Учебник/Ю. Б. Борев-М,: Высш шк., 2002. 511с






НазваниеУчебник/Ю. Б. Борев-М,: Высш шк., 2002. 511с
страница3/77
Дата публикации17.04.2014
Размер8.81 Mb.
ТипУчебник
top-bal.ru > История > Учебник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   77
^

Эстетика как наука

I. Предмет и задачи эстетики

1. Что изучает эстетика (взаимоотношения эстетики и мира).


Анонимный автор трактата «О возвышенном» предлагал, начиная иссле­дование, определить его предмет и указать способы, помогающие им ов­ладеть (О возвышенном. М.—Л., 1966. С. 5.). Задача эта трудновыполни­ма. Любая наука, в том числе эстетика, «не может заранее сказать, что она такое, лишь все ее изложение порождает это знание о ней» (Гегель. Т. 1. 1970—1972. С. 95). Поэтому определить предмет эстетики в начале на­шей книги можно лишь в самом общем виде. Кроме того, нужно учесть, что предмет науки не существует вне ее задач. Определение предмета нау­ки — это акт ее самосознания: наука осознает, какие стороны и связи мира и во имя чего ее интересуют; это вглядывание науки в самое себя: она как бы смотрит в зеркало, или, точнее, ее очи как бы обращаются внутрь и глядят не на внешний мир, а на ее внутренний мир, на ее собственные проблемы.

В истории эстетики ее предмет и задачи менялись. Вначале эстетика была частью фило­софии и космогонии и служила созданию целостной картины мира (греческие натурфилосо­фы, пифагорейцы). С Сократа начинается долгий процесс отпочкования эстетики от философии (выделение ее в самостоятельную науку). У досократиков эстетика — одна из сторон их космогонии. Сократ впервые задумывается над сущностью собственно эстетиче­ских проблем, связывая их с этическими. Для Аристотеля эстетика—это проблемы поэтики и общефилософские вопросы природы красоты и искусства; для Платона — вопросы госу­дарственного контроля над искусством и роли последнего в воспитании человека. Для Тер­туллиана и Фомы Аквинского эстетика — аспект богословия (решение задачи: с помощью искусства нацелить человека на служение Богу). Эстетика Леонардо да Винчи выявляет со­отношение природы и художественной деятельности. Эстетика Буало устанавливает кано­ны творчества. Немецкий философ А. Баумгартен («Эстетика» —1750—1758) впервые ввел в обиход термин, которым и поныне обозначается эта наука (производная от греческого гла­гола «айстаномай» (чувственное восприятие); Баумгартен считал, что: предмет эстетики — чувственное познание мира, присущее искусству. Логика изучает законы рационального познания и учит, как достичь истины; человек же познает не только с помощью мысли, но и с помощью чувств. Поэтому должна быть наука, параллельная логике — эстетика, изучаю­щая законы чувственного познания и постигающая красоту. Из предмета эстетики Баумгар­тен исключал искусство, его законы и отражение прекрасного в искусстве. Из

12

баумгартеновского заблуждения родился научный термин, в который последующее разви­тие теоретической мысли вложило новое содержание.

Для Канта предмет эстетики — прекрасное в искусстве, эстетика выступает как критика эстетической способности суждения. У Гегеля эстетика сужает свой предмет до «обширно­го царства прекрасного», строже говоря, до «искусства и притом не всякого, а именно изящ­ного искусства». А свое назначение эстетика видит в определении места искусства в общей системе мирового духа Эстетика обосновывает художественные направления: так Л.И. Тик и Новалис заботятся о теоретическом обосновании романтизма; В.Г. Белинский, Н.А. Доб­ролюбов — критического реализма, А. Камю, Ж.П. Сартр — экзистенциализма. Н.Г. Черны­шевский рассматривал эстетическое отношение человека к действительности. Ленин, Троцкий, Сталин, Жданов, Мао в своих эстетических высказываниях стремились мобилизо­вать искусство на выполнение политических задач, поставленных партией.

Современная эстетика обобщает мировой художественный опыт. Предмет каждой науки — мир, рассматриваемый под определенным уг­лом зрения, в свете той задачи, которую решает эта наука. Так, предмет медицины не здоровье человека: здоровье — цель медицины, а ее предмет — и географическая среда, и химические соединения, и физические про­цессы с точки зрения здоровья человека. Предмет эстетики — весь мир в его эстетическом богатстве, рассматриваемый с точки зрения общечело­веческой значимости (эстетической ценности) его явлений.

