Применяют или используют оружие представители власти?






Скачать 232.01 Kb.
НазваниеПрименяют или используют оружие представители власти?
Дата публикации14.01.2015
Размер232.01 Kb.
ТипВопрос
top-bal.ru > Право > Вопрос
Применяют или используют оружие представители власти?

(о решении этого вопроса в Федеральном законе «О полиции»)

Щербак С.И., кандидат юридических наук, доцент, pvs1997@mail.ru.

В статье изложено авторское мнение о сущности категорий «применение оружия» и «использование оружия». По итогам теоретико-правового анализа предлагается концептуальное решение о соотношении рассматриваемых категорий.

Ключевые слова: полиция, оружие, ношение, демонстрация, применение, использование.
^ Apply or use weapons officials?

(to resolve this matter in the Federal Law "On Police")

Shcherbak S., PhD, associate professor, pvs1997@mail.ru.

In the article the author's opinion about the essence of the categories of "use ofarms"and "use of arms. " As a result of theoretical and legal analysis of proposedconceptual solution of the relation between the considered categories.

Keywords: Police, weapons possession, demonstration, application and use.
Оружие в деятельности полиции было и, наверное, еще долго будет предметом повседневного пользования. Видеофрагменты наиболее ярких фактов (например, при задержании автомобилей) демонстрируются по телевидению, размещаются в Интернете. Федеральный закон «О полиции»1 (далее – Закон о полиции), в соответствии с которым полиция применяет оружие, регламентирует основания и порядок действий с ним при пресечении правонарушений. Сравнительный анализ правил применения оружия сотрудниками полиции, по отношению к тем, которые содержались в Законе РФ «О милиции», показывает, что в Законе о полиции они изложены более детально и подробно. Эти новации заслуживают отдельного монографического анализа. В рамках данной статьи автор намерен изложить свое мнение по вопросу о том, как следует называть действия с оружием, совершаемые сотрудниками полиции – применение или использование. Вопрос, к сожалению не праздный. Видимо не случайно А.И. Каплунов и другие исследователи2 посвятили исследованию соотношения этих понятий отдельные работы. Для того, чтобы в этом убедиться - рассмотрим пример применения оружия сотрудниками полиции.

Практика – критерий истины. Это известный прием помогает и творцам права, и лицам его применяющим, и ученым, проверять насколько нормы права точно отражают существующую реальность и обеспечивают эффективное регулирование отношений в обществе. Практическое применение правовых норм показывает в какой степени удалось законодателю приблизиться к заданной модели правового регулирования, оптимальному учету интересов государства и общества: и индивидов, и социальных групп. Бездействие нормы не всегда свидетельствует о том, что лица, исполняющие правовые предписания, бюрократы или коррупционеры. Норма права не станет общеобязательной, если она не соответствует ожиданиям значительной части общества. Принудительная сила права основывается, прежде всего, на воле общества и его контроле за действиями исполнительно-распорядительных органов, обязанных исполнять нормы права. Представляется, что одинаково опасны и неисполнение правовых предписаний, и исполнение таких предписаний, которые противоестественны или антиобщественны, в условиях зрелого гражданского общества. Конечно, следует учитывать, что развитие законодательства, как и развитие любого социального явления, проходит путь проб и ошибок. Поэтому обращение к практике, анализ правовых ситуаций, судебных решений, изучение опыта действий практических работников, включение их в научную работу – это тот путь, по которому должна идти правовая наука.

Изучение практики применения оружия представителями власти имеет некоторые сложности. В связи с последствиями, наступающими по итогам применения оружия, необходимостью сохранения государственной тайны (имена сотрудников, тактика действий, оперативная информация), многие факты применения оружия остаются неизвестными, либо их обстоятельства сообщаются не в полном объеме. Для обывателя это не критично, но для сотрудников, изучающих правила применения оружия и готовящихся к действиям с ним, такая информация чрезвычайно важна и полезна. О недостаточности информации о фактах применения оружия представителями власти известно давно1. Статистика о количестве случаев применения оружия и его результатах, неполная, либо вовсе отсутствует.

Познание практики применения оружия представителями власти возможно из нескольких источников:

статистических данных (сводок, отчетов, обзоров и др.) о результатах применения оружия;

из описаний конкретных примеров действий должностных лиц, применявших оружие;

из опроса (анкетирования) сотрудников;

из служебных документов и др.

