Проблемы реализации миграционной политики российской федерации






НазваниеПроблемы реализации миграционной политики российской федерации
страница1/6
Дата публикации24.10.2013
Размер1 Mb.
ТипРеферат
top-bal.ru > Право > Реферат
  1   2   3   4   5   6
Правительство Российской Федерации
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Национальный исследовательский университет
"Высшая школа экономики"



Общеуниверситетская Кафедра публичной политики

Базавлюк Владимир Николаевич


ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ МИГРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Выпускная квалификационная работа по направлению Права человека и демократическое управление.
Магистранта группы №120 ( Магистерская программа «Политический анализ и публичная политика»).

Рецензент

Доктор политических наук, доцент.

Сулейманова Шукран Саидовна


Научный руководитель

Доктор экономических наук, проф.

Липина Светлана Артуровна


Москва, 2013 г.

Содержание

Стр.

Введение. 3

Глава 1. Генезис миграционной политики Российской Федерации. 10

§1 Миграционные программы и миграционное законодательство России 1991-2011 гг. 10

§2 Концепция государственной миграционной политики России до 2025 года и президентские инициативы. 22

^ Глава 2. Международный опыт привлечения мигрантов. Риски и угрозы. 31

§ 1. Миграционный опыт Европейского союза на примере Французской Республики. 31

§2. Опыт Казахстана и Китая по выработке и достижению миграционных целей. 41

^ Глава 3. Структурные проблемы миграционной политики России. 50

§1 Деятельность общественных организаций России работающих в сфере миграции и государственных органов. 50

§2 Возможности и приделы миграционной политики России. 58

Заключение. 71

Список источников. 81

Введение.

Миграционные технологии всё более становятся частью политики практически каждого государства в мире. Если одни государства являются странами по отправке мигрантов (странами-донорами), то другие так или иначе работают с тем, чтобы оптимизировать приток мигрантов в соответствии с нуждами экономики, а зачастую и с реализацией культурно-ценностных парадигм, и являются странами миграцию принимающими (странами-реципиентами).

Миграционные процессы не однородны, а потому, по-своему уникальны. Так перемещение людей из одной точки в другую, как правило, носит внутренний и международный характер, и попадает под действия, как международных норм, так и норм внутреннего регулирования. По сути, миграция является феноменом, изучением которого, в последнее время занимается множество, как международных, так и региональных организаций. Миграционные процессы не новы, но в силу стремительно меняющихся культурных, этнических, религиозных, экономических и прочих границ, данное явление оказывает значительное влияние на формирование современной политической повестки по всему миру.

Ныне движение людей, а вместе с ним и движение интеллектуального, финансового, технического, культурного и прочих потенциалов гораздо более интенсивно, чем это было даже 30-40 лет назад. Уже сейчас очевидно изменение этнических и расовых границ внутри некогда автохтонных этнических образований в Европе и Северной Америки. Так согласно данным Бюро переписи населения США, дети испано-, афро- и азиатоамериканцев и метисов составили в июле 2010 – июле 2011 годов 50,4% от общей численности американских новорожденных1. Не вызывают удивление регулярные конфликты в пригородах крупных городов Франции, в которых выходцы из стран Магриба являются этническим большинством.

Тема мигрантов постепенно становится одной из ведущих в политическом дискурсе как на региональном, так и на международном уровне. Один из ярчайших примеров может служить Франция, где кандидат от националистической партии национальное собрание Марин Ле Пен набрала почти 18 % пришедших на выборы граждан Франции (почти шесть с половиной миллионов пришедших на выборы).

По данным переписи проведенной в Британии, лишь каждый третий, проживающий в Лондоне по состоянию на 2012 год, является коренным жителем Британских остров.

Россия, так же не осталась в стороне от обсуждения вопросов регулирования миграционных потоков, адаптации мигрантов, механизмов принятия в гражданство. Не менее остро стоит вопрос культурного совмещения, не только с мигрантами приезжающими из-за рубежа, но и в связи с неравномерным демографическим развитием внутри страны, и как следствие изменение внутренних этно-культурных границ.

На явный рост напряженности, связанный с подобным характером миграционных потоков, указывают, как социологические опросы, так и политические результаты партий. В частности результаты политической партии ЛДПР, которая получила места в Государственной Думе на явно националистической риторике.

В публичном пространстве вопрос межнациональной напряженности по линии местное население – приезжие выражался в конфликте в Кондопоге (Республика Карелия), Сагра (Свердловская область), Манежная площадь в Москве, Невинномысск (Ставропольский край) – во всех этих случаях бытовые проблемы, и слабость институтов власти отвечающих за урегулирование и предупреждение конфликтов, вызывало конфликты приобретающие характер межэтнического противостояния. Обращает на себя тот факт, что в последние годы количество подобных конфликтов неуклонно растет.