Эстетика — философская наука о сущности общечеловеческих цен­ностей, их рождении, бытии, восприятии и оценке, о наиболее общих принципах эстетического освоения мира в процессе любой деятельности человека, и прежде всего в искусстве, о природе эстетического и его мно­гообразии в действительности и в -искусстве, о сущности и законах творчества, о восприятии, функционировании и развитии искусства.
^

2. Кому и зачем нужна эстетика (отношение эстетики к художнику и публике).


Нужна ли кому-нибудь эстетика... кроме ученых-эстетиков? Зачем она художнику? Как мольеровский Журден всю жизнь, сам того не ведая, говорил прозой, так и художник соблюдает в процессе творчества законы эстетики, даже если думает, что творит только по велению души. Творческий поиск, не подкрепленный теоретическим обобщением худо­жественной практики, часто не результативен. Когда художник встречает­ся со сложной творческой задачей, хочет оценить собственную деятель­ность, ищет выход из творческого кризиса, ему трудно руководствоваться только интуицией — на помощь приходит эстетика. Творчество и его ос­мысление идут рука об руку. Аристофан, Леонардо да Винчи, Шекспир, Гете, Шиллер, Пушкин, Толстой, Достоевский и великие мастера, и вели­кие исследователи тайн искусства.

Поэт Пиндар не уважал ученых стихотворцев и противопоставлял им поэта «милостью божьей», а философ Платон считал необходимым соче­тание природных способностей с тренировкой и изучением теории. Со-

13

гласно же Псевдолонгину — автору трактата «О возвышенном» успех ху­дожника обусловлен «силой дарования» и «знанием правил»; высокое ис­кусство невозможно без теории, помогающей избежать ошибок и совер­шенствующей мастерство.

Эстетика — и прямо, и опосредованно влияет на творчество, подкреп­ляя дар знанием. Но этим значение эстетики для художника не исчерпыва­ется. Поэту необходима художественная концепция мира. Она — не запас накопленных художником философских знаний, она рождается в самой жизни из наблюдений над природой и обществом, из усвоения культуры человечества, из активного отношения к миру. Художественная концеп­ция направляет талант и мастерство, в свою очередь формируясь под их воздействием, она определяет особенности видения мира, отбор жизнен­ного материала. При этом наиболее непосредственно влияет на творчест­во художника тот пласт художественной концепции, системное выраже­ние которого дает эстетика.

Эстетика нужна и воспринимающей искусство публике. Можно, ко­нечно, читать книгу, как чичиковский Петрушка, получая удовольствие от самого процесса складывания букв в слова, можно увлекаться занима­тельностью сюжета. Но только теоретически развитому сознанию рас­крываются глубины произведения, существо образной мысли художни­ка. Воспитатель такого восприятия искусства—эстетика. Искусство до­ставляет одно из высших духовных переживаний —эстетическое на­слаждение. Это о нем говорил Пушкин: «Над вымыслом слезами оболь­юсь», «гармонией упьюсь». Но полное и глубокое наслаждение искусст­вом невозможно без художественной образованности, а последняя — без эстетики.

Перед человеком в повседневной жизни возникают теоретические вопросы и когда он пытается объяснить, чем ему понравился фильм, и когда он восторгается поступками героя на сцене, и когда он решает какой костюм ему идет.

Освоение мира осуществляется непременно в эстетической форме. Человеческая деятельность протекает на основе определенных эстетиче­ских идей, представлений, установок. Эстетика входит в труд, быт, в про­мышленное производство, формируя в человеке созидательное начало и способность воспринимать красоту.

Искусство в духовно-практическом, а эстетика в теоретическом плане сосредоточивают внимание на общечеловеческом, они актуальны, ибо способствуют сближению людей, у которых без согласия в мире нет буду­щего. Эстетика и искусство — фокус всей мировой культуры и средоточие гуманитарного опыта человечества. Эти сферы культуры сегодня чрезвы­чайно значимы для мирового сообщества и особенно для России.

14
^

3. Дает ли эстетика нормы искусству (отношение эстетики к худо­жественному творчеству).