Предметом анализа практики применения оружия могут быть следующие действия и решения:

действия сотрудников, применяющих оружие;

решения, принимаемые должностными лицами, проводящими проверку по факту применения оружия;

решения, принимаемые в ходе предварительного следствия по факту обнаружения признаков преступления в результате применения оружия, и судебные решения.

Конкретные факты применения оружия, с описаниями реальных (не приукрашенных до искажения сути) положительных действий, содержащихся в материалах уголовных дел, либо материалах дисциплинарных разбирательств могли бы стать наглядным пособием в учебном процессе. На необходимость организации обучения с целью формирования необходимых навыков применения оружия сотрудниками указано в Федеральном законе «О полиции». Часть 4 статьи 18 предписывает: «Сотрудник обязан проходить специальную подготовку, а также периодическую проверку на профессиональную пригодность к действиям в условиях, связанных с применением физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия. Часть 7 той же статьи еще более радикальна – «Сотрудник полиции, не прошедший проверку на профессиональную пригодность к действиям в условиях, связанных с применением физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия, проходит аттестацию на соответствие занимаемой должности».

В условиях дефицита официальной информации о случаях и результатах применения оружия, для изучения практики применения правовых норм, в том числе и относительно трактовки отдельных понятий и влияния трактовки этих понятий на практическую деятельность, обратим внимание на некоторые сообщения о примерах применения оружия в средствах массовой информации. Конечно, это не всегда полезно и целесообразно в силу ряда причин, на которые обратим внимание ниже.

В телепрограмме «Петровка 38», показанной на канале ТВЦ 18 апреля 2011 г. (www.tvc.ru), журналист сообщила, что накануне, 17 апреля, сотрудники полиции в темное время суток обнаружили автомобиль, двигавшийся без включенного ближнего света. На требования остановиться - водитель не отреагировал. В ходе преследования, преследуемый автомобиль заехал во дворы и оказался в тупике. Лица, находившиеся в автомобиле, выскочили из него и стали убегать. В ходе преследования сотрудники полиции предупредили убегающих о возможности применения оружия и произвели предупредительные выстрелы. И далее журналист сообщила, что прокуратура признала применение оружия правомерным.

Данный пример применения оружия полицией, который стал достоянием общественности, и после обнародования, по существу примером для других сотрудников полиции, показывает о наличии в сообщении очевидных грубых ошибок: либо журналиста, которая не точно передала юридические факты; либо сотрудников полиции, которые не правильно действовали, используя оружие; либо прокуратуры, которая приняла не правильное оценочное решение.

Если все было так, как сообщила журналист, то сотрудники полиции нарушили требования Федерального закона «О полиции» – применили оружие без достаточных на то оснований. Объясняется данный вывод требованиями Федерального закона «О полиции», статья 23 которого устанавливает случаи и условия применения огнестрельного оружия сотрудниками полиции. Близким к рассматриваемому случаю, является, установленный пунктом 4 части 1 статьи 23 Федерального закона «О полиции», случай – «для задержания лица, застигнутого при совершении деяния, содержащего признаки тяжкого или особо тяжкого преступления против жизни, здоровья или собственности, и пытающегося скрыться, если иными средствами задержать это лицо не представляется возможным». Часть 1 статьи 166 УК «Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения», по которой может быть квалифицировано выявленное преступление, предусматривает максимальное наказание - лишение свободы на срок до пяти лет, то есть не относится к категории тяжких.

Полагать, что в данном случае имеет место деяние, предусмотренное частью 2 статьи 166 «То же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору» (лишение свободы до семи лет – то есть тяжкое), нет оснований. Наличие предварительного сговора в ходе преследования установить невозможно, это может сделать только суд.

Сопоставив (со слов журналиста) описание случая и, совершенного угонщиками деяния, обнаруживаем их не соответствие требованиям закона. Следовательно, в данном случае, по формальным основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О полиции», применение оружия в отношении правонарушителя не допустимо. А если недопустимо применение оружия, то и предупреждать о его применении незачем, тем более производить предупредительные выстрелы, цель которых – предупредить о готовности сотрудника применить оружие на поражение лица, не выполняющего установленные требования – абсурдна.

К тому же следует учитывать требования части 6 статьи 23 того же закона «О полиции»: «Сотрудник полиции не имеет права применять огнестрельное оружие при значительном скоплении граждан, если в результате его применения могут пострадать случайные люди». Обстоятельства, в которых, со слов журналиста сотрудники применяли оружие (городская улица с пешеходами, жилые дома с жильцами и др.), свидетельствуют о том, что могли пострадать случайные лица. Т.е. не соблюдено одно из условий, определяющих правомерность применения оружия.