На этом фоне в России не прекращаются дискуссии о необходимости выработки полноценной миграционной политики, которая бы отвечала стратегическим интересам государства. В свою очередь, в подобных дискуссиях можно выделить наиболее явных акторов и их цели. К подобным акторам относятся структурные подразделения государства в лице ФМС и ряда министерств и ведомств, отвечающих за общее регулирование миграционных процессов и выработку политических решений в этой сфере. Бизнес с его потребностью в рабочих кадрах. Разного рода организации гражданского сектора, от правозащитного до ультранационалистического сектора, с соответствующим целеполаганием. Политические партии все чаще включающие в свои избирательные программы миграционную тематику.

Однако зачастую, несмотря на создание институтов, в рамках которых общественный сектор может артикулировать свою позицию по данной проблематике, решение по мерам, которые должны быть реализованы в миграционной политике, принимается без учета мнения общественных организаций.

Самым фундаментальным шагом в направлении решения всего комплекса накопившихся миграционных проблематик стала «Концепция миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года».

Но, несмотря на появления подобного документа, в котором впервые за всю миграционную историю современной России, сформулированы основные цели государственной политики, вопросов о том, как государство будет отвечать на миграционные вызовы, по-прежнему больше чем ответов.

Актуальность исследования состоит в следующем:

  • Впервые в современной истории России появился комплексный документ обозначивший позицию государства в отношении миграционных потоков.

  • Россия является одним из мировых лидеров по количеству трудовых мигрантов

  • Отсутствие анализа новой миграционной политики с точки зрения диалога внутри стейкхолдеров и существующих в этой связи противоречий.

Практическая ценность исследования заключается в том, что анализ существующей миграционной политики позволит оптимизировать издержки государственного аппарата на реализацию новой миграционной концепции. А систематизация данных по миграционным возможностям страны, позволит снизить уровень напряженности в обществе, вызванный неконтролируемой миграцией.

Объектом исследования данной работы является миграционная политика России до 2025 года.

Предметом исследования являются направления её реализации.

Целью данной работы является выявление проблемных точек, которые могут представлять угрозу при реализации миграционной политики.

Гипотезы данной работы состоят в следующем:

  • цели, которые выставлены в рамках Концепции, возможно решить лишь путем участия в принятии решений не только властных структур, но общественных организаций реализующих проекты по социальной адаптации мигрантов и бизнес структур, занимающихся их привлечением.

  • Задачи по повышению качества человеческих ресурсов путем создания центров по подготовке кадров, в условиях вектора на создание Единого экономического пространства с государствами поставщиками мигрантов неквалифицированного труда, сложно достижимы.

Задачами исследования являются:

Анализ существующей российской миграционной политики:

Оценка работы ключевых НПО реализующих проекты в области миграционной политики.

Анализ существующих государственных программ в области привлечения мигрантов по разным направлениям.

Изучение деятельности общественных советов при государственных органах.

Анализ мирового опыта в области миграционной политики.

Предложить наиболее оптимальный вариант реализации миграционной политики России.

Методы исследования используемые в данной работе:

Теоретико-методологической основой данного исследования является анализ внутреннего миграционного законодательства, международных соглашений России, особенно в рамках ЕврАзЭс , таможенного союза и Единого экономического сообщества.

SWOT анализ реализации миграционных программ ведущими государствами по принятию мигрантов.

Так же в работе будет использованы статистические данные по миграции населения Росстата и данные ФМС России.

В данной работе планируется рассмотреть литературу, относящуюся к глубокому анализу миграционных процессов. В частности мною будут рассмотрены такие источники как: «Политика иммиграции и натурализации в России: состояние дел и направления развития» под редакцией С.Н. Градировского.

В данном докладе проведен глубокий анализ текущего состояния дел в миграционной сфере. Авторы доклада представляют разработанную ими концепцию иммиграционно-натурализационных каналов, позволяющих за счет комплекса инженерно-технологических решений гибко регулировать процессы циркуляции населения, формируя миграционный поток, обладающий нужными принимающему сообществу человеческими и социально-групповыми качествами. Доклад делает первые шаги в сторону определения требований к гуманитарно-технологическому обеспечению эффективного управления антропотоком.

Доклад Фонда «Миграция XXI век», «Предложения по институциональной модернизации российской миграционной политики» под общей редакцией В.А. Поставнина. В данном докладе представлен комплекс взаимоувязанных мер по изменению структуры органов исполнительной власти в сфере миграции, межнациональных и конфессиональных отношений.