Во взаимоотношениях эстетики и искусства в истории сложились две точки зрения: 1) теоретик классицизма Н. Буало (XVII в.) трактовал эстетику как науку, предписывающую художнику пра­вила; 2) другой французский ученый, И. Тэн (XIX в.), напротив, считал, что эстетика должна регистрировать факты искусства. Для современной эстетики и абсолютизация нормативности, и эмпиризм равно неприемле­мы.

Если человек решит в нарушение закона Архимеда плыть с кам­нем на шее — он утонет. Художник свободен в выборе темы, средств, формы образной мысли, но, если он нарушит законы эстетики, дейст­вующие с непреложностью законов физического мира, его творение окажется за пределами искусства. Эстетика нормативна, поскольку она обобщает законы самого искусства. Ее выводы имеют силу объек­тивных законов. Однако законы искусства не абсолютны — они исто­рически изменчивы. Основоположник балетного театра как самосто­ятельного вида искусства Ж. Ж. Новерр подчеркивал: «Правила хо­роши до некоего предела... Надобно уметь следовать им, но уметь так­же отказываться от них и вновь к ним возвращаться... Горе холодным художникам, цепляющимся за узкие правила своего искусства». (Но­верр. 1965. С. 27).

Когда Бетховен ввел в симфонию хор, его сочли безумцем. Великий художник раздвигает устоявшиеся рамки творчества. Но он не может от­менить законы, в которых сосредоточен весь предшествующий художест­венный опыт человечества. Он лишь вносит в них продиктованные новой действительностью, новым опытом коррективы или формирует (открыва­ет) новые законы.

Современная историческая эстетика осмысляет искусство и его осо­бенности в их движении.
^

4. Наука — это система (системность эстетических знаний).


Видный американский теоретик искусства Т. Манро в книге «За науку в эсте­тике» (Munro Th. Toward Science in Aesthetics. N.Y., 1956) протестует против эссеизма в науке. И действительно, наука — не набор истин, не кладовая фактов, не ломбард наблюдений, не арсенал идей и даже не коллекция законов. Наука — это подчиненная общественной практике система знаний.
^

Главные особенности научной системы:

1. Информативная насыщенность

1. Информативная насыщенность: научные суждения конкрет­но-всеобщи. Самолет летит, опираясь крыльями на воздух и преодоле­вая его сопротивление. Воздух науки—это факты, а ее крылья — мысль. Опереться на факты и преодолеть их, то есть сохранить в снятом виде —

15

только так достигаются конкретно-всеобщие суждения, противостоя­щие бескрылой эмпирике (простому описанию фактов) и пустым абст­ракциям.
2. Теоретичность

2. Теоретичность: обобщение и «снятие» конкретного материала. Г. Гадамер пишет: «Современная теория есть конструктивное средство, по­зволяющее нам обобщать опыт и создающее возможность овладения этим опытом... Одна теория отменяет другую и каждая изначально пре­тендует лишь на относительную значимость, а именно: пока не будет най­дено нечто лучшее... Само теоретическое знание рассматривается с точки зрения сознательного овладения сущим: не как цель, но как средство.» (Мир философии. Т. 1.1991. С. 581). Теория нацелена на постижение сущ­ности. Вопросы теории к познаваемому: что и как есть? почему оно есть так? Теория устремлена к предмету и к условиям его существования; свя­зана с предметом и устремлена к отысканию потаенной сущности его бы­тия. Теория выходит за пределы предмета — в сферу контекста его бытия.
3. Соподчиненность

3. Соподчиненность: понятия, категории, законы эстетики взаимосвя­заны.
4. Иерархичность

4. Иерархичность: менее общие понятия подчиняются более общим, понятия — категориям, менее общие категории — более общим, катего­рии — законам, менее общие законы — более общим, а последние — фун­даментальным парадигмам, гипотезам и аксиомам данной науки.
5. Упорядоченность

5. Упорядоченность: элементы системы организованы, она несводи­ма к их простой сумме.
6. Единство (монизм)