Таким образом, если все, что сообщила журналист правда, то, с учетом того, что поскольку вредные последствия вследствие стрельбы не наступили, сотрудники должны понести как минимум дисциплинарную ответственность. Конечно, лучше всего анализировать информацию, полученную из первоисточников, поскольку искаженная информация только препятствует познанию правил применения оружия и практики его применения, дезориентирует и практиков, и обучающихся.

Еще одна проблема, которая проявилась в данном примере – что представляет собой применение оружия полицией. Уместно напомнить, что в Законе РФ «О милиции» статья 15 предусматривала два вида действий с оружием: применение оружия (6 случаев); использование оружия (3 случая). Так, к случаям, предусматривающим возможность применения оружия, относились:

1) для остановки транспортного средства путем его повреждения, когда водитель создает реальную опасность жизни и здоровью людей и не подчиняется неоднократным законным требованиям сотрудника милиции остановиться;

2) для обезвреживания животного, непосредственно угрожающего жизни и здоровью людей;

3) для производства предупредительного выстрела, подачи сигналов тревоги или для вызова помощи.

Таким образом, использование по целевому назначению существенно отличалось от применения оружия. В то же время утверждать, что Закон «О милиции» предельно конкретно разграничивал сущность рассматриваемых понятий, не приходится. Так, в абзаце 3 статьи 12 Закон РФ «О милиции» по существу смешиваются данные понятия: «При применении физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия сотрудник милиции обязан предупредить о намерении их использовать …». Видимо недостаток глагольных форм в русском языке вынудил законодателя, чтобы не повторять в одном предложении глагол «применять», заимствовать глагол, имеющей в законе совершенно другое значение.

В XIX веке в большинстве нормативных актов1, регламентирующих действия с оружием, встречается только термин «употребление». По содержанию он означает нанесение физического вреда лицу, находящемуся в пограничной полосе, от которого исходит опасность чинам Пограничной службы, если не окажется возможным настичь и задержать их. Выражение «употребление оружия» просуществовало в правовых актах до 1934 года, когда было заменено выражением «применение оружия». Отметим, что такие действия с оружием как ношение, демонстрация и использование в дореволюционных правовых актах не встречаются.

В Федеральном законе «О полиции» отказались от употребления термина «использование оружия» и ограничились только термином «применение». Все, предусмотренные Законом «О милиции» случаи применения и использования оружия, в новом законе предусматривают только его применение.2 Казалось бы, какая разница, какой глагол употребить – «использовать»1 или «применять»2. Однако вдаваясь в детали, выявляется нарушение логики. Так, пункт 4 части 3 статьи 23 Федерального закона «О полиции» предоставляет право сотрудникам полиции применять оружие «для производства предупредительного выстрела». Исходя из того, что цель предупредительного выстрела – предупредить правонарушителя о готовности, в случае не прекращения противоправных действий, применить оружие. Таким образом, следуя логике закона, сотрудник полиции имеет право применить оружие для предупреждения о намерении его применить.

Разъяснения правового смысла рассматриваемых категорий делали многие правоведы. Так, например, А.И. Каплунов полагает, что «применение» и «использование» как действия с оружием различаются в зависимости от того, на какой объект направлено воздействие3. «При применении оружия объектом воздействия является непосредственно само лицо, совершающее общественно-опасное действие, а при использовании объектом воздействия является автотранспортное средство, опасное животное, психика человека», - обобщает А.И. Каплунов4. С точки зрения толкования правовых норм автор прав, но с научной точки зрения утверждение недостаточно обоснованно.

Иную точку зрения высказывает М.Т. Куц. Он считает, что «огнестрельное оружие следует считать примененным, когда произведен выстрел с целью использования поражающих свойств оружия, а также без таковой цели, если оружие умышленно приводилось в боевую готовность и его поражающие свойства фактически были использованы»5.

