Доклад по материалам Сети «Миграция и Право»






НазваниеДоклад по материалам Сети «Миграция и Право»
страница1/18
Дата публикации08.02.2015
Размер2.07 Mb.
ТипДоклад
top-bal.ru > Право > Доклад
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
О ПОЛОЖЕНИИ ЖИТЕЛЕЙ ЧЕЧНИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
июнь 2003 г. — май 2004 г.



Доклад по материалам Сети «Миграция и Право», Правозащитного центра «Мемориал» и Комитета «Гражданское содействие»
29.06.2004




Ганнушкина Светлана Алексеевна (Председатель Комитета "Гражданское содействие", Руководитель Сети «Миграция и Право» ПЦ «Мемориал», Член Комиссии по правам человека при Президенте РФ)




Правозащитный центр «МЕМОРИАЛ»
Сеть «Миграция и Право»


С.А.Ганнушкина

О положении жителей Чечни
в Российской Федерации

июнь 2003 г. — май 2004 г.
Москва
2004

Осуществляется на средства Управления Верховного Комиссара ООН по делам беженцев

По материалам Сети «Миграция и Право», Правозащитного Центра «Мемориал» и Комитета «Гражданское содействие»


С.А. Ганнушкина — руководитель Сети «Миграция и Право»,
председатель Комитета «Гражданское содействие»


В составлении доклада принимали участие:
И.Золотаревская,
А. Барахоев,
Е. Буртина,
Е. Рябинина,
Л. Симакова
Ш. Тангиев


Сеть «Миграция и Право» Правозащитного центра «Мемориал», включающая 56 пунктов бесплатной правовой помощи вынужденным мигрантам, 5 из которых находятся в Чечне и Ингушетии (www.refugee.memo.ru)
В Москве юристы Сети «Миграция и Право» работают на базе благотворительного Комитета помощи беженцам «Гражданское содействие» (www.refugee.ru).

СОДЕРЖАНИЕ

I. Введение

II. Рост ксенофобии в России. Дискриминация этнических меньшинств

III. Положение внутриперемещенных лиц и жителей

Чеченской Республики на ее территории

IV. Положение жителей Чечни в Республике Ингушетия

V. Положение жителей Чечни в регионах России

VI. Положение чеченцев в столичном регионе

VII. Уголовные дела по фальсифицированным обвинениям

VIII. Заключение

IX. Приложения
Приложение 1. Чеченцы в армии
Приложение 2. Опасный симптом. О похищениях и преследованиях
женщин в Чеченской Республике. Январь 2004 г.
Приложение 3. «Добровольная сдача» Магомеда Хамбиева
Приложение 4. Миграционная ситуация в Гудермесском районе
Приложение 5. Задержание и убийство восьмерых жителей
с. Дуба-Юрт Шалинского района
Приложение 6. Запрос Генеральному Прокурору РФ по делу Т.Р. Хамбулатова
Приложение 7. Бомбардировка хутора Ригахой — убиты мирные жители
Приложение 8. Попытка судебной защиты лиц, снятых с учета
Приложение 9. Отчет о поездке Комиссии по правам человека при Президенте РФ в РИ и ЧР, 28-29 января 2004 г
Приложение 10. Эскалация насилия в Ингушетии, Март 2004
Приложение 11. Насилие в Ингушетии, Июнь 2003
Приложение 12. Запрос Генеральному Прокурору РФ по делу Р.Б. Оздоева
Приложение 13. О положении жителей Чечни в Санкт-Петербурге.
Приложение 14. Жалоба З.Г. Куразовой на незаконное привлечение к уголовной ответственности ее сына Р.З. Айдамирова
Приложение 15. Интервью с Никитой Петровичем Дмитриенко
Приложение 16. Заявление С.Ганнушкиной о возможности депортации чеченцев в Россию
Приложение 17. Ответ Главного военного прокурора на запросы о семье Дадаевых и Тимуре Хамбулатове