6. Единство (монизм): система строится на едином основании, путем организации накопленных знаний и позволяет объяснять одним принци­пом все явления, входящие в предмет данной науки. Расположив все изве­стные химические элементы в порядке увеличения их атомного веса, Д. Менделеев создал периодическую систему, поднявшую химию на но­вый уровень и, позволившую описать свойства еще не открытых элемен­тов только благодаря знанию их места в периодической системе. Замеча­тельное свойство системы: она дает возможность получать новые знания из нее самой. Монизм — главный признак научной системы. В культуре накоплено много наблюдений и теоретических идей. Однако универсаль­ные концепции, охватывающие развитие художественной культуры не­многочисленны: система Аристотеля и система Гегеля. Единым основа­нием эстетической системы в обоих случаях был принцип взаимоотноше­ния искусства и действительности.
7. Минимальная достаточность

7. ^ Минимальная достаточность: минимальное число исходных поло­жений способствует такому развертыванию идей, что в совокупности они охватывают максимальное количество фактов и явлений. А. Эйнштейн по поводу этой особенности науки говорил: «Исходные гипотезы становятся все более абстрактными, далекими от жизненного опыта. Но зато мы при-

16

ближаемся к благороднейшей научной цели: охватить путем логической дедукции максимальное количество опытных фактов, исходя из минималь­ного количества гипотез и аксиом» (Зелиг. 1964. С. 60). Этот принцип при­дает научной системе логическое изящество и красоту. Красота научной си­стемы — один из признаков ее плодотворности и верности.
8. Принципиальная разомкнутость

8. Принципиальная разомкнутость: готовность воспринять и теорети­чески обобщить новые факты. Эстетика обобщает опыт художественного развития человечества, а он бесконечен, поэтому замкнутая система эсте­тики, претендующая на абсолютную завершенность, несовершенна в принципе (в этом был недостаток грандиозной гегелевской эстетической системы). Жизненна и плодотворна лишь эстетическая система, способ­ная к заполнению «белых пятен», развивающаяся с каждым художествен­ным открытием.
9. Независимость

9. Независимость: эстетика — наука, когда ее положения подчинены не идеологии, а вышеперечисленным требованиям и составляют извест­ное единство, то есть когда эстетика — система знаний о художественной и эстетической практике человечества. Эстетика воздействует на художе­ственную деятельность, а та — на людей. Поэтому в эстетику часто втор­гается идеология и формулирует идеи, продиктованные интересами вож­дей, партий, государственных структур. Независимость от них — непре­менное условие научности. Даже в самые трудные времена именно неза­висимостью отличались работы М. Бахтина, А. Лосева, Ю. Лотмана, П. Флоренского, что гарантировало научность и свидетельствовало о том, что можно жить в обществе и ценой жизненных удобств, а иногда и ценой жизни быть свободным от общества, даже тоталитарного.

Итак, эстетика как наука — это система законов, категорий, общих по­нятий, осмысляющая в свете определенной общественной практики эсте­тические свойства реальности и процесс ее освоения по законам красоты, особенности художественного творчества, социального бытия и функци­онирования искусства, его восприятия и понимания.
^

5. Монистическое основание системы (системообразующее зна­чение эстетического)


5. Монистическое основание системы (системообразующее зна­чение эстетического). В основу системы Аристотеля положена теория мимезиса (подражания), различающая объект, предмет, материал, спо­соб и цель подражания. Этим единым принципом он объяснял и эстети­ческие категории, и природу искусства, и его виды и жанры. Так, всякое искусство — это подражание многообразным явлениям действительно­сти (объект подражания); подражание лучшим людям — трагедия, худ­шим — комедия (объект в свете оценки = предмет подражания); с по­мощью красок—в живописи, слов — в литературе, камня — в скульпту­ре, действия — на театре (материал подражания), через зрительные об­разы — в живописи, звуковые — в музыке (способ подражания), во имя

17

калокагатии — гармоничного этического и эстетического воздействия на зрителя и во имя катарсиса — очищения душ с помощью подобных аффектов (цель подражания).

В грандиозной и цельной гегелевской системе художественный процесс — часть миро­вого процесса, представляющего собой самодвижение абсолютной идеи и делящегося на стадии в зависимости от типа взаимоотношения духа и материи.

Первой стадии мирового развития, когда материя преобладает над духом, форма над содержанием, соответствует символический этап развития искусства (искусство Древней Индии, Древнего Египта). Наиболее ярко особенности этого этапа выражают архитектура — как вид искусства, в котором материальное преобладает над духовным, а также комиче­ское — как эстетическая категория с таким же соотношением духа и материи.