Следующий источник, доклад «Политика репатриации и трудовой миграции в современном российском государстве» подготовленный С.Н.Градировским директором Приволжского центра стратегических исследований для Всемирного Банка в 2010 году.

Этот доклад посвящен политике проводимой российской властью в двух важнейших направлениях миграции — трудовой и репатриации. В докладе рассказывается об этапах этих политик; что власти декларировали в качестве целей, и что в результате у них получалось. В докладе также говорится о трудностях принятия ответственных решений (без которых невозможно нормальное функционирование механизма регулирования) в ситуации постоянной политизации темы миграции.

Ещё одним источником, который будет использован в данном диссертационном исследовании, будет монография Васильевой Т.А., «Миграционная политика, гражданство и статус иностранцев в странах западной демократии». «В монографии на основании документов ООН, ЕС и Совета Европы, законодательства и судебной практики значительной группы стран (Австрия, Бельгия, Великобритания, Германия, Греция, Дания, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Канада, Норвегия, Нидерланды, Португалия, США, Финляндия, Франция, Швеция, Швейцария, Япония) исследуются общие тенденции развития конституционно-правовых институтов гражданства и статуса иностранцев и специфика их проявления в отдельных странах в условиях глобализации, формирования универсальных и региональных стандартов в области прав человека, основных приоритетов и направлений миграционной политики стран западной демократии»2.

Так же в данной работе будет рассмотрен пример азиатских стран по привлечению мигрантов и состояние дел с миграционной политикой. В частности пример Китая и Казахстана, которые, так же как и Россия, находятся в стадии формирования своей миграционной стратегии. Но уже сейчас возможно сказать, что те цели, которые лежат в основании российской миграционной Концепции, успешно выполняются китайской стороной в части привлечения высококвалифицированных мигрантов, академическая иммиграция в Китай и политика репатриации. А Казахстан является страной не так давно сформировавшим свою миграционную стратегию и успешно двигающийся к целям указанным в ней. К материалам по данной теме можно отнести статью Л. Чанхая и А.И. Коробейниковой «Особенности миграционной политики современного Китая», «Концепцию миграционной политики Республики Казахстан 2005-2015 гг.».

Одним из основополагающих документов исследования будет «Концепция государственной миграционной стратегии России до 2025 года».

^ Глава 1. Генезис миграционной политики Российской Федерации.

§1 Миграционные программы и миграционное законодательство России 1991-2011 гг.

Россия является государством, которое в своей деятельности руководствуется ратифицированными ею международными соглашениями. Миграционное законодательство не является исключением.

За 20 лет своего существования в новых политических границах Россия пережила несколько этапов миграционных волн, а вместе с ними и несколько этапов модернизации законодательства в сфере миграции и натурализации.

Условно эти периоды можно разделить на несколько этапов. В данном разделении я буду полагаться на статью С.Н. Градировского, эксперта Всемирного банка в области миграционной политики, «Политика репатриации и трудовой миграции в современном российском государстве» и законодательство Российской Федерации:

Конец 20-го начало 21 века для России и стран СНГ стал временем нового переселения народов. В последние 20 лет Россия уверенно занимала 2 место вслед за крупнейшим игроком миграционного рынка Соединенными Штатами Америки. По данным российской статистики с 1992 по 2011 г. В Россию прибыло более 10 млн. мигрантов из республик бывшего СССР, что в значительной мере помогло сгладить демографическую катастрофу, в которой страна попала с конца 80-х и о преодолении которой не приходится говорить по настоящее время.

Много раз отмечалось, что изначально в страну возвращались те, чьей родиной исторически является Россия – в основном славянское население, обладающее рабочими специальностями, те кто работал в рамках единой экономической системы, которой являлся СССР. Причины отъезда носили как экономический, связанный с развалом производств и переделом собственности, так и политико-гуманитарный, стремительный рост националистических настроений, местами переходивший в гражданские войны.

Такая тенденция продолжалась вплоть до начало нулевых. Далее тренд был сломлен. С одной стороны в связи с сокращением собственно славянского населения в странах Средней Азии и адаптации оставшихся к новым условиям жизни. В частности в Кыргызской Республики сложился слой предпринимателей, профессорско-преподавательского состава, работников международных организаций и сферы обслуживания, тех людей, которые научились жить в условиях, когда они представляют национальные меньшинства. Эта категория потенциальных мигрантов является высокоадаптивной и крайне самостоятельной. Уровень самостоятельности подобной категории мигрантов гораздо выше среднероссийского, поскольку в государствах Средней Азии, государственный аппарат не является столь всеобъемлющим игроком, каким оно является в России. С другой стороны в связи с продолжающимся ростом трудоспособного населения внутри республик Средней Азии, с одновременным сокращением экономик, ухудшением качества образования и ростом социальной и межэтнической напряженности в республиках.

