История социологии учебное пособие Челябинск






НазваниеИстория социологии учебное пособие Челябинск
страница3/22
Дата публикации21.09.2013
Размер2.95 Mb.
ТипУчебное пособие
top-bal.ru > История > Учебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

2. Социально-философские концепции в Древнем Китае


Первые философские концепции общества возникли в двух точках Древнего мира. Философия, как вы уже знаете, появилась почти одновременно в трех местах: Китае, Индии, Античной Греции. Социальные теории общества создавались в двух точках: Китае и Античной Греции. Индийская философия так складывалась, что социальное устройство не было ключевой, больной ее темой. Даже и не больной темой тоже не было. Смысл человеческого существования, предназначение человека индийский мыслитель искал и отыскивал по ту сторону общественного порядка, который так и остался для него природной, божественной данностью, а не продуктом человеческой деятельности.

В античной философии первые социальные концепции были сформулированы Платоном и Аристотелем, то есть почти через две сотни лет после ее возникновения. Китайская философия практически вся социальна, поэтому с нее и начнем. Проблема социального порядка – главная для нее, и различные китайские школы предложили разные способы установления и обоснования этого порядка.

Сначала необходимы некоторые сведения по древней истории Китая, иначе непонятно будет, почему китайцы так озаботились социальным порядком.

Специфика становления китайского общества такова, что у него не было развитого мифа о богах. По крайней мере, в период складывания письменной традиции. Вместо мифа о богах, может быть, из еще более древнего мифа о первопредке сложилось мифологическое предание о первом правителе – Шан-ди, потом Хуанди, который и установил главные правила жизни. Самые древние священные книги Китая – это Шу цзин, исторические документы, предания, Ши цзин, песни, гимны, но не богам, а мудрым правителям, благодаря которым люди живут, трудятся и радуются жизни, И цзин, книга гаданий.

Так случилось, что китайская цивилизация, хоть и первичная, но довольно поздняя. Она возникла намного позже, чем цивилизации Месопотамии, Инда, Египта. К этому времени городская цивилизация Инда уже исчезла и две другие существовали более двух тысячелетий.

Возникновение Китая связано с появлением в середине II тысячелетия до н. э. в долине реки Хуанхе народа шан, который покорил другие племена и создал первое шанское царство. Сохранившиеся письменные свидетельства эпохи Шанской династии – это, в основном, многочисленные надписи на гадательных костях, которыми служили черепашьи панцири и бараньи и бычьи лопатки.

Эти надписи предполагали иное взаимоотношение шанцев с окружающим миром, нежели это было принято в других цивилизациях. Там были высокоразвитые мифологические комплексы с несчетным множеством богов, особенно у индийцев. Да и у египтян, у жителей Междуречья. У них у всех были длинные списки богов, которые жили тут, среди людей, в посюстороннем мире. За людьми приглядывали, помогали им, наказывали. У шанцев вместо них был первопредок, родоначальник династии Шанди. Он возглавлял всю вереницу умерших предков. И вот к ним, к этим самым своим предкам, легендарным властителям прошлого шанцы обращались за советами в своих делах. То есть правители шанцев устраивали гадания так же, как и теперь это люди некоторые делают. В результате гаданий они получали советы, поддержку в своих планах, проектах: что где строить, кого завоевывать, наказывать и т.д. Больше для успеха в делах им ничего не требовалось.

Таким образом получается, что шанцы уже изначально были, по сравнению с египтянами или шумерами, чрезвычайно прагматичными людьми. Само гадание, по сути, чрезвычайно практическое дело. Что мне делать: стоит завтра идти на экзамен, удача будет или нет, нужно за этого парня выходить замуж или лучше за того, чернявого? Жизнь отдельного человека и царства состоят из таких конкретных дел и когда с ними все складывается, зачем зря богов плодить.

Первые исторические записи и документы появились уже в царстве Чжоу. Чжоу – периферийный немногочисленный народ, в XI до н.э. он в союзе с другими народами победил шанцев в бою и захватил всю территорию царства Шан-Инь. Для того чтобы обосновать свое право на управление огромным количеством различных племен и народов, чжоусцы должны были придумать, почему теперь это право перешло к ним. Обосновать легитимность своей власти.

И они стали писать историю, придумали существовавшую еще до шанцев династию Ся, о которой шанцы, судя по всему, не имели представления. Придумали легендарных правителей, показавших образцы мудрого управления, и обосновали смену династий единой общей причиной: правители нарушают вековые обычаи и нормы, совершают ужасные поступки. Эти поступки перечислялись: они пьянствуют, развратничают, грабят и убивают людей. Поэтому Небо их наказывает рукой других людей. Людей правильных, готовых и умеющих следовать образцам мудрого правления древних правителей.