^ I. Введение
Предлагаемый нами доклад представляет собой продолжение изданных в 2002 г. и 2003 г. докладов Правозащитного центра «Мемориал» о положении жителей Чеченской Республики в России.1
Вновь обращаясь к этой теме, мы, однако, несколько расширили ее, в доклад введены два новых раздела.
Один из них посвящен общим тенденциям роста ксенофобии и расизма в России. Коснуться этих явлений в российском обществе мы сочли необходимым потому, что они создают атмосферу, отражающуюся на всех сторонах жизни жителей Чечни, оказавшихся за пределами ее территории. Вследствие роста ксенофобии в обществе дискриминация этнических меньшинств, в частности перемещенных внутри страны лиц (ВПЛ), становится обыденной, принимаемой как норма. Жертвы дискриминации перестают бороться с отказами в регистрации, приеме на работу и образовательные учреждения, найме жилья и т.д. К сожалению, представители власти не только не дают соответствующей оценки ставшим обычными в России проявлениям ксенофобии, фашистским выходкам и прямым преступлениям на этнической и расовой почве, но достаточно часто своими высказываниями и действиями провоцируют националистические настроения, способствуют созданию образа врага. Многие политики и поддерживающие их СМИ прямо и безнаказанно занимаются разжиганием межнациональной розни. Судебная власть старается скрыть преступления, совершенные на расовой почве, суды практически не используют соответствующую квалификацию преступлений, покрывают преступников, жертвами которых стали беженцы, трудовые мигранты и ВПЛ. Разумеется, в нашем докладе мы не в состоянии полноценно раскрыть эту тему.2 И все же нам бы хотелось привлечь всеобщее внимание к явлению, которое приняло угрожающие масштабы, выводящие Россию из числа стран, безопасных как для внешних, так и для внутренних мигрантов.
Второй, дополнительный по сравнению с предыдущими докладами, раздел описывает положение жителей Чеченской Республики (ЧР), возвратившихся или не выезжавших с ее территории. В рамках предыдущих докладов мы не затрагивали эту тему, поскольку до сих пор ни у кого не могло быть сомнения в том, что эта территория никоим образом не может считаться безопасной. Однако с осени 2003 г., после прошедших в Чеченской Республике президентских выборов, занявший должность президента ЧР Ахмад Кадыров и его окружение при поддержке федеральной власти преумножили свои усилия по возвращению жителей Чечни на ее территорию. Правозащитникам не удалось, как это получилось осенью 2003 г., отстоять палаточные лагеря в Ингушетии, большинству их жителей не была предоставлена реальная альтернатива возвращению в ЧР. Оказывая давление на ВПЛ с целью добиться их возвращения, власти утверждают, что в Чечне наступила мирная жизнь, выплачиваются компенсации, идет активное строительство и восстановление жилья. Более того, Ахмад Кадыров назвал всех, кто отказывается возвращаться, ваххабитами, и обвинил их в связях с Асланом Масхадовым, которому он объявил джихад. Численность населения Чечни по официальным данным все увеличивается, число погибших и гибнущих скрывается или занижается властями.
Согласно переписи населения 2002 г., в ЧР проживал 1 миллион 88 тысяч жителей. В то же время сотрудники Датского Совета по беженцам провели в Чечне подворный обход для определения потребности в гуманитарной помощи и насчитали около 600 тысяч жителей.
Анализ, проведенный на основании официальных данных Александром Черкасовым, сотрудником программы «Горячие точки», членом Совета ПЦ «Мемориал», показал, что человеческие жертвы в Чечне пропорционально сравнимы с теми, что понес советский народ во времена сталинского террора. Черкасов пишет:
«В 1937–1938 гг., в период большого сталинского террора, сотрудники НКВД приезжали по ночам, арестовывали людей, после пыток и пародии на суд их расстреливали, а родственникам говорили: они-де осуждены на десять лет дальних лагерей без права переписки. Таким образом исчезли сотни тысяч человек. Всего в годы большого террора были казнены около семисот пятидесяти тысяч из примерно ста семидесяти миллионов тогдашнего населения Советского Союза — сорок четыре на десять тысяч жителей.
