А. З. Хабибуллина Лермонтов в тюркоязычных литературах (евразийский аспект)






Скачать 70.67 Kb.
НазваниеА. З. Хабибуллина Лермонтов в тюркоязычных литературах (евразийский аспект)
Дата публикации30.01.2014
Размер70.67 Kb.
ТипЛитература
top-bal.ru > Литература > Литература
А.З.Хабибуллина

Лермонтов в тюркоязычных

литературах (евразийский аспект)

1. Поэзия Лермонтова начала жить в восприятии читателей восточной тюркоязычной культуры с середины XIX века. Известно, что среди большого числа тюркских литератур раньше всего Лермонтов начал переводится азербайджанскими поэтами. Так, в 1846 году впервые в азербайджанской литературе была переведена поэма Лермонтова «Беглец» (переводчик – Абдулла Шаик).

В азербайджанской литературе, как и других тюркских литературах, в первую очередь переводились те произведения, которые были связаны с восточной темой. Так, в азербайджанской литературе таким произведением стало известное стихотворение Лермонтова «Три пальмы», которое в 1895 году перевел Ф.Кочарли [Самедова 1980: 53]. В переводе стихотворенияе названо «Три финиковых дерева». Первые ранние переводы данного стихотворения (следующий перевод был выполнен в 1912 году национальным поэтом Аббасом Сиххатом) создавались арузом. Также с помощью аруза переводились и другие восточные стихи Лермонтова: «Дары Терека», «Воздушный корабль», «Ашик-Кериб».

Следует отметить, что та же тенденция, связанная с поиском «своего» в «чужом», проявилась в татарской, казахской и других национальных литературах России в самом конце XIX в. В них, как и в азербайджанской литературе, заметным было стремление осмыслить и воссоздать в своих переводах образ Востока и мир восточного человека. Многие примеры подтверждают сказанное. К примеру, в татарской литературе первым опубликованным переводом стала турецкая сказка «Ашик-Кериб» Лермонтова (1837). Уже в 1897 году она была переведена на татарский язык неизвестным переводчиком и опубликована в Казани в типографии Домбровского. В 1912 году, а затем в 1918 в переводе К.Башира сказка Лермонтова отдельным изданием также выходит в Казани в типографии братьев Каримовых. Татарский переводчик озаглавил свое произведение «Гайшик-Гарип (Шәрек хикәяте)» – «Ашик-Гариб (восточная повесть)».

К числу ранних татарских переводов, связанных с восточной темой, относится и перевод главы «Бэла» из романа «Герой нашего времени» (1907). В роли переводчика выступил тогда Г.Карим, назвавший свое произведение «Черкез кызы. Хикаят», т.е. «Черкешенка. Повесть».

В конце XIX века известный казахский поэт Абай Кунанбаев обращается к переводам таких произведений Лермонтова, как «Дары Терека» и «Демон».

Таким образом, ранние переводы произведений Лермонтова в тюркоязычных литературах в большей степени отвечали особенностям «горизонта ожидания» «своего» читателя, воспитанного на восточных традициях и поэтики. Такой читатель стремился в первую очередь увидеть черты «своей» восточной психологии и этносознания в произведениях русского классика.

2. При анализе того, как жила поэзия Лермонтова в тюркоязычном мире, большое значение имеет концепция евразийства, представленная в работах Н.Трубецкого, Л.Гумилева и других ученых. Нужно отметить, что теория евразийства никогда не касалась вопросов перевода и инонационального (инокультурного) восприятия литературы в целом. Вместе с тем, то, как понимались этнические процессы в евразийстве, на наш взгляд, является ценным и при рассмотрении сущности диалога литератур, а также того, что составляло содержание жизни Лермонтова в тюркоязычном художественном сознании.

С этой точки зрения, достаточно ценными для нас являются идеи Н.Трубецкого, который смог потвердить на многочисленных примерах идею о том, что полное приобщение к чужой культуре (как духовной, так и материальной) является только кажущимся. В своей работе «Европа и человечество» Н.Трубецкой приходит к выводу, что «даже если народ А сразу заимствует у В весь инвентарь культуры, общие запасы культурных ценностей у обоих народов все-таки не будут одинаковы» [Трубецкой 2000: 67]. Идея невозможности всестороннего приобщения к чужой культуре, иллюстрированная Трубецким примерами, взятыми из области этнопсихологии и разных культур, на наш взгляд, убедительна и при изучении инонационального художественного восприятия. Так, поэзия Лермонтова, существующая в разных переводах тюркоязычных авторов, всегда будет нести в себе отпечаток «другого» сознания, черты иных ценностей, как этических, нравственных, так и художественных, и эстетических. По мнению Н.Трубецкого, приобщение возможно лишь при антропологическом смешении. Так как переводы свидетельствуют об обратном (о различиях), то их анализ должен учитывать своеобразие жизни, религии и культуры того или иного народа, апеллирующего к инонациональной литературе, в частности, поэзии Лермонтова. Кроме того, Трубецкой, обосновывает связь личности (в нашем случае – воспринимающее сознание) с ее физическим окружением, т.е. с природой [Трубецкой 2000: 96].