Каждый правитель от своих предков наследовал дэ – «благодать», «жизненную силу», которая создает и преобразует все вокруг. Этим дэ наделены правители от рождения. Именно поэтому они властвуют, а остальные им покоряются. Более того, поскольку они имеют контакт сначала через гадания, а потом через книги с древними, мудрыми правителями, они знают дао. Дао – это путь, верный путь управления, и потому остальные должны им подчиняться. Все должны быть им покорны.

Китайская книга песен Ши цзин сохранила множество гимнов, рассказывающих о чудесном влиянии правителя – «вана» – на любое предприятие. Это звучало примерно так:

«Если ван приедет сеять просо, то будет урожай,

Если ван не приедет сеять просо, то урожая не будет.

Если ван приедет на рыбную ловлю, то будет удача,

Если ван не приедет на рыбную ловлю, удачи не будет».

Ван олицетворяет могущество многочисленных предков-правителей, и пока следует их примерам, образцам, народ, государство осенено благодатью, спокойствием и порядком.

В принципе – это традиционный подход, очень похожий на подход египтян или вавилонян, но с той лишь разницей, что за спиной правителя нет многочисленных богов, а есть божественные предки-правители, которых он представляет.

До тех пор, пока с государством Чжоу было все в порядке, сомнений в правильности традиций не возникало, не требовалось иного обоснования права на управление. Но царство Чжоу постепенно клонилось к упадку. На месте единого государства появились десятки владений, и между ними начались войны за гегемонию со всеми положенными несчастьями, и все это на сотни лет.

Почва для сомнений и вопросов:

Кто виноват в разрушении порядка?

Почему, несмотря на примеры великих деяний мудрых легендарных правителей, порядок этот никак не восстанавливается?

Каким способом его вновь выстроить?

В чем основа прочности социального порядка?

Первым подобные вопросы поставил Конфуций в VI в. до н.э. и попытался найти на них ответы. Поэтому сначала о Конфуции и об основных принципах его учения.

2.1. Социальная концепция Конфуция


Конфуций переосмыслил два ключевых традиционных понятия китайского мировоззрения дэ и дао. Дао теперь стало не исключительной собственностью правителя, знание чего дается по наследству, а образом мудрого и справедливого порядка, правильного пути общества и государства, дорогу к которому, к этому самому дао, может осилить любой человек, кроме разве что «самых глупых».

Этот дао был присущ древним правителям, поэтому тогда и царил правильный, прочный порядок. Теперь его нет у правителей, но есть возможность постичь его всякому, кто двинется по пути самосовершенствования. Этот путь самосовершенствования есть накопление дэ в себе, то есть «жизненной силы», «благодати». Оно дается каждому человеку, но человек может либо растратить, либо культивировать в себе дэ. Если ему удается успешно двигаться по этому пути, то человек может достичь, вспомним, уровня «благородного мужа» – «цзюнь цзы». Такие «цзюнь цзы» и необходимы в администрации, в управлении.

Конфуций говорит: «Если бы мудрые управляли страной в течение ста лет, можно было одолеть все зло и забыть об убийствах». Правление мудрых, знающих обычно называется меритократией. Причиной всех бед современного ему общества было то, что в администрации полно «сяо жень» – «мелких людишек», неграмотных, ничего не умеющих, которые не желают совершенствоваться и лишь ищут всегда и всюду свою выгоду.

В противоположность им «благородный муж» Конфуция всячески культивирует в себе «жень» – «гуманность», заботу о других, о людях – и потому его деятельность проникнута «и», «долгом-справедливостью», но никогда не личной выгодой, не корыстью.

Конфуций в своей концепции никак не революционер. Важнейшей основой порядка для него была почтительность, сыновняя почтительность к семье и государству. Младший всегда должен слушать старших по возрасту и чину, потому уважаемых и мудрых. Образом государства была семья, объединенная послушанием мудрому отцу-правителю, а в семье немыслимы мятежи и восстания. Конфуций избрал путь глубоко эволюционный: обратился к людям с призывом самосовершенствоваться, учиться, чтобы достичь уровня «цзюнь цзы», в надежде, что придет такое время, когда эти «благородные мужи», воспитанные по его заветам, займут ключевые посты в администрации, в государстве и установят мудрый порядок естественным образом.