Исключением здесь является Казахстан, сумевший наиболее эффективно преодолеть кризис распада единого экономического и политического пространства и Украина демографический кризис которой наступил раньше сокращения экономики, и которая так же, как и Россия по-прежнему не решила своих демографических проблем.

Таким образом, смена тренда в миграции, с относительно этнически однородной и высокопрофессиональной на низкопрофессиональную миграцию коренных представителей национальных республик, совпало со сменой тренда от ослабления роли государства к его усилению в России. Исключением из этого правила может служить Украина, которая продолжает занимать первое место по абсолютному числу трудовых мигрантов въезжающих в Россию.

Но сам характер усиления государства с точки зрения регулирования миграции проходил крайне противоречиво, зачастую с отсутствием конкретных критериев и подходов в понимании самого этого процесса. Отсюда во многом противоречивость и фрагментарность миграционной политики, детальный анализ которой, был дан Сергеем Градировским в его докладе «Политика репатриации и трудовой миграции в современном российском государстве», подготовленный по заказу Фонда «Миграция ХХI век» и Всемирного банка.

Одной из самых важных проблем в сфере определения государства своей миграционной политики является отсутствие методологии анализа реальных потребностей российской экономики, внутренних возможностей по заполнению пустующих ниш. А так же отсутствие сколь бы то ни было продуманной политики с точки зрения формирования миграции из стран СНГ, её градации, создания инфраструктуры для подготовки специалистов внутри республик-доноров.

Нет подобных методик не только в России, где погрешность в подсчете трудовых мигрантов составляет более одного миллиона человек. Нет подобных методик и в государствах СНГ. В том числе и в Казахстане одном из стратегических партнеров России и одновременно главного конкурента с точки зрения привлечения миграционных ресурсов из среднеазиатских республик.

Попыткой ответа на сложившуюся ситуацию стала подписанная в июне Президентом Российской Федерации «Концепции государственной миграционной политики на период до 2025 года». В данной концепции прописаны основные направления миграции, которые необходимы российской федерации, так же в ней изложены тезисы о необходимости изменения самой миграционной структуры. В том числе и через экспорт российского образования в страны СНГ.

Вместе с тем попытки взять под контроль, в том числе и поток человеческих ресурсов или хотя бы диверсифицировать его в рамках надгосударственных объединений не прекращается. Так в рамках системы ЕврАзЭс, был создан и начал функционировать Таможенный союз, в рамках которого предусмотрено свободное передвижение людей, капиталов. Пока его членами не является ни одно из государств, которые можно отнести к избыточным с точки зрения человеческих ресурсов.

По сути, сейчас складывается ситуация, когда возникает новая модель отношений в рамках СНГ, а так же организаций в которых проходит основная часть наиболее активных межгосударственных коммуникаций ЕврАзЭС и Таможенный союз. В рамках данной модели взаимоотношений страны Средней Азии, в особенности Узбекистан, Кыргызстан и Таджикистан будут вынуждены либо войти в Таможенный союз, открыв свои рынки для инвестиций крупных российских, белорусских, казахстанских компаний, либо остаться в стороне от интеграционных процессов и столкнуться с ростом социальной напряженности, вызванной возникновением препятствий на пути их населения в более благополучные страны коими безусловно являются нынешние члены ТС.

Однако существует так же сценарий в рамках которого данные государства могут перейти на позиции политического давления, как это недавно успешно проделал Таджикистан, получив в обмен на продолжение пребывания российской военной базы на границе с Афганистаном, преференции для своих граждан осуществляющих трудовую деятельность в России, а так же добился от российской стороны гарантий на предоставление 200 миллионов долларов на перевооружение таджикской армии, а так же предварительной договоренности по строительству средних и малых ГЭС на реках Таджикистана.

Хотя вхождение в Таможенный союз является, безусловно, наиболее вероятным сценарием для Кыргызстана и Таджикистана, как стран наиболее включенных в орбиту влияния России. И в условиях благоприятных показателей, которые продемонстрировал ТС за первый год своего существования. Так Согласно оперативным данным Евразийской экономической комиссии, в 2012 году объемы взаимной торговли государств-членов Таможенного союза выросли по сравнению с 2011 годом на 8,7%, до 68,6 млрд. долларов. И это в условиях мировой экономической стагнации.