На втором — классическом — этапе саморазвития абсолютной идеи наступает гармо­ническое равновесие духа и материи, содержания и формы. Этой гармонией характеризует­ся классическое искусство древней Греции, в котором высшего расцвета достигают скульптура и живопись. Ведущей эстетической категорией становится прекрасное — воп­лощение гармонии духа и материи. Однако классическое искусство подобно прекрасной и быстро облетающей розе: равновесие духа и материи исторически недолговечно, оно нару­шается дальнейшим движением духа, переполняющего материальную форму.

Третий этап развития искусства — романтический: содержание преобладает над фор­мой. Главные роли в искусстве на этом этапе призваны играть музыка и литература, в эсте­тике — категория возвышенного.

Но движение абсолютной идеи не прекращается. Возникнув из общемирового разви­тия, художественное развитие в конце концов уничтожается им. Идея (содержание) проры­вается в царство чистой духовности и освобождается от материи (формы).

Помимо глобальных эстетических систем Аристотеля и Гегеля в истории культуры на разных основаниях возникали различные целостные концепции. Так, основанием эстетиче­ской концепции русских мыслителей — А. И. Герцена, В. Г. Белинского, Н. Г. Чернышев­ского, Н. А. Добролюбова — стал принцип художественной правды как фактора социального преобразования жизни народа. Категории эстетики предстают как эстетиче­ские свойства реальности, все эстетическое богатство которой и должно отразиться в прав­дивом искусстве. Виды и жанры искусства были поняты как художественные структуры, обеспечивающие правдивое отображение этого богатства. Направления искусства выступа­ют как исторические этапы образного постижения мира и как типы художественной прав­ды, а реализм абсолютизируется как высший и наиболее плодотворный способ ее достижения.

Предлагаемая в книге эстетическая система основывается на нетради­ционном понимании категории «прекрасное» и передаче ее ведущего зна­чения новой, более широкой фундаментальной категории «эстетиче­ское», охватывающей и прекрасное, и возвышенное, и безобразное, и ни­зменное, и трагическое, и комическое, и ужасное, и чудесное.

Ранее эстетика занималась исключительно или преимущественно ис­кусством, которое по своей природе несет эстетическое наслаждение: «Шелли говорит, что удивительное свойство греков состоит в том, что они все превращали в красоту — преступление, убийство, неверие, любое дурное свойство или деяние. И это правда — в мифах все прекрасно! Не-

18

послушание Фаэтона превращается в огненное падение его коней, в миф о закате. В красоту превращена месть богов по отношению к Ниобее: ее де­тей уничтожают стрелами — беспощадно, одного ребенка за другим. Как это ни страшно, но событие по форме прекрасно, в особенности когда мы постигаем, что стрелы — это солнечные лучи» (Олеша. С. 188). Поэтому фундаментальное значение в эстетике имела категория «прекрасное». Ныне в расширившийся предмет эстетики входят эстетические свойства действительности, процесс эстетического освоения мира человеком, эс­тетическая рецепция (восприятие искусства и эстетических свойств дей­ствительности), проблемы понимания художественного смысла произве­дения и многое другое. Такая эстетическая система уже не может де­ржаться только на «прекрасном», хотя его исключительное значение со­храняется: о чем бы не повествовало произведение, оно должно быть пре­красным и доставлять читателю или зрителю эстетическое наслаждение. Однако потребовалась более широкая фундаментальная категория — эс­тетическое многообразная действительность, взятая в ее значении для человечества как рода и с учетом степени ее освоенности обще­ством, в свете высших для данного этапа исторического развития воз­можностей личности и общества.

^ Эстетическое как основание современной эстетической системы по­зволяет объяснить: 1) эстетические категории — как наиболее общие по­нятия отражающие общечеловечески значимые свойства действительно­сти, выражающие разную степень освоенности обществом жизненных явлений, а искусство как сферу свободного владения миром и освоения по законам красоты его эстетического богатства (проблемы эстетических свойств действительности, эстетического отношения к ней, эстетической деятельности); 2) онтологию искусства (проблемы произведения и его со­циального бытия) — как проявление эстетического смысла и эстетиче­ской ценности художественного текста в процессе «диалога» жизненного и художественного опыта автора с опытом реципиента (= воспринимаю­щего читателя, зрителя или слушателя); 3) стадии художественного разви­тия (проблемы художественного процесса) — как эстетические ценности, развернутые в пространстве, а затем во времени (рождение историзма), а ныне хронотопически (в единстве времени и пространства);.

