История социологии учебное пособие Челябинск






НазваниеИстория социологии учебное пособие Челябинск
страница4/22
Дата публикации21.09.2013
Размер2.95 Mb.
ТипУчебное пособие
top-bal.ru > История > Учебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

3. Социально-философские концепции античности


К анализу социального порядка античная философия обратилась тогда, когда достигла высшей точки развития. Платон в своем «Государстве» и Аристотель в «Политике» в IV веке до н.э. сотворили концепции, которые есть безусловная точка отсчета всей западной социальной мысли, но… Но именно здесь даже божественный авторитет величайших философов не в состоянии уберечь их от беспрестанной критики. Именно социальные концепции оказались самой спорной, самой неприемлемой частью в наследии Платона и Аристотеля для последующих поколений философов и еще в большей степени для всех других, для не философов. Неприемлемость их для современного, цивилизованного человека особенно очевидна при первом, поверхностном знакомстве.

Начнем с того, что специфика их концепций в первую очередь коренится в специфике античной социальности. Античный мир изобрел совершенно новый социальный порядок. Основой его был полис, или город-государство как сообщество полноправных граждан, объединенных в защите своих прав против иноземцев, неполноправных граждан и рабов. В античном мире появляется совершенно новый человек – свободный гражданин. Его не было в восточных обществах и государствах. Границы его свободы определены законом, причем это и границы от вмешательства государства в его частную жизнь.

Еще раз необходимо подчеркнуть принципиальную разницу. На цивилизованном и древнем Востоке человек всегда был частью социального целого и только. Закон, обычай регламентировали его положение внутри этого целого, определяли людям разные долженствования, но в принципе человек был a priori должен обществу всегда и все, что оно потребует. Это основа социального порядка. Гражданин античного полиса должен обществу по установленному закону, и законность/незаконность требований общества-государства он мог обсуждать и решать в суде перед другими свободными гражданами.

Таким образом, социальное расслоение на Востоке представлялось следствием выполнения различных социальных функций в едином обществе, которое, по сути, единая семья, а в античном полисе – следствием различия в установленных законом правах, которыми наделены разные слои. Античный полис выглядел многослойным пирогом, где явно выделялись три главных слоя: внизу бесправные рабы, затем свободные неполноправные жители и наверху полноправные граждане.

Государством управляли только свободные полноправные граждане и исключительно в своих интересах. Остальные – чистый объект управления. Оно осуществлялось в соответствии с установлениями, что созданы были мудрыми законодателями прошлого по совету богов. Управляющие могли вносить изменения в законы, посовещавшись с богами и сумев убедить других свободных граждан силой слова или оружия.

Правильность и справедливость такого порядка не вызывали сомнения и потому не нуждались в дополнительном обосновании, пока в ходе Пелопонесской войны не обнаружилась его хрупкость, неустойчивость. Стало очевидным в многолетней гражданской войне эллинов, что эгоизм, честолюбие, тщеславие, алчность, поразившие граждан, ввергают их города в несчастье и разорение, приводят к гибели. И очень легко, потому что слой граждан в населении полиса малочисленен, тонок и быстро может исчезнуть в беспорядках, конфликтах внутренних и внешних.

Таким образом, к концу V века до н.э. в античном мире встал вопрос о природе социального порядка и о том, каким он должен быть, чтобы быть прочным и нерушимым. И Платон, и Аристотель дали два различных философских ответа на эти вопросы.

3.1. Социальная концепция Платона


Платоновская социальная концепция исходит из того, что общество и государство есть естественный продукт деятельности людей. Он вызывается к жизни необходимостью людей друг в друге, поскольку способности люди имеют обычно к чему-то одному, а потребности испытывают во многом. Для того, чтобы знать, какой общественный порядок правильный, а какой нет, необходимо сначала понять, сформулировать идею государства, то есть установить вечный образ государства, подобием которого и являются государства фактически существующие. Когда идеальный порядок ясен, то с ним можно сравнить реальность и увидеть, чем она плоха, чем больна.