Что касается вопроса миграции внутри регионов Средней Азии, то данные о ней крайне противоречивы. Так по данным Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, в период с 1991 по 2008 гг. доля выбывших из Узбекистана в другие страны в процентном соотношении на первом месте оказался Казахстан доля которого в учтенной миграции составила 10% в 1991 году и 48% в 2008 году. Доля России менялась от 40% до 45% соответственно. Обращает на себя внимание высокий процент, который занимала Украина в доле выехавших из Узбекистана – это 20% всех выехавших из Узбекистана. Но это был период активного возвращения на родины крымских татар. К 2008 году доля Украины сократилась до 3%. Доля выехавших узбеков на ПМЖ в Кыргызстан, Таджикистан и Туркменистан вместе взятые сократилась с 9% в 1991 году до 1% в 2008 году.

По данным по данным Статистического бюллетеня №11(482) Межгосударственно Статистического комитета СНГ Миграция в Россию из Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана в 2009 году составляла 666 тыс., 156 тыс. и 359 тыс. человек соответственно. Трудовая миграция же из этих стран в Казахстан составляла всего от нескольких десятков до нескольких сот человек.

Из статистического справочника «Миграция и денежные переводы» 2011 года подготовленного Всемирным банком на примере Таджикистана видно, что сумма перечислений от работников находящихся за рубежом следует, что в страну в 2009 году было переведено 1748 млн. долларов США. Учитывая то что средний перевод составлял порядка 120 долларов США и осуществлялся не чаще одного раза в месяц несложно подсчитать что работающих за рубежом граждан Таджикистана должно быть по крайней мере 1200000 человек. Т.е. данная цифра более чем в 2 раза расходится с данными первого источника.

Официальные данные по трудовой маятниковой миграции практически отсутствуют. Это вызвано несколькими факторами. Организационным - отсутствия детальной информации о перемещающемся населении в регионах донорах. Политический - сокрытие информации о трудовых ресурсах, которые перемещаются в регионе в связи с массовыми нарушениями прав человека в этой сфере, продолжающихся ассимиляционных процессах в республиках. Культурный – большинство перемещений на тесно переплетенном приграничном пространстве идет в рамках культурно обособленных сообществ. Экономический – нежелание демонстрировать зависимость независимых республик от рынка труда соседних и иных стран.

Так, например, узбекское население юга Кыргызстана, которое в основном представлено в сфере торговли и услуг, проживает в автономных культурно-социальных сообщества - махаля и в этой связи не представляется возможным точно просчитать куда и в каком количестве выбывают или пребывают представители этой этнической группы. Вероятно возможно было бы более точно понять характер движения населения за рубеж по отчетам о денежных переводах граждан из-за пределов страны. Но это не представляется возможным, поскольку по данным всемирного банка официальный Узбекистан подобной информации не предоставляет. Хотя и при предоставлении подобного рода информации картина была бы не полной, поскольку при маятниковой приграничной миграции люди, как правило, не пользуются системами перевода наличных, а предпочитают перевозить их лично, сберегая и без того малые средства, которые бы они заработали на сезонных работах.

Не способствует точному подсчету население и проницаемость государственных границ между тремя азиатскими странами и наличие крупных городов, таких как Ош и Джалал-Абад, которые является центрами притяжения граждан Узбекистана.

Так по данным переписи, которые проводились в Кыргызстане в 1989, 1999 и 2009 годах узбекское население неуклонно росло. Если в 1989 году количество лиц причислявших себя к узбекской этнической группе составляло 550 тыс. (12.9%), то по итогам переписи 2009 года их количество составило 768 тыс. (14.3%).

При этом узбекское население составляет около трети населения в самых густонаселенных областях Кыргызстана – Ошской и Джалалабадской, Баткенской, которые к тому же граничат с Узбекистаном.

Катализатором миграционных процессов здесь служат общая сельскохозяйственная направленность региона, как Узбекистана, так и Кыргызстана. Так же интенсификации миграционных потоков в приграничье служит такой экономический объект, как Карасуйский рынок в нескольких километрах от границы с Узбекистаном. До 2010 года занятость здесь составляла свыше 15 тыс. человек, а девная проходимость около 80-100 тыс. человек. При этом рынок обслуживает объекты розничной торговли на территории Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана, является крупнейшим на территории Ферганской долины.

В этом смысле Карасуйский рынок является одним из крупнейших центов развивающих приграничное сотрудничество в регионе.

Однако взаимовыгодный экономический интерес от углубления сотрудничества зачастую приносится в жертву внутренним и внешнеполитическим интересам.