При жизни, да и довольно долго после смерти Конфуция взгляды его не были популярны среди правителей и чиновников. Кто он для них? Бывший мелкий служащий, потом частный учитель, учивший, как он сам говорил, «даже за связку сушеного мяса» (тогда это считалось самой низкой платой), который никакого практического опыта в управлении государством не имел.

Практика реального управления в многочисленных враждующих царствах и уделах опиралась тогда на иной принцип: на прямое принуждение, на силу. Теоретическое обобщение этой практики получило название легизма.

2.2. Легизм: принципы социального порядка


В чем его суть? Вспомним сначала классиков легизма. Это Шан Ян (IV век до н.э.) и Хань Фей цзы, живший столетием позже. Легисты в отличие от конфуцианцев в основном были практическими администраторами, которые по поводу этой практики писали советы, наставления и обоснования этих наставлений.

Для Конфуция целью государства является благополучие всех людей, эдакое мирное благополучие государства и общества как единой семьи, возглавляемой мудрым отцом-правителем. В этой семье все имеют возможность совершенствоваться, и самые продвинутые занимают посты помощников правителя, выполняют управленческие функции.

Для легистов цель управления – это могущество государства, а цель этого могущества – гегемония над другими государствами, то есть господство, преобладание, власть. Методом создания такого государства является закон – фа. Но закон не в западноевропейском понимании как разграничение полномочий субъектов, а закон как регламентация жизни народа администрацией. Этот закон должен быть четок, ясен, универсален и безжалостен в применении. В результате действия таких законов всякое социально значимое поведение людей становится нормативным, предписанным, а сами люди усредняются, становятся подобными друг другу, одинаковыми. У них исчезает пространство для собственного, самодеятельного обогащения и накопления знаний, по крайней мере, за пределами указанного законом. Таким образом устраняется сама возможность появления двух главных врагов легистского государства – стяжателей, собственников и знатоков, ученых.

Шан Ян называет ученых, знатоков "паразитами", «вшами», "вредными гусеницами" и т.д. Он говорит, что «если на тысячу занятых земледелием и военным делом приходится один, посвятивший себя изучению Ши цзин и Шу цзин, в скором времени вся тысяча станет нерадивой в земледелии и военных занятиях». Поэтому ученые эти должны искореняться любыми способами.

Результатом реализации идей легистов было реформирование Циньского царства, затем завоевание им всех остальных и создание империи Цинь. Как и предписано теорией, в новой империи уничтожались стяжатели и конфуцианцы последовательно и беспощадно. Другого примера такой радикальной «зачистки» государства от «неправильных» подданных, пожалуй, больше не встречалось в древней истории. Книги уничтожили тоже, все вредные книги, какие нашли.

Одновременно с устранением главных препятствий вводились единые законы для всей новой Китайской империи, как опять же предписано теорией. Этими законами были установлены: единые деньги, единая система мер, новая письменность, единая система социальных рангов, единая администрация, единая система государственного и общественного контроля за каждым подданным и т.д. Само пространство империи было отгорожено от Степи Великой китайской стеной. И все это за полтора десятка лет, то есть чрезвычайно быстро было создано единое китайское государство как пространство для формирования единого общества. Однако, не просуществовав и двух десятилетий, империя Цинь погибла в пожаре народного восстания. После чего легизм как самостоятельная теория утратил популярность. Официальной идеологией новой империи Хань стало конфуцианство.

Теперь обратимся к еще одной известной вам философской школе – даосистов, к их социальной концепции. Затем постараемся собрать все три концепции вместе и получить, таким образом, общее представление об обществе в китайской философии.

2.3. Социальные принципы даосизма


Даосизм, надо отметить, куда меньше «зациклен» на социальных проблемах. Кроме того, социальная часть его вовсе не самая глубокая и разработанная область этой философии. Это, по сути, даосистский ответ конфуцианству.

Вспомним даосистскую интерпретацию ключевых понятий китайского мировоззрения дао и дэ. Дао – это суть всей «тьмы вещей»; то, откуда все происходит и куда все возвращается; но суть неназываемая, ускользающая всегда, когда разум возжелает ее схватить, «пришпилить» термином, определением, категорией. В вещах дао представляется, проявляется через дэ – естественную способность всего существующего к саморазвитию, творческую силу вещи, ее потенциал. При этом проявление дэ в человеке происходит никак не в результате целенаправленного культивирования его, а напротив, благодаря отказу от целенаправленного действия, «недеянию» – у вэй. Лао цзы учит: «Лучшее дэ воплощено в непреднамеренном действии, недянии – у вэй».