Сегодня, 65 лет спустя, в Чечне по ночам на бронетранспортерах приезжают вооруженные «федералы» в масках, увозят людей — и те «исчезают». Во всех официальных структурах отрицают свою причастность к их задержанию. Иногда родственники потом находят тела «исчезнувших» со следами жестоких пыток. Впрочем, чтобы исключить опознание, во многих случаях тела взрывают.
Сколько человек «исчезло» таким образом, точно никто не знает. По сведениям российской прокуратуры, на январь 2003 г. — более 1660, а согласно данным Комиссии по розыску пропавших без вести при правительстве Чечни — свыше 2800. Ни Администрация Кадырова, ни российская прокуратура не заинтересованы в завышении числа пропавших. Пересчет «на советский масштаб» дает сорок шесть исчезнувших на десять тысяч жителей.
Включив в предлагаемый доклад раздел о сегодняшнем положении жителей Чечни, нам хотелось предупредить доверчивых потребителей информации о том, что большинство российских СМИ, говоря о намечающемся процветании Чечни, к сожалению, вводят их в заблуждение.
Тем не менее, люди действительно возвращаются в Чеченскую Республику, это не мощный поток, как хотелось бы власти, но постоянно набирающий силу ручей. Чем объяснить это движение и почему с 1994 г. многие жители так и не покидали Чечни? Попробуем ответить на этот вопрос.
Сеть «Миграция и Право» состоит уже из 56 консультативных пунктов в разных регионах России, 4 пункта расположены в ЧР. «Если бы у нас была тысяча долларов на человека, — говорят нам наши посетители в Москве — мы оформили бы паспорт, купили визу и уехали в Европу».
«Если бы у нас было несколько тысяч рублей, мы уехали бы из этого лагеря и попробовали найти работу в каком-нибудь городе России», — говорят нам в Ингушетии уставшие от бездействия люди.
«Если бы у меня было 20 рублей, — говорит на пороге развалин своего дома житель горного села перед видеокамерой известного миротворца, нашего сотрудника Виктора Попкова, погибшего в Чечне в 2001 г., — я уехал бы в Ингушетию, в лагерь для беженцев». Хозяин только что похоронил своих погибших близких прямо около их разрушенного дома. Он с семьей ни дня не оставался бы в селе, если бы было во что одеть детей, на чем выехать, и немного денег — по 10 рублей на человека, чтобы пройти блокпосты.
Благополучное сознание отказывается представить, что в пределах одной страны невозможно переехать в менее опасный регион даже на расстояние в 100–150 км. У тех, кто остался в Чечне, совсем нет денег, и нигде в других субъектах федерации (за единственным исключением) не был организован прием жителей Чечни, не созданы приюты, где они могли бы хоть на короткое время получить ночлег и пищу.
Бежавшим из Чечни рассчитывать приходилось только на свои силы да на родственников, которые помогали с жильем и кормили столько времени, сколько могли. Продержавшись несколько лет, истощив полностью свои ресурсы и возможности родных и друзей, потеряв после террористических актов даже самую непрестижную работу (многие по нескольку раз), разуверившись в надежде получить государственную помощь, некоторые чеченские семьи возвращаются к родному пепелищу. Они делают это, хорошо зная положение там, понимая, что рискуют жизнью своих детей. Немало таких, решившихся, уезжают обратно, недосчитавшись кого-то из членов семьи или получив тяжелые ранения. В Чечне молодые мужчины оказываются на подозрении как возможные бойцы вооруженных формирований. Им особенно опасно возвращаться, многочисленны случаи их похищения и бессудных расправ. Казалось бы, молодые чеченцы, идущие на службу в российскую армию, должны быть избавлены от подозрений в нелояльности и заслуживают поддержки, однако на деле служба часто оканчивается для них трагедией (Приложение 1).
В последнее время не меньшая опасность угрожает и женщинам из-за их предполагаемой причастности к подготовке террористических актов. Кроме того, задержание женщин используется как способ заставить сдаться полевых командиров, состоящих в родстве с задержанными. Однако выхода нет, нужда и отчаяние гонят людей туда, где их жизни угрожает ежедневная и ежечасная опасность (Приложения 2 и 3).