Итак, предлагаемая здесь эстетическая система строится на основе фундаментальной категории — эстетическое, трактуемой как ценность предметов для человечества как рода. Это придает эстетике мировоззрен­ческий характер и делает ее философской дисциплиной. В отличие от фи­лософии, сосредоточивающейся на проблеме человеческого смысла бы­тия и на постижении сущности природы, общества и мышления, эстетика сосредоточивается на проблеме человеческого значения бытия и его мно­гообразных проявлений (постижения их ценности).

19

Современная цивилизация основывается на общечеловеческих цен­ностях. У России нет будущего вне этой цивилизации. Но и у мира без России нет будущего. Кеннеди говорил: «Россия — колосс, если она рух­нет, под ее обломками погибнет весь мир». Сегодня необходимо сказать и по-другому: Россия — колосс, если она обретет стабильность и реальное место в мировой системе, духовно обогатится весь мир. Все это делает ориентацию современной эстетики на общечеловеческие ценности един­ственно возможным делом. Общечеловеческие ценности, ценности зна­чимые для человечества как рода основание эстетической системы, предлагаемой книги.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   77

Похожие:

Учебник/Ю. Б. Борев-М,: Высш шк., 2002. 511с iconНовые поступления литературы за ноябрь 2013 г. У
Прогнозирование национальной экономики : Учебник / Парсаданов Генри Арутюнович, Егоров Василий Викторович. М. Высш шк., 2002. 302...

Учебник/Ю. Б. Борев-М,: Высш шк., 2002. 511с iconУчебник для студ сред и высш пед учеб заведений Куликова Татьяна...
Рассматриваются линии взаимодействия семьи с другими социальными институтами образования (детские сады, школы и др.). Учебник содержит...

Учебник/Ю. Б. Борев-М,: Высш шк., 2002. 511с iconГолосеменные
Учебник: В. В. Пасечник. Биология. 6 класс. Бактерии, грибы, растения. Учебник для общеобразовательных учебных заведений. 6-е издание;...

Учебник/Ю. Б. Борев-М,: Высш шк., 2002. 511с iconТематическое планирование по английскому языку предмет Класс
Учебник (Students’s Book): Биболетова М. З., Трубанева Н. Н. «Еnjoy English 3»: Учебник английского языка для 5-6 классов общеобразовательных...

Учебник/Ю. Б. Борев-М,: Высш шк., 2002. 511с iconЗачетные задания по биологии
Базовый учебник: Биология. Человек. 8 класс. Учебник для учащихся 8 класса общеобразовательных учреждений. Драгомилов А. Г., Маш...

Учебник/Ю. Б. Борев-М,: Высш шк., 2002. 511с iconТематическое планирование по английскому языку предмет Класс
Учебник (Students’s Book): Биболетова М. З., Трубанева Н. Н. «Еnjoy English 3»: Учебник английского языка для 5-6 классов общеобразовательных...

Учебник/Ю. Б. Борев-М,: Высш шк., 2002. 511с iconПсихология аномального развития ребенка
Психология аномального развития ребенка: Хрестоматия в 2 т / Под редакцией В. В. Лебединского и Ы. К. Бардышевской. Т. I. М: ЧеРо:...

Учебник/Ю. Б. Борев-М,: Высш шк., 2002. 511с iconУчебник для вузов Н. С. Валгина Современный русский язык синтаксис...
В 15 Современный русский язык: Синтаксис: Учебник/Н. С. Валгина. — 4-е изд., испр. — М.: Высш шк., 2003 — 416 с

Учебник/Ю. Б. Борев-М,: Высш шк., 2002. 511с iconА. А. Дегтярёв Основы политической теории
...

Учебник/Ю. Б. Борев-М,: Высш шк., 2002. 511с icon117303 г. Москва ул. Одесская д. 21/29 т. 310-51-66, 316-85-25 nou@nika-school ru
Миндюк. М. Дрофа, 2002 г.) Программа рассчитана на 170 учебных часов в год (34 учебные недели, 5 часов в неделю), используется учебник...



Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
top-bal.ru

Поиск