Интервью министра Борисова в журнале «Новая Юность»






Скачать 66.61 Kb.
НазваниеИнтервью министра Борисова в журнале «Новая Юность»
Дата публикации01.06.2014
Размер66.61 Kb.
ТипИнтервью
top-bal.ru > Культура > Интервью
Интервью министра Борисова в журнале «Новая Юность»

В первом номере журнала «Новая Юность», вышедшем в этом году, в рубрике «Мастерская», было опубликовано интервью журналиста Руслана Чустова с министром культуры и духовного развития РС (Я) Андреем Борисовым «Олонхо — это первая глобальная сеть».

Сегодня мы публикуем оригинал интервью на сайте Минкультуры РС (Я).
Андрей БОРИСОВ: «Олонхо – это первая глобальная сеть»

30 лет — с триумфа первого своего «евразийского» спектакля (по повести Ч. Айтматова «Пегий пес, бегущий краем моря») и последовавшего назначения на пост художественного руководителя Якутского академического театра имени П.А. Ойунского — Андрей Борисов вынашивал идею Театра Олонхо. Для ее осуществления режиссеру даже пришлось в 1990 году возглавить Министерство культуры республики Саха. Свою ближайшую программу Борисов уместил в четыре слова: Хомус, Ысыах, Олонхо, Итэгэл. Обозначив, таким образом, движение культуры: от музыки — через национальный праздник и народный эпос — к божественному началу.

Андрей Саввич, вы как-то сказали, что в Министерстве культуры Якутии вы, как в те­атре, ставите свой спектакль — пьесу длиной в 21 год. Часто ли менялась (если менялась) в течение этих двух десятилетий «сверхзадача»?

— Я был совсем мальчиком — написал такие стихи: «Не забуду в жизни своей весну, / Беззабот­ную юность мою. / Юность прошла, как мечта, про­летела… / Но весна возвращается снова, / А юность моя — никогда!» Стихи, конечно, наивные, как сама юность (которая всегда «нова»). Однако если гово­рить о «сверхзадаче», то она за эти годы не поменя­лась; это по-прежнему — те мои юношеские идеалы, те мечты, которые никуда не делись. Наша культу­ра, которая опирается на древнюю традицию народа саха, должна включиться в контекст мировой культу­ры. Вот об этой сверхзадаче я буду помнить всегда — министром или простым гражданином.

Но я человек нескольких эпох. Во-первых, я при­надлежу прошлому, 20-му, веку. И со­хранил в себе, скажем, идеалы социального равен­ства. А сейчас время «перезагрузки». И ту инерцию нужно преодолевать.

^ А что несет с собой «перезагрузка»?

— 20-й век прошел под знаком просветитель­ства. Все учреждения — и музыкальные, и театраль­ные — были подчинены идее просвещения. То было время «человека разумного». А век 21-й — царство Человека Духовного. Оказывается, при помощи раз­ума человек слишком много напортачил! Поэтому наше Министерство культуры — еще в конце 20-го века — было переименовано в Министерство культу­ры и духовного развития.

Я увлекаюсь философией, кое-что почиты­ваю — я понимаю, что многое было заложено век назад: об этом вся русская религиозная мысль. Иван Ильин — один из блестящих рус­ских философов — сказал гени­альную вещь: культура слагается на путях таинственной целесоо­бразности.

Например, Ысыах— поче­му он стал целесообразен? Види­мо, эгрегор (коллективное бессоз­нательное) народа саха еще в конце 20-го века почувствовал разруши­тельную силу глобализма, ведуще­го к всеобщей унификации, утра­те корней... Жить нужно сердцем, а сердце должно быть разумным. Но ключевое слово здесь — интуиция.

^ Вы — режиссер театра народа саха, воспи­танный русской театральной школой. Какова доля «якутского» в ваших постановках?

— Первый мой спектакль, ставший знамени­тым, — «Желанный голубой берег» (по Чингизу Айт­матову), — критики из Москвы и Ленинграда отнесли к классическому русскому театру, хотя постановка-то была интернациональной: Айтматов — киргиз, Генна­дий Сотников, художник спектакля, — русский, режис­сер и актеры — якуты, музыку написал еврей… Исто­рия же — про нивхов. А грузины выдвинули спектакль на Госпре­мию СССР! (Смеется.)

Театральное искусство уже давно стало синте­тическим... Но вот когда я поставил «Короля Лира», многие наши бабушки сказали: Шекспир, оказывает­ся, был якут! Потому что Савва Тарасов сделал прекрасный перевод пьесы на якутский язык. А якутские актеры словно бы переключили этот перевод в арха­ичный регистр национального эпоса Олонхо. И лю­бопытная получилась штука: чем «отрицательней» персонаж — тем современней язык, на котором он го­ворил. Можно сказать иначе: пер­сонаж, который говорит кальки­рованным языком, воспринимал­ся как отрицательный. И — чем архаичней, древней был язык — тем «положительней» был герой.