Так после политического кризиса в Кыргызстане в 2010 году и последовавших вслед за этим межэтническим столкновениям на юге страны, границу с Узбекистаном по данным МЧС этой республик пересекли 75 тыс. человек. По данным же ООН регион конфликта покинуло около 300 тыс. человек.

Вместе с тем по данным Национального статистического комитета Кыргызстана число граждан узбекской национальности продолжало свой рост, как в 2010, так и в 2011 годах.

Помимо всего перечисленного, нельзя сбрасывать со счетов сезонную трудовую миграцию из Узбекистана в Кыргызстан. Правозащитные организации Кыргызстана указывают на большое количество сезонных рабочих, которые заняты в сельскохозяйственном секторе Кыргызстана, но никто не называет точной цифры. Возможно, лишь отметить, что довольно большим спросом пользуются узбекские трудовые мигранты во время сбора хлопка, поскольку готовы работать за в разы более меньшую сумму, чем местные жители.

Таким образом, даже, если брать в расчет данные, которые предоставляет Кыргызстан, одна из самых открытых республик Средней Азии, то и здесь довольно сложно определить истинное состояние с перемещением население не только внутри республики и за её пределы, но так же и его точную численность. Поскольку результаты переписи 2009 года многие политологи назвали завышенными, в силу необходимости поддерживать высокую «списочную» численность избирателей для использования их в избирательных технологиях.

С точки зрения правозащитных аспектов необходимо отметить тенденцию к моноэтничности всех трех рассматриваемых республиках. Эти процессы проявляются, как в политической жизни, где представительство титульного этноса превышает 90% показатель, так и с точки зрения права меньшинств обучаться на родном языке. И если сокращение русских классов объяснимо значительным сокращением этнических русских и русскоговорящих меньшинств в государствах региона, то сокращение узбекских школ при постоянно растущей численности узбекского населения указывает на явную ассимиляционную политику, которую проводит в регионе правительство Кыргызстана.

Так по данным Министерства образования Кыргызстана в 2003 году на территории республики насчитывалось 141 школа с преподаванием на узбекском языке, в 2008 году – 129 школ, а в 2012 году всего 91 школа. Более того после событий 2010 года прекратили свое существование оба университета, в которых велось преподавание на узбекском языке, университет Дружбы народов в Джалал-Абаде и Кыргызско-Узбекский университет в Оше.

Безусловно, всё это не способствует нормализации конструктивного межгосударственного диалога в регионе.

Таким образом, точно возможно определить, что:

- миграционные процессы в Средней Азии во многом протекают в рамках того региона, который являлся частью СССР, а ныне входит в состав СНГ и ЕврАзЭс.

- данные процессы во многом зависят от исторически сложившихся социальных, экономических и культурных взаимосвязей населения региона.

- политическое влияние на эти процессы имеет скорей негативный характер, в силу продолжающихся явных или латентных процессов национализма в данных регионах.

- слабые темпы реиндустриализации, в особенности приграничных регионов подталкивает их к экстенсивному характеру развития, что в условиях перенаселения повышает уровень конфликтности, а так же ориентирует население на миграцию не внутри региона, а за его пределы, преимущественно в Россию, в наименьшей степени Казахстан.

Разрозненность данных государств сказывается и на их усилиях в выстраивании отношений со странами реципиентами. И здесь каждое из государств имеет свою собственную стратегию.

Так структурой занимающейся трудовой миграцией из Таджикистана и обратно занимается Миграционная служба при Правительстве Республики Таджикистан образованная по Указу Президента Республики Таджикистан от 21 января 2011 года и постановления Правительства от 30 апреля 2011 года «О миграционной службе при Правительстве Республики Таджикистан». До этого данная структура находилась в подчинении МВД Республики. Данная Служба имеет свое представительство в Москве и ряде федеральных округов и занимается вопросами трудовой миграции. Основным направлением деятельности данной структуры является поиск рабочих мест для трудовых мигрантов, организованная отправка их в страны-реципиенты, защита их трудовых прав и реализация, выработка и реализация миграционной политики Республики Таджикистан.

Обращает на себя внимание тот факт, что как Миграционная служба Таджикистана, так и миграционное законодательство направлено на стимулирование, как легальной трудовой миграции, так и на права трудового мигранта вернуться на родину. Более того право репатриации признается не только за теми, кто родился на территории Республики Таджикистан, но так же вплоть до правнуков тех, кто родился на территории Республики.