В России была единственная республика, где чеченцы могли жить, не оглядываясь каждую минуту, нет ли рядом сотрудника милиции, не ожидая выселения из жилья, отказа в работе. Это Республика Ингушетия, трудоизбыточная, небогатая, почти удвоившая свое население от притока ВПЛ. На ее территории строились палаточные лагеря, спонтанно возникали места компактного поселения (МКП). Помещения заводов, ферм, даже птичник — все приспосабливалось под жилье для бегущих из Чечни людей. Власти РИ не препятствовали ВПЛ, не имеющим регистрации по месту жительства, не только занимать рабочие места, но и открывать свой небольшой бизнес. Несколько таких минипредприятий: ателье, парикмахерских, ремонтных мастерских — было организованно при помощи неправительственной организации «Немецко-русский обмен», многие образовались без всякой поддержки со стороны. Все правовые и традиционные механизмы использовались для того, чтобы между приезжими и местным населением не возникли конфликты. Только поддержка Ингушетии и гуманитарная помощь международных организаций, в первую очередь УВКБ ООН, Датского Совета по беженцам, чешской организации «Человек в беде», позволили выжить в бесчеловечной бойне сотням тысяч чеченцев.
Однако за 2003 г. Ингушетия перестала быть островом безопасности для жителей Чечни. На ее территории с конца 2002 г. постоянно проводил агитацию за возвращение Комитет по делам беженцев Правительства ЧР. Наивными предложениями вернуться, «потому что руководству ЧР стыдно перед соседями за своих граждан, не желающих жить дома», дело, разумеется, не ограничивалось. Агитация сопровождалась угрозами и доносительством на тех, кто якобы не живет в лагере, но на кого получает гуманитарную помощь миграционная служба РИ, которая под давлением вынуждена была снимать с учета жителей лагерей. Постепенно на территорию Ингушетии распространились все ужасы чеченской жизни: похищения людей, «зачистки» в палаточных лагерях и населенных пунктах, незаконные задержания. Более того, было искусственно создано политическое противостояние между РИ и ЧР, питаемое неуважительными высказываниями руководства Чечни о соседях. Создавая обстановку опасности и постоянного напряжения, власти добивались возвращения жителей в ЧР.
Параллельно с принуждением ВПЛ в качестве соблазна предлагалось в первоочередном порядке выплатить компенсацию за разрушенное жилье и имущество, что на деле не только не было, но и не могло быть выполнено, поскольку, в соответствии с принятым порядком выплаты компенсаций, право на нее имеет не более третьей части населения Чечни. При этом темпы выплат таковы, что процесс затянется на многие годы. На апрель 2004 г. только 1,5 тысячи семей из 55 тысяч, подавших заявления, получило компенсацию. Очередность выплат нарушается, взяточничество процветает.
Если вынести за скобки обсуждения основную проблему — проблему безопасности, главным становится вопрос организации возвращения. Его можно было решить, проведя поэтапное переселение жителей, которое, возможно, и затянулось бы на длительный срок, но проходило бы естественным образом по мере восстановления жилого фонда. Подготовленные в Чечне пункты временного размещения (ПВР) могут принять по самым щедрым оценкам не более 35 тысяч людей. Разумно было бы заполнить их возвращающимися, выплатить им компенсацию и помочь восстановить свое жилье или выделить в восстанавливаемом жилом фонде. Только после этого на освобождающиеся места можно расселять следующую партию ВПЛ, желающих вернуться в Чечню. Тем же, кто не решается вернуться, должны быть подготовлены альтернативные места расселения в других регионах. Ничего подобного не происходит, возвращение производится в авральном порядке. Семьи, получившие уведомление о праве на получение компенсации, как правило, изгоняются из ПВР, в которых числится и стоит на довольствии в полтора раза больше людей, чем может реально разместиться. Остальные ютятся в развалинах разрушенного жилья, бесплодно ожидая освобождения комнат в ПВР, жильцами которого они считаются. Что же касается альтернативной возможности расселиться вне Чечни, то она предоставляется только в Ингушетии, мест для желающих недостаточно, и все они — только во временных постройках, из которых так или иначе людям придется уезжать.
Приведенные в предлагаемом докладе факты вынуждают сделать следующие выводы.
— Государство не имеет программ ни планового переселения ВПЛ в Чечню, ни обустройства их в других регионах России.
— Возвращение нельзя назвать добровольным, поскольку проблема безопасности стоит в Чечне очень остро для всех ее жителей. В день, когда пишутся эти строки, 9 мая 2004 г., был убит Президент ЧР Ахмад Кадыров.
— Условий для самостоятельного решения своих проблем у жителей ЧР нет ни в отношении безопасности, ни в экономическом отношении. При этом речь идет не о более или менее высоком уровне жизни, а о возможности выживания.
Остается еще одна небольшая группа жителей ЧР. Это те, у кого сохранились какие-то ценности, кто, сумев занять или ценой величайшего напряжения заработать деньги, вырывался на Запад, рассчитывая получить убежище. Но вместо сочувствия их встречает недоверие, подозрение в террористических наклонностях и, в прямом смысле, сводящая с ума бесконечная процедура определения статуса. Уезжающие знают это, но едут, собрав последние силы, надеясь обеспечить своим детям безопасность, по крайней мере, на некоторое время.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconПрофессиональная (трудовая) миграция в России. Анализ и прогноз
Такой точки зрения придерживаются некоторые социологи. Миграция здесь понимается как окончательное переселение, исключая временные...