В.С. Новиков в своем исследовании дает следующее определение: «Применение огнестрельного оружия должностными лицами правоохранительных органов – это предусмотренная действующим законодательством Российской Федерации и конкретизированная, детализированная, развитая и закрепленная в подзаконных актах, регламентирующих правовой режим своевременного и правомерного применения оружия с учетом особенностей и специфики их социально-полезной (служебной) деятельности, последовательность юридически обязательных действий должностных лиц, которые они обязаны выполнить (перед применением, в момент производства прицельного выстрела из оружия по нейтрализации физических лиц и после применения оружия»1. Данная характеристика термина «применение» представляет интерес своей новизной и оригинальностью. Вместе с тем, расширенная трактовка сущности применения оружия, как по времени, так и по совокупности действий, совершаемых должностными лицами до применения, в момент применения и после противоречива по смыслу. Представляется, что применение есть одномоментный акт, кульминация рационально-возможных действий с оружием в условиях возникновения обстоятельств, предусмотренных нормами права, регламентирующими данное действие. Другие действия с оружием, совершаемые как до применения, так и после создают условия, при которых применение оружия будет признано правомерным. Слабость выше приведенной позиции В.С. Новикова состоит также в том, что к действиям, совершаемым перед применением, относится производство предупредительного выстрела. Однако практически все исследуемые нами нормативные правовые акты предусматривают возможность применения оружия без предупреждения2.

М.Н. Артамошкин и другие считают, что совершаемые для производства выстрела, обнажение оружия, приведение его в боевое состояние следует расценивать как подготовительные действия к применению или использованию оружия1. Можно согласиться с данной точкой зрения, но только в отношении применения оружия. Аспекты, касающиеся использования оружия, будут изложены ниже.

По мнению Б.П. Кондрашева, Ю.П. Соловья, В.Б. Черникова, термины «применение» и «использование» огнестрельного оружия в российском законодательстве употребляются в качестве синонимов. Указанные авторы, анализируя тогда еще действовавший Закон «О милиции», утверждали, что применение (использование) огнестрельного оружия это производство сотрудником милиции выстрела - прицельного или неприцельного, боевыми патронами либо холостыми, виновного (умышленного) или неосторожного либо невиновного (случайного), повлекшего либо не повлекшего имущественный или «физический вред»2. Представляется, что в данном определении дается расширенное толкование понятия «применение оружия».

Сочетая различные методы познания сущности рассматриваемых категорий, автор предложил концептуальное решение данной проблемы3. Новизна идеи заключается в том, чтобы разграничить возможные действия представителей власти с оружием основываясь на их содержании и дать им собственное название. Ключевым в новом подходе следует считать понятие «использование оружия».

Как мы уже установили, ни правовых актах, ни в научной литературе нет однозначного разрешения вопроса о содержании термина «использование» и не установлено его соотношение с термином «применение». Отдельные аспекты этой проблемы рассматривались, но системного подхода не было. В основном авторы ограничивались своей трактовкой соотношения терминов в конкретных нормативных правовых актах.

Исходя из семантики слов, есть основание утверждать, что понятие «использование оружия» является общим по отношению к понятию «применение оружия». Под использованием оружия следует понимать совокупность (систему) действий с оружием, включающую в себя: ношение (скрытое и открытое), демонстрацию (активную и пассивную) и применение. Должностное лицо, при исполнении властных полномочий, для пресечения правонарушения может воспользоваться оружием, совершая им действия в зависимости от ситуации, применяя принуждение в минимально необходимом объеме, предотвратить вред и тем самым получить пользу.

Надо полагать, что применение оружия должностными лицами, как правило, осуществляется в рамках служебных отношений. Следовательно, применение оружия есть одна из форм пользования, в условиях, когда другие способы, за исключением крайних, неэффективны. Непосредственная цель применения оружия – нанесение физического воздействия человеку (животному), поражение транспортного или технического средства для пресечения общественно-опасных, «вредных» действий. Используя оружие, представители власти и граждане совершают полезные действия для защиты общества либо отдельной личности.

Полагаем, что такие, совершаемые с оружием действия, как ношение, демонстрация и применение, направлены на получение пользы, в том смысле, что с помощью оружия повышается эффективность властного, управленческого воздействия. Под свойствами оружия, эксплуатируемыми с целью выгоды, пользы, в данном случае понимаются как внутренние (содержательные), например, способность производства выстрела, так и внешние (атрибутивные) - форма, калибр, боевые характеристики и другие.

Ношение как форма использования огнестрельного оружия представляет собой открытые либо скрытые действия с оружием должностных лиц, у которых оно находится на законных основаниях. Правила ношения установлены в Строевом уставе Вооруженных Сил Российской Федерации или ведомственных инструкций1. Оружие, как атрибут экипировки сотрудника, призвано подчеркивать функциональную компетентность и формировать в сознании управляемых субъектов чувство подчиненности.