Стоит заметить, что PR составляющая ведомства так же довольно заметна. Так электронные ресурсы Службы, помимо таджикского доступны на английском и русском языках (в отличии от мигразионного ресурса Узбекистана исполненного лишь только на узбекском языке), а деятельность Службы охватывает все сферы жизни трудового мигранта, от непосредственно связанных с осуществлением его трудовых прав, до культурных мероприятий и работы с диаспорами.

В Узбекистане вопросами внешней трудовой миграции занимается Министерство труда и социальной защиты Республики и входящее в его состав Агентство по вопросам внешней трудовой миграции. Обращает на себя внимание тот факт, что как информационные ресурсы Министерства, так и его подразделения отвечающего за внешнюю трудовую миграцию и государственную политику по организованной отправке мигрантов за пределы страны не демонстрируют новостей связанных с СНГ в общем и ЕврАзЭс в частности. Большая часть материалов посвящена либо внутренней политике, либо сотрудничеству с ООН и Южной Кореей в области трудовых отношений. Сайт же Агентство по вопросам внешней трудовой миграции, который должен выполнять роль визитной карточки для всех заинтересованных сторон исполнение целиком и полностью на узбекском языке.

Несмотря на заключенное межправительственное Соглашение по сотрудничеству в области трудовой миграции от 4 июля 2007 года, которое должно было интенсифицировать взаимодействие России и Узбекистана в области трудовой миграции, реальных подвижек в этой области не наблюдается. Кроме разве что поправок в УК Республики Узбекистан за повторную незаконную миграцию, которые вступили в силу 4 января 2013 года и предполагают лишение свободы для лиц повторно осуществивших въезд или выезд из страны на незаконных основаниях от 5 до 10 лет лишения свободы.

Основным законом Кыргызской Республик в области регулирования миграционных процессов является законно «О внешней миграции» принятый парламентом Республики в 2000 году. Закон устанавливает общие правила и права выезжающих, их ответственность. Но практически не дифференцирует выезжающих по целям. Само понятие столь важного для страны явления, как трудовая миграция встречается всего однажды в начале закона, где дается определение этого понятия.

Вопросами трудовой миграции населения в Кыргызстане занимается МИД. В этой сфере Кыргызстан стремится не к выработке своей собственной миграционной стратегии а к наиболее гибкому реагированию и реализации двухсторонних или многосторонних соглашений с основными партнерами в этой сфере. Так в Кыргызстане планируется открытие центров тестирования трудовых мигрантов на знание русского языка, для того, чтобы трудовой мигрант въезжающий на территорию России имел на руках сертификат о знании языка. При этом на территории республики уже несколько лет функционирует представительство ФМС России.

В отличии от Узбекистана и Таджикистана миграционная политика Кыргызстана, как и вся его политика в целом развивалась отрывочно из-за смены политических режимов и кризисов с ними связанных. Но на данном этапе совершенно очевидным представляется тот факт, что политически Кыргызстан делает очень многое для наиболее глубокой интеграции в рамках структур ЕврАзЭс.

Что касается участников ЕврАзЭс с европейской части этого формирования, то здесь ситуация гораздо более неоднозначная с точки зрения устойчивости движения человеческих ресурсов в Россию. Основными донорами трудовых мигрантов здесь являются Молдавия и Украина. И в отличии от 90-х годов ситуация здесь меняется крайне серьезно. Так по данным национальных обследований 29% трудовых мигрантов из Молдавии и 40 % трудовых мигрантов из Украины направляются осуществляют свою трудовую деятельность в странах Европейского союза.

Учитывая то, что Украина является лидером по абсолютному числу трудовых мигрантов прибывающих в Россию, при этом с данной категорией мигрантов как правило происходит меньше всего конфликтов в силу хорошего знания языка, более высокого уровня образования и культурной идентичности, то перспективы успешной реализации миграционной Концепции России выглядят весьма призрачными.

Более того демографический кризис в Украине далек от своего завершения. Следовательно нация стремительно стареет. При этом, совершенно очевидно что миграция в Россию в основном происходит из Восточных областей Украины, которые по данным статистической службы Украины наиболее подвержены естественному сокращению населения. В большинстве же западных областей Украины наблюдается слабый, но прирост населения. Но ориентирована эта часть страны на сотрудничества со странами Европы.

В этой связи для России в рамках ЕврАзЭс можно ожидать некоторой стагнации миграционных потоков в рамках существующих цифр с той лишь разницей, что практически неизбежно будет сокращаться миграция из европейских стран-участниц ЕврАзЭс и увеличиваться азиатская составляющая. Это безусловно потребует от России гораздо большей мобилизации ресурсов по широкому спектру вопросов от повышения уровня профессиональных квалификаций до разработки технологий эффективной социальной адаптации.