Я услышал в шекспировском сюжете вот это гудение Олонхо. И был у меня актер, игравший роль автора-сказителя, — олонхосут.

^ Вы патриот (в лучшем смысле этого слова), своей земли, Якутии: даже в Париже вам не уютно…

— Это правда!

А что так?

— Знаете, обычно, когда я оказываюсь в Па­риже, я работаю там, как папа Карло. И все преле­сти этого города проходят мимо. Но здесь есть также комплекс творческого человека. Куда бы я в Париже ни зашел, в какое кафе ни заглянул — в одном месте сидит Элюар, в другом — Ренуар, в третьем — Сезанн или Пикассо… Все места — заня­ты. Меня там нету! Поэтому мне не нравится Париж. Мое место — здесь, в Якутии. Здесь я… приго­дился. А парижанам я не нужен.

Как вы теперь, спустя три года, оценивае­те ваш первый кинематографический опыт (фильм «Тайна Чингис Хаана»)? Применим ли подобный опыт к театральной режиссуре? Ска­жем, использование крупных планов, кинош­ного монтажа, закадрового пространства…

— Мои критики мне всегда говорили, что мои театральные постановки — кинематографичны. И в отношении сценографии, и — того материала, кото­рый я выбираю… Я ведь часто беру не классическую драматургию, а прозу — и делаю инсценировку. Тако­вы лучшие мои спектакли.

И мое обращение к кино никак не связано с тем, что мне стали вдруг тесны рамки Театра. Скажу боль­ше. Фильм «Тайна Чингис Хана» — очень театраль­ный. За это его, кстати, ругали. Но ведь театр лежит в основе многих уже классических фильмов — от Бергмана до Бунюэля. Просто сегодняшний зритель сильно перекушал голливудских блюд. Любое отсту­пление кажется ему чересчур «театральным».

Мой фильм стал во всех смыслах экспедицией в прошлое. Но главная его тема (которую понима­ют далеко не все) — вопрос о Вере, поиск религиоз­ной опоры.

^ Существует множество версий происхожде­ния народа саха. Какой придерживаетесь вы?

— Я не ученый, я исследую мир посредством те­атра. Вот недавно я поставил спектакль о легендар­ном прародителе якутов Эллэй Боотуре. И для меня вдруг стало ясно, как белый день: наш народ не при­шел извне, он возник на этой земле — в результате многих влияний. Не зря в Олонхо говорится: «соткан из многих племен». В одном из преданий Эллэй Боо­тур вез Книгу. И эта Книга утонула в районе Ленских столбов. С тех пор мы гадаем: что это была за Книга? Какой смысл она несла нашему народу?

Недавно ехал я по Кобяйскому улусу и думал: почему наши предки расселились на такой огром­ной — 3 млн. кв. км — территории? Ответом на какой вызов это было? Ведь на каком небольшом, к примеру, пя­тачке расселились немцы — не сравнить! Значит, есть у народа саха своя миссия.

^ Как думаете: что было в той Книге?

— Думаю, в ней были сведения о древней рели­гии народа саха. Мы сохранили Ысыах, мы сохранили Олонхо, мы сохранили Хомус… Но мы утратили свою Книгу. У евреев есть Тора. У арабов — Коран. А что у русских? Тот же вопрос можно задать и многим другим народам.

В чем смысл этого великого пространства? Какова наша «таин­ственная целесообразность»? Двух сказителей Олонхо разделяли ты­сячи километров: олонхосут никог­да их не преодолеет, но на другом конце степи другой олонхосут соз­дает эпос по тем же самым канонам! Как это объяснить? Возможно, в той Книге была раз­гадка. Но, утратив ее, мы обречены всю жизнь биться над этими тайнами.

Андрей Саввич, жива ли ваша озвученная в прошлом году идея «Земли Олонхо» (высо­котехнологичного комплекса, «города-класте­ра», где сконцентрируются все современные цифровые технологии, с интерактивными ат­тракционами на сюжеты Верхнего, Среднего и Нижнего миров и т.д.)?

— Я часто говорю, что Олон­хо — это первый интернет, гло­бальная сеть непонятного устрой­ства. Спрашиваю олонхосута: от­куда ты это берешь? Он отвечает: из космоса. Во все времена он яв­лялся транслятором, передатчи­ком, медиумом. Как иначе воз­можно держать в голове 40–50 ты­сяч строк эпоса?

Теперь — другие времена. Чтобы войти в контакт со всем ми­ром, человек создает информаци­онные технологии, цифровое ве­щание и т.д. И вот на стыке этих открытий и самого архаичного способа передачи информации — рождается концепция «Земли Олонхо». Древней­ший эпос транслируется посредством новых средств: кино, телевидения, новейшего театрального искус­ства... Таким я вижу международный Центр Олон­хо — со своей научной базой, своей библиотекой, своей синематекой, своим музеем, своим театром, своими аттракционами для детей: чтобы и они вош­ли в мир Олонхо.