Таким образом, поиск различий в культурных ценностях, а также природных территориях, которые определяют характер мироощущения рецептивного сознания, являются, на наш взгляд, неотъемлемой составляющей в исследовании переводов.

В своих размышлениях мы также исходим из представления о том, что анализ переводов и рецепции инонациональной литературы должен учитывать этническую и суперэтническую характеристику воспринимающей стороны. Идеи этноса и суперэтноса наиболее полно нашли отражение в работе Л.Н.Гумилева «Этнические процессы: два подхода к изучению» [Гумилев 2004], в которой исследователь разграничил эти сложные понятия. В частности, Гумилев убедительно доказывает, что этнос – явление не только социальное, но и природное. «Этнос, - пишет ученый, - не существует не только вне социальных институтов, но и вне атмосферы, гидросферы (вода пронизывает все организмы) и биосферы» [Гумилев 2004: 169]. Кроме того, единственным надежным критерием для отличия суперэтносов, также как и этносов служит не язык, не религия, а стереотип поведения.

Рассматривая такое явление, как суперэтнос, Гумилев особое внимание уделяет его природному компоненту. Суперэтнос, по Гумилеву, определяется как «группа этносов, возникшая в результате пассионарного толчка в одном регионе и связанную общностью исторической судьбы. Учитывая, что каждый этнос представляет собой оригинальную форму адаптации человека в биоценозе ландшафта, можно заметить, что суперэтносы обычно существуют в границах определенных этноландшафтных зон» [Гумилев 2004 : 174].

Исследуя проблему переводов в свете евразийских идей, можно утверждать, что азербайджанская, татарская, казахская, узбекская и другие тюркские культуры, которые в конце XIX века начали диалог с русской литературой, входили в так называемый мусульманский суперэтнос. Последний во многом отличался по своим культурным и психологическим характеристикам от российского суперэтноса. Носители мусульманского суперэтноса, тесно связанные с идеями ислама, культурой, языком, традициями и природой (ландшафтом) Востока, не могли создавать, особенно в начале XX века, переводы произведений русской литературы в духе самой этой литературы. Вхождение в мусульманский контекст усиливало возможности диалога русской и тюркоязычных литератур, что подтверждают многие примеры вольных переводов, созданных Тукаем, Абаем Кунанбаевым, Аббасом Сиххатом.

Иной видится ситуация с чувашским этносом. Чуваши будучи тюрками по происхождению, тем не менее входят в российский суперэтнос и выбирают, как пишет Гумилев, в качестве этнической суперэтническую принадлежность [Гумилев 2004 : 180]. Во многом такой характер этнической и суперэтнической характеристики связан с объективными историческими факторами. В.Родионов в своей монографии «Чувашский стих» по этому поводу отмечал следующее. «Прогрессивный сдвиг в этническом самосознании чувашского народа произошел именно в результате принятия христианства. Как известно, язычники выделяли себя из среды этносов Поволжья, противопоставляя себя мусульманам, т.е. этническое самосознание определялось конфессиональными различиями. С переходом в христианство этническое самосознание чувашей развивается в сторону этнического выделения в христианской среде, прежде всего русской. Поэтому на первое место выходит этнодифференцирующая роль языка, а также бытовые и этнографические особенности» [Родионов 1992 : 123].

Воздействие русской культуры и языка на этническое самосознание чувашей позволило первым чувашским поэтам К.Иванову и Шубоссинни создавать такие переводы из Лермонтова, которые по своим метрическим и образным особенностям были наиболее близки оригиналу («Парус», «Утес», «Ветка Палестины») Такая особенность является уникальной, не находящей соответствия в литературах, принадлежащих к мусульманскому суперэтносу.

3. Вместе с тем, анализируя переводы произведений Лермонтова в тюркоязычных литературах, можно увидеть черты сходства в восприятии творчества Лермонтова чувашскими поэтами и казахским поэтом Абаем Кунанбаевым. Несмотря на то, что в казахской литературе имя Лермонтова прозвучало раньше, а именно, в 70-80 гг. XIX века, их переводы содержат общие черты. Во-первых, они полнее передают и форму, и содержание стихотворений Лермонтова, приближаясь к самому источнику. Во-вторых, внимание разнонациональных поэтов привлекли те произведения, в которых центральное место принадлежит образу природы, неба, космоса. Речь идет о стихотворении «Парус», «Утес», «Горные вершины». По-видимому, такая особенность обусловливается, с одной стороны, природной спобностью казахов к созерцанию бесконечного [http://www.neonomad.kz], а с другой – языческим началом в этническом самосознании чувашских переводчиков. В этнотерритории чувашей, как известно, долгое время почти в первозданном виде сохранилось почитание священных мест (рощ, озер, холмов) и их духов, поклонение тотемным птицам или зверям [Родионов 2010 : 18].

