодых европейских народностей, то они повлияли на ее генезис, как составная часть гибридного предэтноса, переродившегося в эту народность.

Свайники жили в прошлом.

Но наступали времена, когда и широколиственные леса становились местом расселения родов суперэтноса.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   27

Похожие:

Русы Севера «Норманны Русы Севера» iconЭкология и люди ближнего севера
I. природа ближнего севера в экологической перспективе: вопросы теории и практики

Русы Севера «Норманны Русы Севера» iconЗадачи: знакомство обучающихся с бытом и национальными традициями...
Предварительная работа: сообщение ученика о национальном празднике народов Севера «День оленевода», беседа «Национальные традиции...

Русы Севера «Норманны Русы Севера» iconВернусь за тобой
Повести, а также цикл рассказов посвящены в основном людям Севера, где автор работал много лет журналистом. Нелегкие судьбы тружеников...

Русы Севера «Норманны Русы Севера» iconПримерная программа по изучению литературы народов севера
Севера нашей страны, необходимо обратиться к народной памяти, заглянуть в самые ее глубины. Это важно для того, чтобы постичь специфику...

Русы Севера «Норманны Русы Севера» icon«Индустрия Севера» Нерюнгри, 2011 удк 929 (571. 56-22) ббк 63. 3 (2Рос. Яку) и 30
...

Русы Севера «Норманны Русы Севера» iconРабочая учебная программа по культуре народов Севера (наименование учебного предмета (курса)
Программа курса «Культура народов Севера» предназначена для учащихся 5-7 классов общеобразовательной средней школы

Русы Севера «Норманны Русы Севера» iconПоложени е об окружном фестивале инсценировок «Северные сказки» Место проведения
Цель: развитие, поддержка и популяризация фольклора народов Севера, воспитание художественного и эстетического вкуса, воспитание...

Русы Севера «Норманны Русы Севера» iconКультура Истока Руси Мы, русы, говорим, читаем и пишем на древнейшем языке человечества
«Деванагари». Среди, так называемых, «мёртвых языков», Деванагари существует сейчас, в сокращённом и в несколько искажённом виде,...

Русы Севера «Норманны Русы Севера» iconИсследовательская работа Как вырастить гладиолусы в местностях, приравненных...
На основе наблюдений за развитием растений составлены таблицы, которые могут использоваться как образец за развитием гладиолусов...

Русы Севера «Норманны Русы Севера» iconО поддержке социально-экономического и культурного развития коренных...
Севера Амурской области (далее кмнс) на социально-экономическое и культурное развитие, защиты исконной среды обитания, традиционных...



Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
top-bal.ru

Поиск