Иными словами, человеку надлежит удерживаться от заранее запланированных действий в пользу непреднамеренных. Главное в поведении – это податливая, уступчивая активность, которая позволяет разрешить ситуацию как бы само собой.

Отсюда сознательная оппозиция культивированию всего и вся конфуцианства. Полноте раскрытия дэ в человеке способствует никак не запланированное, целесообразное совершенствование себя и всего окружающего, а напротив, «возвращение в состояние младенца», «необработанного дерева». Только это открывает человеку всю полноту его дэ.

Для даосизма цель управления, государства также благо всего народа, но это благо разрушается культурным и законодательным активизмом конфуцианцев и легистов, а не только обычной глупостью и алчностью людей. Это и они, ученые и знающие, виноваты в том, что дао покинул Поднебесную. Конфуцианское учение о движении, стремлении к дао приводит к тому, что дао скрывается от человека и общества. Поэтому путь ко всеобщему благу – это возвращение в патриархальную простоту, где порядок в обществе и государстве естественен, природен, гармоничен. Его внутренняя гармония уже самонастроена, потому пугается активности придуманной, искусственной, разрушительной и нуждается в деятельности осторожной, податливой, заботливой – у вэй.

Если обратиться к классическому в китайской традиции взаимодействию ян-инь, то конфуцианство и легизм воплощают скорее ян, то есть разумную, целенаправленную, провозглашенную активность, а даосизм – инь, деятельность уступчивую, податливую, предпочитающую молчание. Первые пролагают дорогу к «правильному» порядку преобразованиями – осторожными, эволюционными или радикальными, революционными, вторые «обволакивают» этот порядок, приспосабливаются или, вернее, приспосабливают его к непроизносимой сути мира. Они «процеживают» преобразования, вновь и вновь возвращая порядку утраченную гармоничность.

Грубая, но вполне уместная социальная схематизация позволяет утверждать, что конфуцианство и даосизм выражают точки зрения города и деревни на социальный порядок. Если в конфуцианстве говорит горожанин, преобразующий мир по внутренним культурным правилам гуманности, ритуала, людьми изобретенного, придуманного, и таким образом он полагает достичь всеобщего социального блага, то для крестьянина социальный порядок, который дает благо всем людям, достигается максимальной простотой и внешней схожестью удела. Это городское тщеславие, эгоизм, алчность, честолюбие, стремление выделиться, которое олицетворяют конфуцианцы, вызывают в людях зависть и ненависть и являются причиной несчастий и бед. Если люди будут стремиться к простоте природы, будут просты сами, то порядок станет нерушим и нерушимо станет общее благо.

Следуя логике этой схемы, легизм можно считать философией администратора, управляющего, менеджера, и тогда она должна иметь частный, служебный характер. Судьба легизма, в которой фантастический взлет к тотальному господству завершился скорым и сокрушительным низвержением, есть убедительная иллюстрация его внутренней ущербности, неспособности стать общепринятым обоснованием социального порядка.

Цель легистской доктрины – могущество государства. Но после того, как полная гегемония была достигнута – империя Цинь покорила всех и преобразовала покоренных в единое государство – цель утратила смысл. Для чего большее могущество, когда распространение гегемонии более невозможно? Легистское обоснование порядка стало бессмысленным и уступило тогда место конфуцианскому, для которого достигнутое могущество служит внешней и вечной цели – достижению блага всего общества. Сама же легистская доктрина частично растворилась в конфуцианстве и даосизме, вошла туда отдельными положениями, скорее как практика, технология администрирования.

Таким образом, можно утверждать, что китайские философские школы ответили на те самые вопросы, которые встали перед обществом в середине I тысячелетия до н.э. Напомню их еще раз:

Почему разрушился традиционный порядок?

В чем основания правильного порядка?

Каким образом можно к нему прийти?

И каково должно быть управление, чтобы порядок не разрушался?

На эти вопросы ответили по-своему и конфуцианство, и даосизм, и легизм, и моизм, которого мы с вами здесь не касались. Все они предложили в качестве решений свои рациональные обоснования, свои философские программы, которые стали точками отсчета, вехами, что разметили пространство дискуссий о социальном порядке в китайском обществе. И вплоть до ХХ века, на протяжении двух с лишним тысячелетий таким образом размеченного пространства было вполне достаточно. Лишь вторжение западной индустриальной цивилизации заставило радикально перекроить это пространство включением западных же социально-философских программ.