Заключение. Проблема миграции является очень сложной для большинства государств реципиентов, в силу массы факторов, главными из которых являются правовые возможности коренных граждан и мигрантов прибывающих в страну с разными целями.

Несмотря на то, что международные организации, под эгидой ООН стремятся максимально оградить мигрантов от каких бы то ни было форм дискриминации, принимая такие значимые международные документы, как Международная конвенция о защите прав трудящихся-мигрантов 1990 г., предусматривающая предоставления равных прав и возможностей для мигрантов и членов их семей в доступе к медицинским услугам, образованию и т.д., наравне с гражданами тех стран, где они пребывают, все же вопрос об адаптации мигрантов каждое государство-реципиент предпочитает решать самостоятельно.

Одним из способов предоставления трудовому мигранту наиболее широкой линейки прав является процесс его натурализации. И здесь в миграционном законодательстве наиболее крупных государств реципиентов есть широкая пошаговая процедура приобретения прав мигрантами через получения вида на жительство, а затем в случае успешной адаптации и гражданства государства, где он осуществляет трудовую деятельность.

Данная система оценок и схема приобретения максимально широкой линейки прав не являются постоянными и видоизменяются в зависимости от потребностей общества.

В этом смысле ни одно из государств не рискнет взять на себя международных обязательств, больше чем это нужно, чтобы сохранять свободу действий в своей внутренней политике.

Анализ законодательной базы Российской Федерации в сфере миграции показал, что данная часть правового пространства находится в стадии формирования.

Несмотря на то, что пройден значительный путь в плане либерализации процедур принятия на работу трудовых мигрантов и упрощения въезда на территорию страны. А так же появления процедур по натурализации включающих в себя разные формы приобретения гражданства и вида на жительство – две эти процедуры (миграция и натурализационная процедура) до конца не увязаны в единую систему.

Обе процедуры являются скорей регулирующими, но, ни одна из них не действует в рамках какого-либо рамочного документа. Такого документа просто нет. В силу этого объясняется довольно частое колебание, как в том, что касается процедуры привлечения мигрантов, так, ещё в большей степени, процедуры приобретения российского гражданства. Что приводит к усугублению ситуации в сфере трудовой миграции, создавая всё больший разрыв между мигрантами и окружающим их обществом.
  1   2   3   4   5   6

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Проблемы реализации миграционной политики российской федерации iconДоклад «Молодежь России 2000-2025: развитие человеческого капитала»
Анализ опыта реализации государственной молодежной политики в Российской Федерации. Этапы развития государственной молодежной политики,...

Проблемы реализации миграционной политики российской федерации iconИсполнение основных положений бюджетного послания президента российской...
Президентом Российской Федерации в Бюджетном послании Федеральному Собранию Российской Федерации о бюджетной политике в 2010 2012...

Проблемы реализации миграционной политики российской федерации iconДорожная карта по созданию благоприятных условий ведения предпринимательской...
Федеральным законом «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» от 24 июля 2007 года №209-фз, является...

Проблемы реализации миграционной политики российской федерации iconИнформация
Федеральной службы по труду и занятости от 13. 06. 2013г. №123 «О работе государственных инспекций труда по реализации Указа Президента...

Проблемы реализации миграционной политики российской федерации iconИнформационный обзор о результатах служебной деятельности уфмс россии...
В 2014 году основные усилия Управления федеральной миграционной службы по Калининградской области направлены на реализацию общей...

Проблемы реализации миграционной политики российской федерации iconКъэбэрдей-балъкъэр республикэм щыщ май муниципальнэ районым
В целях реализации Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года №599 «О мерах реализации государственной политики в области...

Проблемы реализации миграционной политики российской федерации icon«Я не боюсь еще и еще раз повторить: забота о здоровье ребенка –...
Ании», «О санитарно- эпидемиологическом благополучии населения»; а также Указами Президента России «О неотложных мерах по обеспечению...

Проблемы реализации миграционной политики российской федерации iconПрограмма городского округа домодедово московской области по реализации...
Городского округа Домодедово Московской области по реализации государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой...

Проблемы реализации миграционной политики российской федерации iconМосквина М. В. Коррекция психологического здоровья педагогов (практическое пособие)
О федеральном законе «Об образовании в Российской Федерации (с приложением: Рекомендации субъектам Российской Федерации по подготовке...

Проблемы реализации миграционной политики российской федерации iconПравительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное...
На тему: «Мотивы и последствия реализации политики дивидендных выплат компаний посредством обратного выкупа акций»



Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
top-bal.ru

Поиск