Платон формулирует основные функции, необходимые для существования любого государства: это управление, охрана или война и материальное обеспечение. Они должны выполняться, эти функции, иначе государства не смогут существовать. Чтобы понять, как устроен порядок в идее государства, нужно обратиться к устройству человеческой души, поскольку государственное устройство должно ему соответствовать. А души так устроены, что в них богами «примешано» либо золото, либо серебро, либо медь и железо. В соответствии с тем, что преобладает в душе, человек склонен к мудрости, или к отваге, или к обычным практическим делам, ремеслу и земледелию.

В идеальном государстве управлять должны мудрецы-философы, защищать – отважные, а обеспечивать его нужными продуктами – предназначенные для практических дел, то есть каждый должен заниматься своим и только своим делом – вот главный принцип правильного устройства. Основная болезнь, порок фактически существующих греческих полисов – это «многоделие». Что Платон под этим подразумевает? Что люди хотят заниматься многими делами, и в первую очередь теми, к которым они не предназначены. Особенно это опасно для государственных дел. Непригодные для них люди используют государственные должности для удовлетворения своего тщеславия, алчности, все портят своей глупостью, мелочностью и, таким образом, создают почву для конфликтов, столкновений за богатство, власть, за почести, славу и т.д. Следствием чего бывают всяческие несчастья и даже гибель государства.

Дабы в принципе исключить конфликты, Платон запрещает тем, кто управляет и охраняет, иметь собственность. то есть, не имеют ничего своего. Он говорит, чтоб не могли ни на что конкретное сказать: «это мое, а это не мое», у них ничего не должно быть своего, для них все государство должно быть «моим». Чтоб не для кого было воровать и грабить, у правителей и стражей не должно быть ни дома своего, ни семьи. Философу семья и не нужна. Его дело совершенствоваться в постижении вечных идей и в благородном деле управления государством. Возможно, на него такое впечатление произвела семейная жизнь Сократа? А стражам философы-правители должны запретить иметь семью, чтобы ничего не отвлекало их от развития своей доблести и совершенствования в воинском искусстве.

Тогда государство Платона становится несокрушимым целым: мудрецы, философы определяют судьбу каждого гражданина государства, предписывают, кому быть пекарем, кому плотником, а кому учиться на воина или на философа. Сама принадлежность к управляющим в государстве не дает возможности накапливать богатство. Поскольку стражи живут в казармах, а философы, надо полагать, в школах, тащить им награбленное просто некуда.

Вот образец идеального государства. Платон в создании его – радикальный рационалист. Он выстраивает рационально идеальный образ и требует, чтобы реальность ему соответствовала. При этом претензии самой реальной жизни во внимание не принимаются. В противоположность Платону Аристотель – его ученик, последователь и принципиальный критик – был скорее рационалистом-эмпириком, наблюдателем и «улучшателем».

3.2. Социальная концепция Аристотеля


Аристотель отталкивался от наблюдений за реальной жизнью, и именно он впервые четко сформулировал главную проблему античного общества. Для того чтобы понять, как она выглядит, процитируем Аристотеля, два его определения государства:

Первое: «Государство есть общение свободных людей».

Второе: «Государство создается не ради того только, чтобы жить, но преимущественно для того, чтобы жить счастливо».

В этих двух определениях сформулировано главное противоречие античного общества: что важнее: свобода или счастье? Вернее, пока только намечено, очевидным оно станет в полемике с Платоном, который сам ее, проблему эту, разрешил, явно не выделяя. Он всеобщее счастье, всеобщее благо поставил на первое место. Таким образом он защитил навсегда общество от несчастий, от губительных конфликтов. Его полис абсолютно несокрушим ни снаружи, ни изнутри. Снаружи его оберегают блистательные воины, которые всегда готовы сражаться и для которых воинская честь дороже самой жизни. Внутри наверху мудрецы, которые знают, как надо управлять, внизу все занимаются своим делом в обеспечении нужд полиса.