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» icon-
Сеть «Миграция и Право» Правозащитного центра «Мемориал», включающая 56 пунктов бесплатной правовой помощи вынужденным мигрантам,...

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconПрограмма учебной дисциплины «Административно-правовые процедуры»
Изучение курса базируется на следующих дисциплинах: Теория государства и права; Конституционное право; Административное право; Гражданское...

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconКонкурс статей и эссе “Миграция и интеграция мигрантов в Европе и...
Объявлен пятый конкурс статей и эссе на тему “Миграция и интеграция мигрантов в Европе и России”. Дедлайн 24 сентября 2012 года

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconДоклад о промышленной политике Российской Федерации
Предыдущий доклад, носящий название «Цели, методы и меры промышленной политики Российской Федерации» был утвержден Комитетом по промышленной...

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconДоклад Сутягиной И. В. «Духовно-нравственное воспитание в учреждениях...
Опубликован в сборнике научных статей по материалам Международной очно-заочной научно-практической конференция «Культура и искусство:...

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconОбязательное предложение как способ защиты прав и интересов акционеров...
Специальность 12. 00. 03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconПрограмма кандидатского экзамена по специальности 12. 00. 03 Гражданское...
Программа кандидатского экзамена по специальности 12. 00. 03 – Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное...

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconПрограмма содержит темы курсов «Финансовое право России и зарубежных стран»
В аспирантуру по специальности 12. 00. 04 Финансовое право; налоговое право; бюджетное право

Доклад по материалам Сети «Миграция и Право» iconТематическое планирование кружка «Юный правовед»
Происхождение государства и права. Право древнего мира. Право средневековой Европы. Становление права нового времени. Развитие права...



Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2018
контакты
top-bal.ru

Поиск