На нереализованный потенциал использования оружия в форме ношения указывает в своей работе М.Г. Фетисов2, который полагает, что обеспечение сотрудников не номинальным, а реальным правом постоянного ношения табельного оружия является одним из способов обеспечения физической защиты сотрудников. Он также предлагает обеспечить постоянное наличие оружия у должностных лиц с целью пресечения возможного посягательства на их жизнь и здоровье. По его мнению, информация о постоянной готовности должностного лица отразить нападение с помощью оружия окажет побудительное воздействие не только в отношении лиц, вынашивающих преступные замыслы завладеть оружием, но и в отношении других лиц с отклоняющимся поведением.

Растущая информированность общества, несомненно, способствует совершенствованию правового воспитания и, в этом отношении, важную роль играют символы. А.В. Никитин подчеркивает необоснованное ограничение сферы применения правовых символов в настоящее время3, которые, воздействуя на сознание людей, нечто разрешают или запрещают, указывают на юридически значимую информацию. И далее автор указывает: «они заменяют собой текст соответствующих предписаний и служат средством реализации и индивидуализации требований последних, применительно к данным конкретным условиям»4. Мы солидарны с точкой зрения автора с небольшим уточнением: одним из правовых символов является оружие. Оружие в руках представителей власти есть официальный символ власти, со всеми вытекающими из этого понятия последствиями.

Аналогично ношению, демонстрация оружия, как одно из действий в рамках использования, имеет преимущественно формальный характер. Воздействие на поведение лиц осуществляется без использования поражающих факторов оружия в виде причинения им повреждения либо смерти. Существенное отличие ношения от демонстрации заключается в том, что первое оказывает побудительную мотивацию неизбирательно. Демонстрация же оружия имеет конкретный адресат, определяемый представителем власти. Характерной чертой такого адресата является его поведение, имеющее признаки противоправности. Демонстрации присуще ярко выраженное свойство принуждения. Но отличается демонстрация оружия от его применения тем, что объектом демонстрации выступает психика человека, в то время как объектом применения является тело человека, животное, техническое средство.

С точки зрения русского языка, «демонстрация – проявление, свидетельство чего-нибудь; действие, подчеркнуто выражающее протест против чего-нибудь, несогласие с чем-нибудь»1. Словосочетание «демонстрация оружия» не претендует на новацию. В правоприменительной терминологии встречаются выражения «демонстрация оружия», но в различном контексте. В качестве примера такого рода протеста можно привести содержание пункта 301 Временного устава Пограничных войск (часть 3): «Действия невооруженных гражданских масс с нарушением границы пресекаются без применения оружия, но с демонстрацией угрозы его применения путем производства оклика «Стой, стрелять буду!» и предупредительных выстрелов вверх»2. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 апреля 1992 года «О судебной практике по делам об изнасиловании» в пункте четвертом упоминается об угрожающих действиях виновного, как, например, «демонстрация оружия (пистолета, ножа, бритвы и т.п.)»1.

Демонстрацию оружия как способ использования представляется логичным делить на два вида: активную (внешнюю) и пассивную (внутреннюю). К активным (внешним) демонстративным действиям с оружием относятся такие действия, посредством которых демонстрируется факт наличия у сотрудника оружия и намерения его использовать. Эти внешне выраженные действия адресованы правонарушителю. Например, приведение оружия в готовность к применению (извлечение, заряжание), направление в сторону правонарушителя, производство предупредительного выстрела. Предупредительный выстрел, в данном случае, является активным, решительным проявлением не согласия с действиями посягающего на защищаемые интересы, отрицательной оценкой совершаемых действий, предупреждением о последующих намерениях. Подтверждением нашего предположения является мнение Ф.А. Григорьева о том, что одной из форм внешнего выражения актов применения права являются акты-действия (словесные и конклюдентные)2. Предупредительный выстрел есть конклюдентный акт реализации права. Цель выстрела - предупредить подконтрольный субъект о наличии у контролирующего субъекта дополнительных возможностей по пресечению неправомерных действий и готовности, в случае не прекращения таких действий применить оружие. Демонстрируемое оружие выступает в качестве символа власти, правового символа. В.К. Бабаев определяет правовой символ как «закрепленные законодательством условные образы (замещающие знаки), используемые для выражения определенного юридического содержания и понятные окружающим людям»3.