И вот это общее, целостное счастье, благо, по Платону, получается, стоит свободы. Потому что губительные обществу тщеславие и алчность, властолюбие и зависть – они, по сути, из свободы, и потому свобода в его государстве отсутствует. Его стражи кажутся беззаботны и свободны, но свободны они, как дети, поскольку живут под контролем единственных взрослых – правителей-философов. Это правители определяют каждому его дело и его удел, и в результате создается радостное несокрушимое единство.

Таким образом, высшее достояние античного общества – человеческая свобода исчезает из платоновского государства. Но Аристотель утверждает, что и счастья человеческого тоже нет в государстве Платона. Он приводит остроумное, изящное обоснование этого утверждения. Он говорит, если четное число может быть суммой множества нечетных чисел, то общее благо, счастье государства не может получиться сложением множества несчастливых судеб людей. Потому что если каждый в отдельности несчастлив – а для Аристотеля счастье обязательно предполагает свободу распоряжаться своей судьбой, самому решать, что он будет делать, – общее счастье невозможно.

В платоновском государстве счастье отдельных людей принесено в жертву общему благу, нерушимому порядку. И этот порядок Аристотель не принимает. Он ставит перед собой, перед своей философией задачу, как достичь стабильности и всеобщего блага, не утратив при этом человеческой свободы. Аристотель выступает не как революционер и радикальный преобразователь, а скорее как «постепеновец», «улучшатель». То есть он полагает, что реально существующие общества, государства могут быть улучшены, в них могут усовершенствоваться порядки, если люди будут заботиться об общем благе. Здесь он опирается на саму историю создания античных полисов, которые есть продукт деятельности людей, в первую очередь государственных мужей. Раз это так, то этот продукт может быть улучшен деятельностью других людей.

Он принимает платоновское функциональное деление общества, но главное деление общества для него другое. Главная разделяющая людей линия – это деление на свободных и несвободных по своей природе. Свободные – это те, кто могут заботиться о самих себе и на этом основании обычно заботятся о других. Раб по своей природе не способен о себе заботиться и потому вынужден иметь господина, то есть того, кто будет о нем заботиться.

Такое деление есть деление по природе. Между двумя крайними категориями существуют промежуточные. Другие важнейшие виды зависимости в семье – это зависимость жены от мужа и детей от родителей. Их зависимость другого рода. По отношению к ним муж и отец, их господин, действует в их интересах, заботится о них для их блага. Это необходимо, потому что женщины по своей природе вообще недостаточно разумны, а дети неразумны, потому что еще не выросли, не стали взрослыми. И потому они не знают своего блага.

Рабы предназначены обеспечивать свободу гражданина. Их существование не имеет своего собственного смысла. Это просто одушевленные орудия, обслуживающие потребности свободного человека.

В аристотелевском мире все получают свое место. Наверху свободные полноправные граждане, которые заботятся о своей собственной судьбе и о жизни других неполноправных граждан. По отношению к свободным как полноправным, так и неполноправным гражданам они поступают как государственные мужи. То есть они принимают во внимание их интересы и действуют для их общего блага.

Высший слой свободных граждан, по Аристотелю, это те, кто имеет досуг и средства для участия в государственных делах. В каких таких делах? В государственном управлении, отправлении религиозного культа, делах военных, то есть охране государства, и в суде. Вот четыре области, где свободный человек должен иметь возможность участвовать. Поэтому до высшего уровня полноправного гражданина не дотягивают ни ремесленники, ни земледельцы, попросту из-за недостатка свободного времени.

Использование досуга для блага общества, в первую очередь, для блага других свободных граждан есть отличие истинно свободного человека. По его мнению, государство будет совершенствоваться, когда число таких людей будет расти. При этом, какая форма правления будет: правление одного, или монархия, правление немногих, или аристократия, правление большинства, или полития – не важно. Поскольку это все правильные формы правления. В них достойные свободные граждане имеют возможность преобладать в государственных делах. При неправильных формах правления: тирании, олигархии и демократии – к государственному управлению проникают непригодные к этому люди, которые используют власть для удовлетворения низких страстей: тщеславия, жажды наживы, сластолюбия, зависти и т.п.