^ И всё это будет… реализовано?

— Я кладу на это десять лет.

Однажды вы сказали: «Нет ни настоящего, ни прошлого, ни будущего. Есть лишь воспо­минания». Ваше самое Первое Воспоминание?

— Мне пять или шесть. Мы, деревенские маль­чишки, играем возле машинно-тракторной станции; всюду валяются детали от тракторов, сенокосилок ит.д. Из этого старого железа мы создаем человека (робота). Наши руки перепачканы солидолом. Мой немой друг, которого зовут Робинзон Толбонноохов, подни­мает руку в солидоле — и вокруг нее начинают летать желтые ба­бочки. Потом мы бежим домой — бабочки летят следом; они отстают, мы возвраща­емся… Робинзон указывает на небо и там — хотите верьте, хотите нет — облака изображают стог сена; впереди идет бык, на быке сидит мальчик.

Это длилось несколько секунд, потом видение исчезло. Спустя полгода мой немой друг заговорил. Оказалось, что у него в глотке — два сросшихся язы­ка. Один язык врачи вырезали — и он обрел дар речи!

^ Удивительная история. А каким вы видите ваше «Последнее Воспоминание»?

— Это «воспоминание о будущем». Пройдет мно­го-много времени — и в энциклопедиях напишут: Ан­дрей Борисов — основатель Театра Олонхо. Народ саха тысячелетиями трудился, чтобы преподнести миру ве­ликий эпос. Не Саха Театр, не национальную библи­отеку, а вот этот прекрасный эпос Олонхо. Половину 19-го и весь 20-й век деятели культуры и искусства ду­ховно трудились, чтобы подготовить возникновение Театра Олонхо. И, проработав 21 год в Министерстве культуры, я точно знаю, что выполнял волю этих лю­дей. Спустя годы, в список Всемирного наследия ЮНЕ­СКО войдет и наш Театр Олонхо — наряду с Театром Но, Теа­тром Кабуки, Пекинской оперой и великим Русским театром. Таким, если мне бу­дет позволено, я вижу свое воспоминание о будущем.
С Андреем Борисовым

беседовал Руслан Чустов

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Интервью министра Борисова в журнале «Новая Юность» iconИнтервью министра В. Мединского газете «Культура»
Министр культуры РФ владимир Мединский: «Без идеологии человек становится животным»

Интервью министра Борисова в журнале «Новая Юность» iconИнтервью премьер-министра Туниса Али аль-Арейда «Голосу России»
«Голоса России», опубликованные информационными интернет-агрегаторами «Rambler ru», «Mail ru». 11

Интервью министра Борисова в журнале «Новая Юность» iconИнтервью Иметь
Иметь: знания об интервью как разновидности информационного газетного жанра, его характерных чертах, стилистике, структуре, функциях...

Интервью министра Борисова в журнале «Новая Юность» iconСтатья опубликована журнале Физическое образование в вузах, 2011, Т. 17, N 1, с. 59-67
Серия научных статей, отражающих новые подходы к преподаванию физики на базе цифровых технологий в контексте реализации национальной...

Интервью министра Борисова в журнале «Новая Юность» iconКризис без конца, или новая фаза капитализма?
Ее характерным проявлением является длящийся уже пятый год мировой экономический кризис (см мои статьи о кризисе, опубликованные...

Интервью министра Борисова в журнале «Новая Юность» iconИнтервью проходило у Геры дома, в его комнате. Это было в воскресенье,...
Первое интервью «Интерьер» проводилось мной в присутствии Оли. Она находилась в комнате, но вне нашего общения (сидела за моей спиной)....

Интервью министра Борисова в журнале «Новая Юность» iconИнформационный бюллетень 13-14 февраля 2013 года
Политические консультации статс-секретаря – заместителя Министра иностранных дел России Г. Б. Карасина и первого заместителя Министра...

Интервью министра Борисова в журнале «Новая Юность» iconИнтервью «волшебный мир»
Проективная методика. Предназначена для изучения потребностей, значимых переживаний и проблем ребенка. Представляет собой полустандартизированное...

Интервью министра Борисова в журнале «Новая Юность» iconКак подгатовиться
Для оценки и отбора кандидатов, претендующих на получение работы, могут применяться различные методы. Но наиболее распространенным...

Интервью министра Борисова в журнале «Новая Юность» iconОтчет о деятельности удмуртского республиканского детского некоммерческого...
Удмуртское республиканское детское некоммерческое общественное движение за физическое и духовное здоровье «Юность» организовано в...



Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
top-bal.ru

Поиск