Теперь несколько слов в попытке прояснить, почему индийская философия фактически не обратила внимания на проблему обоснования социального порядка. Она оставила, по сути, нетронутым традиционное религиозно-мифологическое обоснование. Деление общества на четыре варны родилось из бога Пуруши так же, как моря и суша, леса и горы, то есть это точно такие природные характеристики мира. Их естественность, нормальность для организации общественной жизни не подвергалась сомнению и философами, потому что главный нерв философствования не привязан непосредственно к социальному порядку, формулирует свои вопросы и ищет ответы вне его.

Главная человеческая проблема индийца и потому философии также – это проблема, которая выражается терминами карма-сансара-мокша. Вспомним, если коротко, карма – это баланс совершенных человеком добрых, правильных и злых, неправильных дел, определяющий ипостась его нового рождения; сансара – колесо перерождений, к которому с неизбежностью прикован каждый человек; мокша – освобождение бессмертной души от колеса перерождений, от сансары. Проблема, во-первых, в том, чтобы не рухнуть вниз в следующем перерождении, но напротив, подняться по лестнице, а социальная лестница лишь кусочек общей лестницы природы, мира. Во-вторых и в главных, суметь вовсе душу свою отцепить от неизбежности сансары, освободить ее. Эта проблема освобождения человеческой души решается по ту сторону социального порядка. Перемена его ничем помочь человеку не может. Она решается индивидуально, собственным выбором. Сумев пройти необходимый путь, настоять на нем, выстоять, человек может подняться в своем следующем рождении, а то и вовсе достичь блаженного состояния освобождения – мокши, нирваны.

Таким образом, именно потому, что ключевые человеческие проблемы не имели непосредственного социального звучания, традиционная индийская философия оставила социальный порядок на обочине, на периферии внимания и не предложила разработанных концепций его обоснования.

Теперь античность, обоснование социального порядка в античной философии.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Похожие:

История социологии учебное пособие Челябинск iconУчебное пособие для факультетов менеджмента, политологии и социологии. Москва
Сборник задач по алгебре. Учебное пособие для факультетов менеджмента, политологии и социологии. – М.: Нцнмо, 2010. 47 с

История социологии учебное пособие Челябинск iconУчебное пособие для факультетов менеджмента, политологии и социологии. Москва
Сборник задач по алгебре. Учебное пособие для факультетов менеджмента, политологии и социологии. – М.: Нцнмо, 2010. 32 с

История социологии учебное пособие Челябинск iconУчебное пособие для факультетов менеджмента, политологии и социологии. Москва
Сборник задач по алгебре. Учебное пособие для факультетов менеджмента, политологии и социологии. – М.: Нцнмо, 2010. 50 с

История социологии учебное пособие Челябинск iconУчебное пособие «Основы современной социологии» Год издания: 2001...
Григорьев С. И., Растов Ю. Е. Основы современной социологии. Учебное пособие. Барнаул: Издательство Алтайского государственного университета,...

История социологии учебное пособие Челябинск iconУчебное пособие министерство образования российской федерации гоу...
Учебное пособие предназначено для курса «История музыкального образования», который входит в федеральный компонент учебного плана...

История социологии учебное пособие Челябинск iconМетодическое пособие Челябинск 2005 Моцаренко Наталья Васильевна....
Методическое пособие предназначено для студентов, обучающихся по специальности «Финансы и кредит» очной формы обучения

История социологии учебное пособие Челябинск iconВ. В. Вагин городская социология
...

История социологии учебное пособие Челябинск iconУчебное пособие Чернушка 2013 Э. Р. Муллаярова. Учебное пособие «Времена английского глагола»
Учебное пособие предназначено для студентов учреждений среднего и начального профессионального образования. Основная цель работы...

История социологии учебное пособие Челябинск iconУчебное пособие. /Под ред. Б. В. Личмана. Екатеринбург: Изд-во “св-96”,...
История России. Теории изучения. Книга первая. С древнейших времен до конца XIX века. Учебное пособие. /Под ред. Б. В. Личмана. Екатеринбург:...

История социологии учебное пособие Челябинск iconУчебное пособие. /Под ред. Б. В. Личмана. Екатеринбург: Изд-во “св-96”,...
История России. Теории изучения. Книга первая. С древнейших времен до конца XIX века. Учебное пособие. /Под ред. Б. В. Личмана. Екатеринбург:...



Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
top-bal.ru

Поиск