Аристотель считает, что достойными гражданами могут стать преимущественно люди среднего достатка. Люди богатые обычно заняты сохранением и увеличением своего богатства, а бедные поглощены добыванием средств существования. Людям среднего достатка наличие собственности, хозяйства обеспечивает независимость от материальных забот и свободное время, досуг для совершенствования, для упражнений в мудрости, для выполнения государственных дел и выполнения их наилучшим образом, поскольку выполняются они со знанием дела и предполагают всегда в качестве цели достижение общего блага. Отсюда его убежденность, что лучшее государство есть государство, где преобладают люди среднего достатка, по крайней мере, среди тех, кто занят управлением, государственными делами.

Теперь сформулируем общие характеристики этих концепций, а также и их принципиальные различия. Концепции Платона и Аристотеля есть, по сути, то, что в истории сохранилось как античная социальная философии. То, что воспринимается как точка зрения античности на социальность. Поэтому их общие характеристики – это характеристики античного подхода к обоснованию социального порядка вообще.

Во-первых, социальный порядок есть продукт человеческой деятельности. Платон и Аристотель первыми столь четко и недвусмысленно сформулировали это положение.

Во-вторых, способ улучшения и ухудшения этого порядка есть участие граждан в государственных делах, в первую очередь, в законодательной деятельности.

В-третьих, главный инструмент и критерий правильности порядка – это разум. Отсюда, правителями должны быть наиболее мудрые граждане. Поскольку Платон и Аристотель – философы, они считали таковыми философов. По сути своей, и у Платона, и у Аристотеля мы имеем дело с меритократией, правлением знания. Помните, когда мы говорили о китайской социальной философии, то там тоже говорилось о необходимости меритократии. И у конфуцианцев, и у даосистов, и у легистов правильный порядок, правильное устройство основано на том, что правят самые мудрые. Просто мудрость эта понималась по-разному.

Главное противоречие социального порядка античного общества – это противоречие свободы и всеобщего блага, блага государства в целом. У Платона противоречие явно не сформулировано, но в его идеальном обществе, том, которое он описал как образцовое государство, нет места для свободы кого бы то ни было. Свобода гражданина исчезла, она отсутствует, принесена в жертву всеобщему благу, нерушимости порядка. Посмотрите, какая там иерархия.

Наверху вечная идея совершенного государства. Созерцая ее, управляют государством философы. Они вовсе не свободно управляют, а так, как положено по идее, то есть по необходимости. Все остальные слои населения, они как дети малые, куда им говорят, туда и идут в восторге и радости. Там нет места для свободы, потому что свобода – это своеволие глупости, следовательно, алчность, зависть и прочие гадости, разрушающие общество.

Аристотель пытается свободу сохранить, но у него получается, что свобода возможна только для немногих. Однако таково и реальное положение античного полиса. В Афинах в период расцвета, в самом большом городе эллинского мира, насчитывалось примерно 300 000 жителей вместе с портом Пиреем, но полноправных граждан из них около 30 тысяч. Остальные – метеки (неполноправные граждане) и рабы. Вот такого рода слоеный пирамидальный пирог.

Аристотель говорит, по сути, что свобода некоторых людей обеспечивается, оплачивается несвободой, частичной или полной, других, И этот порядок правильный, разумный. Чтобы государство было прочным и люди могли достигать счастья, среди свободных должны преобладать те, кто стремится к моральному совершенству и свой долг видит в заботе обо всех гражданах государства.