Реализация правовых норм субъектами, наделенными правом открыто носить и активным образом демонстрировать оружие, имеет целью психику правонарушителя. Подобное действие Л.И. Петражицкий определяет как «мотивационное воздействие права», которое, по его мнению, «состоит не только в вызове положительных импульсов того или иного поведения (положительная правовая мотивация), но и в устранении или предупреждении появления разных мотивов в пользу известного поведения, в устранении «искушений» и т.д. (отрицательная правовая мотивация)»1.

Пассивные (внутренние) демонстративные действия совершаются, как правило, в служебных целях для оповещения или информирования, т.е. употребляются для решения задач внутри организации: органа власти, подраздения и др. В данном случае свойства оружия используются явно не по прямому назначению, а в силу необходимости заменяют средства коммуникации (связи и управления). Используя некоторые свойства оружия, можно решать служебные задачи: производя выстрел – звуком информировать о месте нахождения военнослужащего; делать целеуказания и др.

Представляется, что содержательно демонстрация оружия в себя включает:

а) демонстрацию с помощью слов и жестов намерений применить оружие, в случае непрекращения противоправных действий;

б) демонстрацию внешнего вида оружия и угрожающих действий оружием:

заряжание;

изготовление военнослужащего к стрельбе;

направление оружия в сторону правонарушителя;

наведение оружия на цель (прицеливание).

в) демонстрацию отдельных свойств оружия в целях привлечения внимания (предупредительные выстрелы):

выстрелы в воздух;

выстрелы в иную безопасную среду (воду, почву).

Обобщая вышеперечисленные суждения, представляется, что всю совокупность действий, совершаемых с оружия в служебных целях, можно представить в виде системы форм использования.

Системность использования оружия проявляется в том, что все формы-элементы во взаимодействии могут обеспечить эффективное решение оперативно-служебных и служебно-боевых задач, гарантируя соблюдение законности. Каждая из форм имеет свое содержание. Выбор сотрудником конкретной формы использования оружия зависит, от многих факторов, но прежде всего от поведения правонарушителя. Исходя из того, что действия с оружием влекут возникновение правоограничений, их допустимо назвать режимными. В.С. Новиков приходит к выводу, что правила, регламентируют «правовой режим своевременного и правомерного использования огнестрельного оружия с учетом особенностей и специфики их социально-полезной (служебной) деятельности»1. В зависимости от характера посягательства, на защищаемые должностными лицами отношения, избирается соответствующий режим использования оружия. Потенциально возможно в рамках одной развивающейся обстановки использование оружия в виде различных действий. От простого открытого ношения к демонстрации (активной) и затем к применению – таков возможный вариант последовательных действий представителя власти. Последовательность может быть не полной в случае, когда обстановка требует более активных и решительных действий. Принадлежность указанных действий к одной группе – использованию предполагает их тесную взаимосвязь. Жесткие границы, отделяющие одно действие с оружием от другого, практически отсутствуют. Ношение чрезвычайно близко по форме к демонстрации, но различается содержанием.

Существенным в познании сущности использования оружия является точка зрения Д.Н. Бахраха о том, что применять оружие имеют право «все служащие, которым выдается на законном основании огнестрельное оружие и которые наделены правом использовать его для пресечения проти­воправных деяний»1. Трансформируя мысль автора можно сказать: имеющий право использовать оружие, имеет право и применять его. То есть обладающий целым (правом использования оружия), обладает и частью (правом применения оружия). В целом же, вопрос актуален, особенно с учетом состояния нормативного регулирования. В практике имелись ситуации, когда военнослужащим выдавалось оружие для службы (ношение и демонстрация) без права его применения (патроны не выдавались).

Вышеперечисленные действия, относящиеся к использованию оружия, законодателем подробно не регламентированы, за исключением применения оружия. Частично регламентация иных, кроме применения форм использования оружия осуществляется ведомственными правовыми актами2.

Таким образом, под использованием следует понимать систему действий, совершаемых с оружием уполномоченными должностными лицами в форме ношения, демонстрации и применения, направленных на извлечение пользы из его свойств и качеств, с целью пресечения противоправного поведения. Сущность получаемой пользы заключается в том, что оружие подчеркивает государственно-властные полномочия должностных лиц и оказывают психологическое (устрашающее) либо физическое (болезненное, травмирующее, останавливающее) воздействие на людей, животных, транспортные средства. Данное воздействие является одним из проявлений управленческой деятельности представителей государственных органов. Следовательно, оружие помогают управлять поведением людей, и тем самым приносить пользу.