Таким образом, особая ценность природы в жизни двух разных этносов – казахского и чувашского – позволили, на наш взгляд, создавать такие переводы произведений Лермонтова, которые достаточно легко вписывались в контекст русской культуры (или, используя терминологию Гумилева, российского суперэтноса), изменяя тем самым «горизонт ожидания» «своего» читателя.
Литература
Гумилев Л.Н. Этнические процессы: два подхода к изучению // Ритмы Евразии. Эпохи и цивилизации. - М., 2004. - С.168-180.

Родионов В. О финно-угорском и чувашском этнокультурном сообществе // Проблемы сравнительного и сопоставительного литературоведения Поволжья: Сб. статей. – Чебоксары, 2010. – С. 14-21.

Родионов В. Чувашский стих. Проблемы становления и развития. – Чебоксары, 1992. – 223.

Самедова Л. Народов связующая нить . – Баку: Язычы, 1980.- 144 с.

Трубецкой Н. Наследие Чингисхана. - М., 2000. - 554 с.

http://www.neonomad.kz

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

А. З. Хабибуллина Лермонтов в тюркоязычных литературах (евразийский аспект) iconРоковые дуэли: Пушкин и Лермонтов Пушкин и Лермонтов: совпадение судеб
Отец Лермонтова, Юрий Петрович, капитан. Пушкин и Лермонтов происходили из старинных дворянских родов. Предком Пушкина был Гаврило...

А. З. Хабибуллина Лермонтов в тюркоязычных литературах (евразийский аспект) iconПрограмма минского Форума деловых людей государств участников Единого...
Минского Форума деловых людей государств – участников Единого экономического пространства на тему: «Евразийский Экономический Союз:...

А. З. Хабибуллина Лермонтов в тюркоязычных литературах (евразийский аспект) iconМ. Ю. Лермонтов родился: а 1816; б 1914; в 1814
На нравственно-политическом, затем словесном отделении Лермонтов учится: а в Московском университетском благородном пансионе б в...

А. З. Хабибуллина Лермонтов в тюркоязычных литературах (евразийский аспект) iconЕвразийский открытый институт
Аскинадзи В. М. Рынок ценных бумаг. – Учебно-методический комплекс. – М., Изд центр еаои, 2010. – ­­­­ с

А. З. Хабибуллина Лермонтов в тюркоязычных литературах (евразийский аспект) iconМбоу «Тасеевская средняя общеобразовательная школа №1», 9 класс
С пушкин «Дубровский» 3 «Слово о полку Игореве» 4 М. Ю. Лермонтов «Герой нашего времени» 5 А. С. Пушкин «Капитанская дочка» 6 М....

А. З. Хабибуллина Лермонтов в тюркоязычных литературах (евразийский аспект) iconМ. Ю. Лермонтов «Когда волнуется желтеющая нива…»
Лермонтов говорит "ландыш", вместо "все" перечисляет ниву, лес и сад. Поэтому главным для Лермонтова становится композиционная организация...

А. З. Хабибуллина Лермонтов в тюркоязычных литературах (евразийский аспект) iconЭкономическая теория: микроэкономический аспект учебное пособие
Козлова, Е. И. Экономическая теория: Микроэкономический аспект [Текст]: учеб пособие / Е. И. Козлова – Липецк: лгту, 2007. – 136...

А. З. Хабибуллина Лермонтов в тюркоязычных литературах (евразийский аспект) iconО некоторых теоретических проблемах истории литературы
Виппер Ю. Б. Творческие судьбы и история. (О западноевропейских литературах XVI первой половины XIX века). М., 1990. С. 285-311)

А. З. Хабибуллина Лермонтов в тюркоязычных литературах (евразийский аспект) iconМихаил Юрьевич Лермонтов родился в Москве 15 октября 1814 г. Ребенку...
Бабушка часто возила внука в Пятигорск на минеральные воды, чтобы лечиться. Кавказ произвел неизгладимое впечатление на восприимчивую...

А. З. Хабибуллина Лермонтов в тюркоязычных литературах (евразийский аспект) iconЕвразийский центр современного искусства (г. Курган)
Курганской области, выявления и поддержки одаренных людей, активизации фольклорно-этнографической, исследовательской, и краеведческой...



Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
top-bal.ru

Поиск