Таковы основные черты античного философского обоснования социального порядка. Если сопоставить эти концепции с уже знакомыми нам китайскими, то аристотелевская по духу, настрою близка к конфуцианской. Она так же стремится избежать крайностей, склоняется к постепенным изменениям, подразумевая принцип «Не навреди!». Также в ней путь совершенствования общества пролагается через самосовершенствование человека. То есть правильность и прочность порядка опираются на правильность и этическое совершенство людей, которые его осуществляют. Платоновская концепция обнаруживает явное сходство с моизмом своим требованием полного и окончательного искоренения всякого богатства, революционным радикализмом и утопизмом и своей судьбой – невостребованностью в практике преобразования и оправдания порядка. По крайней мере, до ХХ века.

В истории так случилось, что для реального дела укрепления порядка в античном полисе не понадобились обе эти концепции. Самостоятельные города-государства стали частью империи сначала одной, потом другой, и социальный порядок в них теперь мало зависел от жителей. Он определялся властью, которая где-то там, в столицах, далеко-далеко. Обоснование порядка в этих грандиозных империях было традиционным, религиозно-мифологическим, где власть императора священна, божественна. Философское обоснование не потребовалось. Но социальные концепции Платона и Аристотеля послужили точкой отсчета для любого анализа социального порядка в западной философии.

Теперь необходимо совершить еще один шаг в истории и перенестись в эпоху господства мировых религий, в средневековую Западную Европу. Туда просто потому, что социальные концепции Нового времени, наследницей которых стала социология, – продукт западноевропейский. И формировались они как критика средневековых социальных порядков и их идеологического оправдания.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Похожие:

История социологии учебное пособие Челябинск iconУчебное пособие для факультетов менеджмента, политологии и социологии. Москва
Сборник задач по алгебре. Учебное пособие для факультетов менеджмента, политологии и социологии. – М.: Нцнмо, 2010. 47 с

История социологии учебное пособие Челябинск iconУчебное пособие для факультетов менеджмента, политологии и социологии. Москва
Сборник задач по алгебре. Учебное пособие для факультетов менеджмента, политологии и социологии. – М.: Нцнмо, 2010. 32 с

История социологии учебное пособие Челябинск iconУчебное пособие для факультетов менеджмента, политологии и социологии. Москва
Сборник задач по алгебре. Учебное пособие для факультетов менеджмента, политологии и социологии. – М.: Нцнмо, 2010. 50 с

История социологии учебное пособие Челябинск iconУчебное пособие «Основы современной социологии» Год издания: 2001...
Григорьев С. И., Растов Ю. Е. Основы современной социологии. Учебное пособие. Барнаул: Издательство Алтайского государственного университета,...

История социологии учебное пособие Челябинск iconУчебное пособие министерство образования российской федерации гоу...
Учебное пособие предназначено для курса «История музыкального образования», который входит в федеральный компонент учебного плана...

История социологии учебное пособие Челябинск iconМетодическое пособие Челябинск 2005 Моцаренко Наталья Васильевна....
Методическое пособие предназначено для студентов, обучающихся по специальности «Финансы и кредит» очной формы обучения

История социологии учебное пособие Челябинск iconВ. В. Вагин городская социология
...

История социологии учебное пособие Челябинск iconУчебное пособие Чернушка 2013 Э. Р. Муллаярова. Учебное пособие «Времена английского глагола»
Учебное пособие предназначено для студентов учреждений среднего и начального профессионального образования. Основная цель работы...

История социологии учебное пособие Челябинск iconУчебное пособие. /Под ред. Б. В. Личмана. Екатеринбург: Изд-во “св-96”,...
История России. Теории изучения. Книга первая. С древнейших времен до конца XIX века. Учебное пособие. /Под ред. Б. В. Личмана. Екатеринбург:...

История социологии учебное пособие Челябинск iconУчебное пособие. /Под ред. Б. В. Личмана. Екатеринбург: Изд-во “св-96”,...
История России. Теории изучения. Книга первая. С древнейших времен до конца XIX века. Учебное пособие. /Под ред. Б. В. Личмана. Екатеринбург:...



Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
top-bal.ru

Поиск