Представляется, что в нормативные правовые акты, предусматривающие право сотрудников носить, демонстрировать и применять оружие, необходимо внести изменения. Например, название главы 5 Федерального закона «О полиции» и всех статей в нее входящих, за исключением статьи 20 переименовать, заменив слово «применение» словом «использование», внеся соответствующие коррективы в содержание статей. Представляется важным в законе предусмотреть демонстрацию в качестве самостоятельной формы использования оружия. Способы демонстрации оружия можно определить в нормативных правовых актах военизированных структур, обладающих соответствующей компетенцией.
Библиографический список:

  1. Каплунов А.И. О понятиях «использование» и «применение» как элементах оборота оружия. 2003. №7.

  2. Князьков А.С. Применение и использование огнестрельного оружия сотрудниками милиции как мера административно-правового пресечения: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1998.

  3. Бязров С.Е. Уголовно-правовое регулирование правил применения оружия военнослужащими военно-полицейских формирований России. Издательство «Академия Естествознания». 2010//http://www.monographies.ru/79.

  4. Никитин А.В. Правовые символы. Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Нижний Новгород. 1999.



1 Российская газета. 2011. 8 февр.

2 Каплунов А.И. О понятиях «использование» и «применение» как элементах оборота оружия. 2003. №7; Князьков А.С. Применение и использование огнестрельного оружия сотрудниками милиции как мера административно-правового пресечения: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1998; К вопросу о понятиях «использование» и «применение» оружия в правоохранительной деятельности/С. И. Щербак//Право и государство. 2005. № 5.

1 С.Е. Бязров отмечает, что «При проведении монографического исследования автор испытывал недостаток официальных статистических данных о применении оружия военнослужащими внутренних войск». См. Бязров С.Е. Уголовно-правовое регулирование правил применения оружия военнослужащими военно-полицейских формирований России. Издательство «Академия Естествознания». 2010//http://www.monographies.ru/79. На отсутствие информации о случаях и результатах применения оружия в упраздненной уже Федеральной пограничной службе Российской Федерации указано в диссертационном исследовании, Щербак С.И. Теоретико-правовые аспекты использования и применения оружия и боевой техники в защите и охране сухопутных участков Государственной границы Российской Федерации. Дисс. канд. юрид. наук. М. 2002. С. 135.

1 Например, «Об употреблении оружия Пограничной стражей на Европейской границе» от 1829 года//ЦМ ФПС России. ДФ. Инв. ДНВ - 1229.

2 Аналогично только применение оружия предусматривают: Федеральный закон «О федеральной службе безопасности» от 30 июня 2003г.//СЗ РФ. 1995. №15. Ст.1269; Таможенный кодекс Российской Федерации от 28 мая 2003г.//СЗ РФ. 2003. №22. Ст. 2066; Федеральный закон «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации» от 6 февраля 1997г.//СЗ РФ. 1997. №6. Ст.711. Федеральный закон «О полиции» от 7 февраля 2011г.//Российская газета. 2011. 8 февр.

1 Толковый словарь русского языка» С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой под использованием предлагает понимать – «воспользоваться (пользоваться) чем-нибудь, употребление с пользой».

2 Словарь живого великорусского языка» Владимира Даля глагол «применять» употребляет в значении «прикладывать что-либо к чему-либо».

3 Каплунов А.И. Правовые и тактические основы применения милицией огнестрельного оружия. Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М. 1994. - С. 14

4 См. там же, с. 14.

5 Куц М.Т. «Основания и порядок применения огнестрельного оружия работниками ОВД»: Учебное пособие. - Киев. КВШ МВД СССР.1976. - С.51.

1 Новиков В.С. Применение огнестрельного оружия сотрудниками милиции по законодательству РФ: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М., 1996. С. 10.

2 Например, абзацы 3 и 4 ст. 35 закона Российской Федерации «О Государственной границе Российской Федерации».

1 Артамошкин М.Н., Сонжаревский А.Д., Динеко В.И. Правомерность применения оружия: Научный сборник МВД СССР. - 1991. - №4. - С.21.

2 Кондрашев Б.П., Соловей Ю.П., Черников В.Б. «Внимание: оружие!» Правовые основы применения огнестрельного оружия сотрудниками российской милиции. - М.; Интердетектив. 1992. - С.14.

3 Щербак С.И. Теоретико-правовые аспекты использования и применения оружия и боевой техники в защите и охране сухопутных участков государственной границы Российской Федерации. Дисс. канд. юрид. наук. наук. Москва, 2002.

1 Приказ Министра безопасности Российской Федерации от 31 августа 1992 года № 252 «Об утверждении Временной инструкции «О порядке выдачи, хранения, ношения, применения (использования) сотрудниками-военнослужащими федеральных органов государственной безопасности личного табельного оружия»//Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств Российской Федерации. 1993. № 2.

2 Фетисов М.Г. Проблемы уголовно-правового обеспечения безопасной деятельности сотрудников органов внутренних дел. Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Ростов-Дон, 2000. - С. 28.

3 Никитин А.В. Правовые символы. Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Нижний Новгород. 1999. - С. 13.

4 См. там же.

1 Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка, 2-е издание. «Азъ». - М.: 1995.

2 Приказ Главнокомандующего Пограничными войсками Российской Федерации от 8 ноября 1994 года №330.

1 Постановление №4 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 апреля 1992 г. О судебной практике по делам об изнасиловании / Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. – М.: «Спарк», 1995. - С. 538.

2 Теория государства и права. Курс лекций/ Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – М.: Юристъ, 1997. - С.422.

3 Бабаев В.К., Баранов В.М. Общая теория права: Краткая энциклопедия. - Н.Новгород, 1997. - С.74.

1 Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. - Спб., 1898. - Т.2. - С. 644.

1 Новиков В.С. Применение огнестрельного оружия сотрудниками милиции по законодательству РФ: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М., 1996. - С. 11.

1 Бахрах Д.Н. Административная ответственность: Учебное пособие. – М., 1999. - С. 18.

2 Приказ МВД РФ от 17 ноября 1999 г. № 938 «Об утверждении Инструкции о порядке выдачи табельного боевого ручного стрелкового оружия, боеприпасов и специальных средств сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации на постоянное хранение и ношение».




Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Применяют или используют оружие представители власти? iconФрезерные станки с числовым программным управлением (чпу)
В конструкциях станков с чпу используют короткие кинематические цепи, что повышает статическую и динамическую жесткость станков....

Применяют или используют оружие представители власти? iconЭлектростимуляция
Имуляции используют экспоненциаль­ные или прямоугольные токи в виде одиночных импульсов или серии импульсов с паузами между ними,...

Применяют или используют оружие представители власти? iconПрокаччи Дж. История итальянцев. Москва. Весь мир Кон И. Бить или не бить?
Ледяев В. Социология власти. Теория и опыт эмпирического исследования власти в городских сообществах. Москва. Ид вшэ

Применяют или используют оружие представители власти? iconПрограмма церемонии открытия: • приветствие гостей; • просмотр ролика...
Участники: организаторы и партнеры детского благотворительного кинофестиваля, известные деятели киноискусства, представители администрации...

Применяют или используют оружие представители власти? iconКалендарно-тематическое планирование 10 класс
Составление вопросов депута­ту или представителю власти во время экскурсии в органы влас­ти или местного самоуправле­ния

Применяют или используют оружие представители власти? iconНас такое мероприятие впервые проводится, опыта пока еще нет, но...
И у нас здесь присутствуют представители органов управления дорогами и территориальными, и федеральными, представители подрядных,...

Применяют или используют оружие представители власти? iconПлан лекции Назначение арматуры в железобетонных конструкциях; Классификация арматуры
В ряде случаев арматуру применяют для усиления бетона сжатой зоны изгибаемых элементов, а также сжатых элементов с малыми или случайными...

Применяют или используют оружие представители власти? iconКакое правило используют художники при изображении комнаты?
Произведение декоративного искусства, выполненное из цветного стекла или другого пропускающего свет материала

Применяют или используют оружие представители власти? iconСейфер М. Абсолютное оружие Америки /Пер с англ. Е. Моисеевой
Абсолютное оружие Америки /Пер с англ. Е. Моисеевой. – М.: Эксмо, Яуза, 2005. – 672 с

Применяют или используют оружие представители власти? iconКурсовая работа по дисциплине экономическая теория
Охватывает несколько стран или регионов. К примеру, удорожание нефти отразится практически на всех странах, которые ее активно используют...



Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
top-bal.ru

Поиск